Арнольд Шварцнеггер прибыл в Москву из будущего, как киборг из фильмов про «Терминатора». Он прибыл из будущего, потому что будущее – это именно то, что зарождается в умах и лабораториях калифорнийской Кремниевой долины, где сосредоточены все лучшие достижения наукоемких технологий мира. Именно пример Кремниевой долины вдохновил российское руководство на создание собственного научного центра по разработке новых технологий.

Инновационный центр называется Сколково и потребует капиталовложения в размере от 4,4 до 4,8 миллиардов евро, заявил вчера журналистам российский алюминиевый магнат и координатор проекта Виктор Вексельберг. Оставалось всего лишь несколько минут до появления Шварцнеггера в конференц-зале Московской школы управления, расположенной на территории будущего Иннограда. Сколково представляет из себя самый крупный научно-технологический проект со времени распада Советского Союза, направленный на диверсификацию экономики и ее переориентацию с преимущественного экспорта нефти и газа на развитие наукоемких технологий.

Спустя двадцать лет после краха советской системы Россия вознамерилась восстановить свой научный потенциал и пригласила Шварцнеггера на строительные площадки Сколково, чтобы он благословил ее рывок в будущее. Инновационный центр занимает центральное место в широко разрекламированных планах «модернизации» российского президента Дмитрия Медведева, сторонника новых технологий и активного пользователя социальных сетей.

«Это великий мечтатель», так охарактеризовал Медведева губернатор Калифорнии во время круглого стола, за которым собрались представители головных предприятий Кремниевой долины (Google, Intel o Microsoft) и российская делегация во главе с Виктором Вексельбергом (в 2004 году этот олигарх прославился тем, что в 2004 году приобрел, не торгуясь, набор яиц Фаберже из коллекции Императорского Дома Романовых до того, как они были выставлены на аукционные торги, а затем передал их музеям московского Кремля).

На пальцах Шварцнеггера красовались два перстня, от которых не отказался бы Тутанхамон, а наручные часы были такого размера, что вполне подошли бы роботу-полицейскому из одноименного фильма. Едва появившись, он открыл бутылку с газированной минералкой, которую принес с собой. Вода брызнула и попала ему на рубашку. После этого Шварцнеггер перешел к делу и, касаясь будущих капиталовложений, сказал, что «Сколково будет полезен для Калифорнии и для России (именно в этой последовательности).

В кулуарах здания представители какого-то предприятия пытались воспользоваться моментом, чтобы показать всем «карманную лабораторию»: аппарат, позволяющий определить состав таблеток и медикаментов с помощью спектрального анализа. «Никак не могу понять его полезность», засомневался один из членов калифорнийской делегации.

Российские власти признают, что российской науке, которая всегда славилась своими умами (достаточно полистать учебник истории математики, чтобы в этом убедиться), до сих пор не наладила коммерческое использование своих достижений.

Для претворения в жизнь своего масштабного плана, руководство страны намеревается создать течение, обратное утечке мозгов, и привлечь в Сколково иностранных ученых и предпринимателей. Все это, разумеется, вступает в противоречие с теми достижениями, которых добился СССР, когда был замкнутым государством и находился в конфронтации с Западом.

Близорукая и наивная, советская наука эксплуатировала талантливых ученых ради одной цели: доказать с помощью пробирок, ракет и уравнений третьей степени превосходство социализма над капитализмом.

Посетив Москву в 1957 году, Габриэль Гарсия Маркес (Gabriel García Márquez) написал, что «советские рабочие были убеждены, что они изобрели множество вещей, которые уже долгие годы являются предметами повседневного пользования на Западе». И с иронией предупреждал: «если какой-нибудь западный турист встретит в Москве нервного молодого человека с взъерошенными волосами, который будет утверждать, что он изобрел электрический холодильник, не следует считать его аферистом или сумасшедшим. Вполне возможно, что этот юноша действительно изобрел у себя дома электрический холодильник, намного позже того, как он стал товаром повседневного пользования на Западе».

В современном глобализованном мире, насквозь прошитом компьютерными сетями, когда танки Красной Армии уже не тянут за собой телегу советской науки, дискуссия по вопросу Сколково сводится к вопросу копирования или создания новых технологий. «Запад добился серьезного прорыва в разработке новых технологий. Если мы будем начинать с нуля, то не догоним их», сказал на прошлой неделе Михаил Абизов, директор крупнейшей российской проектной фирмы E4 Group, во время беседы с сторонниками создания Иннограда. С его позицией преимущественной закупки технологий не согласен заместитель главы Администрации президента Владислав Сурков. «Не надо ничего копировать. Единственное, чего мы добьемся, так это того, что сделаем хуже», заверил он.

«Будущее начинается сегодня» - этот лозунг можно прочитать на буклетах Школы управления Сколково, расположенной в Можайском районе к западу от Москвы. Колоссальное здание, состоящее из нескольких блоков прямоугольной формы, опирающихся на круглое основание, чем-то напоминает архитектуру советской эпохи. Как и сам проект, страдающий, согласно утверждениями его критиков, утопизмом и дон-кихотством.

Вооружившись передовыми технологиями, Россия намеревается восстановить передовые позиции в научных исследованиях, утерянные после технологического застоя 70-х годов и перестройки. И делает это в силу все тех же утопической убежденности, которая в 50-е и 60-е годы позволила советской космонавтике достичь впечатляющих успехов: в 1957 году в космическое пространство были запущены первый в мире искусственный спутник Земли и собака Лайка, а в 1961 году в космос отправился первый человек, гражданин СССР Юрий Гагарин.

В июне этого года Медведев посетил Кремниевую долину. После того, как Шварцнеггер тогда распрощался с российским президентом, прошло не более трех летних месяцев, когда на западную часть России обрушились аномальная жара и массовые лесные пожары, приведшие к катастрофическим последствиям. В этот же период разразился шпионский скандал, в ходе которого была раскрыта и выдворена из США агент российских спецслужб Анна Чапман. Фотографиями рыжей шпионки пестрели обложки всех ведущих газет и журналов (теперь она работает в российском банке, связанном с космической промышленностью).

Поспешность, с которой калифорнийский губернатор нанес ответный визит Медведеву, свидетельствует о заинтересованности научных и деловых кругов США в участии в проекте строительства Иннограда. Отец российской приватизации периода 90-х, а ныне глава Корпорации нанотехнологий (РОСНАНО), Анатолмй Чубайс заявил вчера, что Россия ожидает конкретных шагов по осуществлению ряда американских проектов в этой области на сумму в миллиард долларов.

Арнольд Шварцнеггер входит своей характерной походкой Терминатора с каменным выражением лица в один из корпусов российского научного комплекса, расположенного в окрестностях Москвы. В конце 80-х годов подобную фразу можно было бы прочитать в аннотации на видеокассете формата VHS с типичной кинолентой периода холодной войны «Красный полицейский» (1988), где актер австрийского происхождения играл советского милиционера. Именно для того, чтобы освежить воспоминания о том времени, когда шли съемки этого кинофильма (первой американской картины такого рода, которую разрешили снимать на Красной Площади), Шварцнеггер в воскресенье спустился в московское метро и проехался в битком набитом вагоне от станции «Театральная» до «Новокузнецкой».

«Мы теперь рассматриваем Россию не как врага, а как друга», сказал Шварцнеггер, которого Медведев в своей загородной резиденции Горки прокатил на автомобиле «Чайка», реликвии советской автомобилестроительной промышленности.

Помимо того, что Медведев добавил микроблог Шварценеггера в друзья, а губернатор Калифорнии ответил ему взаимностью, глава российского государства предоставил ему в распоряжение свой спортивный зал и полушутя предложил занять место мэра Москвы, освободившееся после внезапного смещения Юрия Лужкова.

Взаимопонимание между двумя высокими руководителями было настолько полным, что вышло за рамки научных проблем. Во время организованного в Сколково круглого стола бывший актер нашумевших фильмов обратился к прошлому и напомнил о Форт Россе, основанном русскими в Калифорнии (1812-1841). Как рассказал Шварценеггер, однажды в Сан-Франциско вспыхнул пожар, и российские моряки оказали помощь в тушении огня. Брызнувшая на рубашку Шварценеггера российская минеральная вода была наглядным свидетельством той исторической привязанности, которая жива и по сегодняшний день.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.