«Ты живой и … даже поправился!» - я не смогла сдержать удивления, когда мы встретились в кулуарах «Форума 2000», и я нетактично посмотрела на чуть выступающий живот своего друга из Москвы. Саша Черкасов улыбнулся и предпочел не останавливать взгляд на моих пропорциях. Он ответил: «Я тоже каждое утро снова и снова не могу в это поверить».
 
Этот человек числится сразу в нескольких списках осужденных на смерть. Его не любят чеченские  коллаборационисты, криминальный мир и, главное, российские спецслужбы, которые он и в России, и за границей обвиняет во всевозможных грехах. Например, в том, что с 4-го по 16-е сентября 1999 года они взорвали пару московских многоэтажек, и все представили так, что 224 погибших якобы на совести чеченских повстанцев.
 
Немногие сегодня в России могут отважиться громко кричать то, что большинство из нас думает: этот кровавый театр тогда режиссировали с очень высоких позиций, и последнее слово было за опытным кагэбэшником, президентом, сегодня премьером Владимиром Путиным. Некоторые периодически позволяли себе указывать на следы, ведущие, скорее, на Лубянку (раньше штаб-квартира КГБ, теперь ФСБ), а не в горы Кавказа, но таких отважных быстро заставляют молчать.

Например, Литвиненко. Бывший агент российских спецслужб, который не промолчал, что государственные органы вместо того, что защищать своих граждан, используют их как приманку или как доказательства в своих подуманных политико-криминальных играх. У Литвиненко были доказательства, что дома взорвала именно ФСБ. Он предусмотрительно сбежал в Великобританию, но его коллеги разозлились сильно и отправили ему посылку с радиоактивным плутонием. Литвиненко уже никому ничего не докажет. Он умирал со страшными болями, с сознанием того, что, возможно, та же учесть ждет всю его семью, его друзей, любого, кто позволит себе сказать лишнее.

Как Саша Черкасов. Член совета российского правозащитного центра «Мемориал», придира, ворчун и еще, наверное, самый смелый человек, которого я знаю. Его острый язык работает постоянно. И хотя на телевидение его не пускают, и он публикуется только в маргинальных, оппозиционных изданиях, предназначенных для горстки интеллектуалов, его высказывания разоблачают.

Он бы с удовольствием отправил за решетку всех - от Путина до российских генералов, чеченских полевых командиров и нескольких депутатов самых разных парламентов, российского и некоторых западных (молчать о преступлении – то же самое, что совершить его, говорит он). И он знает, что уже не только на Кавказе и в России, но и по всей Европе работают «эскадроны смерти» (банды головорезов, финансируемые и управляемые президентом Чечни Кадыровым с молчаливого согласия его личного друга премьера Путина). Еще он знает, что за убийствами его коллег и подруг, Анны Политковской и Натальи Эстемировой, стоят не какие-то простые уголовники, а, скорее всего, оооочень высокопоставленные лица… Лучше я не буду называть имен. Я свою жизнь люблю больше, чем Саша Черкасов свою.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.