На прошлой неделе лидеру российской оппозиции Михаилу Касьянову задали в Вашингтоне хороший вопрос.

Г-н Касьянов когда-то был премьер-министром при президенте Владимире Путине. Когда 19 октября он встретился в Фонде Маршалла (German Marshall Fund) с журналистами и специалистами по России, его спросили, что подтолкнуло его стать премьер-министром ... и как он понял, что Россия движется в неправильном направлении.

Его ответ говорит о загадочном г-не Путине, сейчас занявшем бывшее кресло Касьянова и ставшем премьер-министром при президенте Дмитрии Медведеве, столь же много, сколь и о самом откровенном Касьянове, ставшем одной из главных фигур в российской оппозиции.

Касьянов объяснил, что вовремя президентских выборов 2000 года они с Путиным заключили сделку. Касьянов, соглашаясь стать премьером, хотел, чтобы Путин поддержал масштабные структурные реформы – в частности пенсионную и бюджетную. Путин на это согласился, потребовав взамен, чтобы Касьянов не заходил на его территорию – не вмешивался в отношения с регионами и губернаторами, а также в дела спецслужб (Путин раньше возглавлял российскую службу безопасности, наследницу КГБ).

Сначала все шло хорошо, но потом Путин начал давить на российский крупный бизнес – в частности арестовал в октябре 2003 года Михаила Ходорковского – одного из самых богатых людей в России, угрожавшего политическому статус-кво. Затем зимой 2004 года были прекращены поставки российского газа в соседнюю Белоруссию, которой управляет авторитарный Александр Лукашенко.

«В Минске было минус двадцать пять градусов, а Путин приказал прекратить поставки», - вспоминает Касьянов. Отключение, связанное со спором по поводу владения трубопроводом и цен на газ, также сказалось на Германии и Польше. - Мне звонили все премьер-министры Центральной Европы». «Путин просто сказал мне, что Лукашенко его не уважает. И это послужило причиной для того, чтобы отключить газ миллионам покупателей», - говорит бывший премьер-министр.

Осенью случился захват заложников в Беслане, в итоге которого погибли 300 человек, в том числе дети. Результатом этого стала «политическая реформа», заменившая избранных региональных губернаторов назначенными Путиным.

«Я пришел к нему и сказал: «Я больше не могу работать с Вами и Вашим правительством…» Он ответил: «Вы делаете ошибку. Если к Вам придет налоговая полиция, и у Вас будут проблемы, звоните мне. Но только лично мне».

Налоговая полиция действительно пришла. Также, когда Касьянов в 2008 году баллотировался в президенты, его преследовали молодчики из прокремлевских молодежных организаций. Он собрал больше тех 2 миллионов подписей, которые были необходимы для регистрации, однако в итоге путинские бюрократы так и не зарегистрировали его кандидатуру. После этого молодежные организации оставили его в покое.

«Путин верит, что все на свете можно купить, - говорит Касьянов. Кроме того, как бывший сотрудник КГБ он верит в необходимость железной иерархии. Когда недавно российский президент Дмитрий Медведев отправил в отставку лояльного Путину московского мэра Юрия Лужкова, многие в России и за ее пределами сочли, что относительно либеральный Медведев начал проявлять независимость.

Однако, по мнению Касьянова, Путин просто избавлялся от рискованных политических отношений, нарушавших командную цепочку. Лужков был ниже рангом и поэтому должен был уйти. Как бы ситуация иногда ни выглядела, Медведев не намерен порывать с Путиным – он просто путинский «старший помощник».

Разумеется, все это только точка зрения одного человека. Не стоит забывать, что Касьянова прозвали «Мишей-два процента» за откаты, которые он якобы брал, когда работал министром финансов при президенте Борисе Ельцине – сам он, впрочем, яростно отрицает эти обвинения.

Однако, с другой стороны, кому, по-вашему, больше стоит верить - бывшему главе российских спецслужб, обратившему вспять развитие демократии в России, или человеку, который, несмотря на холодную погоду, не имея доступа к основным СМИ, лично вел свою кампанию, чтобы собрать два миллиона подписей, которые позволяли баллотироваться в президенты?

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.