Россия - это благодатная почва для рассуждений экспертов и журналистов, единственная оставшаяся на просторах бывшего СССР сильная держава, которая всеми силами стремится заработать себе ранг под стать своим мировым амбициям. Правда и досужий вымысел всегда тесно переплетаются на страницах многочисленных публикаций, комментирующих действия руководства или заметные события на просторах этой евразийской федерации.

Некоторые публицисты открыто говорят о своем недоумении относительно царящего вокруг невежества или откровенно ошибочного взгляда на ситуацию со стороны традиционных или новых СМИ. Один из них, Александр Лаца (Alexandre Latsa) предлагает, как он ее называет, «диссонирующую» точку зрения на обстановку в стране. Как постоянный житель Москвы, он регулярно доносит до читателей свое мнение как в собственном блоге, так и на страницах разнообразных изданий. Я расспросил его о регулярно поднимаемых или недавно всплывших вопросах с тем, чтобы он мог подробно разъяснить суть дела, а также внести необходимые дополнения.

- Здравствуйте, Александр. Для начала давайте обратимся к столь любимому западными газетами вопросу российской демографии. Россию продолжают воспринимать как страну, которая скатывается в демографическую яму. Что вы думаете по этому поводу?


- Многие издания по-прежнему пишут о том, что Россия теряет «миллион жителей в год», однако это на самом деле неверно: Россия вышла из по-настоящему катастрофической демографической ситуации, в которой она оказалась после распада СССР. Конечно, далеко не все проблемы решены, но численность населения перестала падать.

В 1991 году население СССР составляло 292 миллиона человек, тогда как число жителей России в ее современных границах равнялось 148,3 миллиона. 1991 год стал ключевой датой, так как именно с этого момента население перестало расти, а смертность превзошла рождаемость. Политические и экономические потрясения, которые пережила страна за последующее десятилетие, привели к невиданному демографическому спаду. 

Приведу лишь несколько цифр, чтобы вы осознали всю серьезность ситуации и смогли представить себе полный экономический, политический, медицинский и санитарный хаос, через который прошла страна в «либеральные 1990-е годы». Ожидаемая продолжительность жизни скатилась до уровня Перу или Индонезии, а смертность в этот период вдвое превысила показатели среди гражданского населения в суровые годы Второй мировой войны (!). В России вновь появились болезни, которые удалось победить даже в ряде стран третьего мира (дифтерия, тиф, холера и брюшной тиф), а также произошла вспышка передаваемых половым путем заболеваний, как например, СПИД. Заболеваемость росла такими темпами, что главный российский эпидемиолог предположил, что при сохранении текущей тенденции к 2005 году число инфицированных должно было достичь 10 миллионов человек. Вспышка была вызвана резким ростом проституции (по финансовой необходимости) и наркомании. В 1998 году Россия стала крупнейшим потребителем наркотиков в мире. Всего наркоманов на тот момент насчитывалось 5 миллионов человек, или 3% от общего населения. И если молодежь употребляла наркотики, то старшее поколение погрузилось в пьянство. Проведенное в тот год исследование показало, что 50% мужчин выпивали в среднем больше 0,5 литра водки в день. В целом в период с 1990 по 1998 год было зарегистрировано: 259 000 самоубийств, 230 000 смертей от отравления (водкой) и 169 000 убийств. Все больше россиян умирало, и все меньше рождалось. И тех, кто родился, навряд ли можно было назвать счастливчиками. В 1998 году по улицам российских городов скиталось около миллиона детей. Все это привело к неизбежному демографическому спаду. Последствия оказались трагическими, и с 1996 года население России начало уменьшаться, достигнув к 2006 году 142,8 миллиона человек. То есть за десять лет чистые потери составили 5,5 миллионов! За один только 2005 год население сократилось на 780 000 человек, что очень и очень значительно.

В 2005 году вступил в силу знаменитый демографический план, который доверили будущему президенту страны Дмитрию Медведеву. О чем идет речь? О помощи родителям, включающей в себя финансовые выплаты, начиная со второго ребенка, а также целый ряд экономических льгот и субсидий. Материнский капитал становился доступным 3 года спустя после рождения ребенка. Результаты не заставили себя ждать: в 2006 году население уменьшилось на 600 000 человек, в 2007 году – на 300 000 человек, в 2008 году – на 100 000, а в 2009 году даже незначительно увеличилось (прирост составил 35 000 жителей), стабилизировавшись на отметке в 141,9 миллиона человек. Рост рождаемости был отмечен в 70 из 83 субъектов федерации, а сокращение смертности - в 73. Символом этого демографического ренессанса стала Сибирь: в 2000 году на ее территории родилось 98 000 детей, тогда как к 2009 их число достигло 174 000. По словам министра здравоохранения и социального развития Татьяны Голиковой, стабильность демографической ситуации по большей частью объясняется ростом рождаемости: в 2009 году на свет появилось 1,76 миллиона детей, что составило прирост в 2,8% по сравнению с уровнем 2008 года с 1,714 миллиона. Министр считает, что к 2011 году государство должно «остановить убыль населения и стабилизировать численность населения страны на уровне 143 миллиона человек».

Теперь после ощутимого роста рождаемости (первая стадия демографического плана), начинается второй этап, который нацелен, в первую очередь, на снижение смертности. Это касается, прежде всего, смертности, которая связана с заболеваниями (как, например, туберкулез), дорожно-транспортными происшествиями, употреблением наркотиков и алкоголя (от контрафактного спиртного ежегодно погибает до полумиллиона человек). Кроме того, российские власти также стремятся сократить число абортов, по которым страна занимает одно из первых мест в мире (в 2008 году на 1,714 миллиона новорожденных пришлось 1,234 миллиона абортов). Наконец, на 2020 год поставлена цель увеличить продолжительность жизни граждан до 75 лет.

В первом полугодии 2010 года тенденция продолжилась: рождаемость (868 936) увеличилась на 2,3% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года (849 267), то есть на 19 569 человек. Смертность за этот период уменьшилась на 1,8% (с 1 029 066 до 1 010 988) или на 18 078 человек. Можно предположить, что в этом году население России стабилизируется или даже вырастет, несмотря на вспышку смертности из-за невиданной летней жары.

Стоит также отметить, что осенью 2010 года в России проводится перепись населения, результаты которой я обязательно опубликую в своем блоге. Наконец, чтобы закрыть демографический вопрос и опровергнуть многочисленные публикации о том, что население России сократится до 137 миллионов к 2035 году и до 100 миллионов к 2050 году, хочу рассказать вам о трех существующих у российской власти демографических сценариях. Пессимистичный сценарий предусматривает стабилизацию населения на уровне 128 миллионов к 2030 году, средний – 139,3 миллиона, а оптимистичный – 148 миллионов. Что явно не соответствует катастрофическим прогнозам, что повсюду встречаются в СМИ.

-Еще одна часто поднимаемая тема – это разногласия между премьер-министром Владимиром Путиным и президентом Дмитрием Медведевым. Имеют ли подобные утверждения право на жизнь?

- Никакого, и тому есть две веские причины. Российский культ секретности и прочная вертикаль власти не позволяют делать выводов о том, что на самом деле происходит на ее вершинах. Хотя, разумеется, такой сценарий будоражит умы тех, кому не нравится политическая линия, которую отстаивают Дмитрий Медведев и Владимир Путин внутри и за пределами страны. Немало людей враждебно воспринимают идею сильной и независимой России, которая не равняется на НАТО и постепенно начинает восстанавливать свое влияние в мире и, прежде всего, в трех ключевых зонах, а именно в Европе, Средней Азии и на Кавказе. Никто не способен предвидеть будущее или знать, что происходит за стенами Кремля, но в то же время эта растущая одержимость так называемой напряженностью внутри тандема заставляет меня задуматься о вопросе третьего мандата Владимира Путина. Интересно отметить то, что вокруг этой «мечты» о войне двух лидеров сформировалась своеобразная разнородная коалиция: прежде всего это, конечно, традиционная французская пресса, некоторые аналитики (как, например, организация Réseau Voltaire) и публицисты (например, Мишель Драк (Michel Drac)), а также разнообразные крайне правые российские движения и либеральная оппозиция.

Со своей стороны, я, повторюсь, не вижу ни одного заметного признака какой-либо напряженности. Скорее я склоняюсь к теории добровольного разделения ролей: Медведев исполняет партию доброго, а Путин – злого лидера, что стало полной противоположностью ситуации во время войны августа 2008 года в Грузии. Тандем работает превосходно, и недавняя отставка мэра Москвы еще раз это подтвердила. Эта отставка стала продолжением «уходов» президентов-динозавров Татарстана и Башкирии, что говорит о стремлении тандема освежить политическую жизнь и бороться с коррупцией. Причем при полном внутреннем согласии. 

- Недавняя экологическая и человеческая катастрофа, которая случилась в России этим летом, я имею в виду пожары, дала многим газетам повод для жестких комментариев о бессилии российской исполнительной власти. Оправданы ли, по вашему мнению, такие суждения?

- Нет. Пресса раздула не только саму ситуацию, но и теоретическую ответственность политической власти. Даже серьезность обстановки в Москве, и то была преувеличена. Я провел лето в Москве и каждый день ходил на работу. Жизнь не остановилась, и москвичи терпеливо ждали, когда изменится погода и пойдет дождь. Достаточно лишь ознакомиться с фактами и понять все особенности ситуации. Россия – это вам не Пуату-Шаранта. Эта страна в 31 раз больше Франции и в 2 раза больше США. Число пожарных здесь вдвое меньше чем во Франции (22 000 по сравнению с 55 000) и они не имеют большого опыта борьбы с пожарами таких масштабов просто потому, что происходят они крайне редко.

Половина территории России покрыта лесами (800 миллионов гектаров), причем значительная часть этих диких лесов практически не заселена. Кроме того, строительство нередко велось анархически, деревни разбросаны по большой территории, без электричества и водопровода, а дома построены из дерева.

И что, скажите на милость, делать в таких условиях, когда стена огня достигает высоты 6- или 7-этажного здания и надвигается со скоростью 30км/ч на пару сотен деревянных домов, где нет воды и живут пожилые люди, а ближайшая пожарная часть находится в 20 километрах?

Кроме того, если внимательно посмотреть на цифры, становится понятно, что в итоге те самые сгоревшие 975 000 гектаров леса представляют собой всего 0,05% территории страны. Для сравнения, во Франции каждый год в процентном соотношении выгорает примерно такая же территория, тогда как в США этот показатель втрое выше и достигает 0,18%. Все как-то быстро позабыли о том, что в Америке при пожаре в Окленд Хиллз в 1991 году было разрушено 2 900 домов и погибло 25 человек, а во время пожара в Сидаре в 2003 году сгорело 4 847 домов. Я привожу сравнение с Америкой, у которой есть все необходимое оборудование и огромный штат пожарных, чтобы наглядно продемонстрировать все трудности борьбы с огнем. И хотя каждый год в Америке выгорает втрое большая территория, чем этим летом в России, ни один журналист не бьет себя в грудь и не кричит о том, что вся ответственность лежит на демократических или республиканских властях.

Своими публикациями по этому, как впрочем, и по многим другим вопросам западная (и, прежде всего, французская) пресса расписывается в своей недобросовестности и непрофессионализме. Большая часть корреспондентов и журналистов – это серые исполнители, которые следуют приказам действующей в рамках определенной политики редакции. Я внимательно слежу за отношением французских СМИ к России, стране, где я живу и работаю, и то, что я вижу, просто уму не постижимо. Здесь прослеживается абсолютно четкое стремление дискредитировать эту страну, создать ей имидж диктатуры, некоего подобия третьего мира, который отрицает любые свободы и не разделяет «панъевропейских» ценностей. Для этого, разумеется, все средства хороши, даже во время климатических бедствий. В этой связи очень показательно поведение связавшегося со мной известного репортера с телеканала France2. Эта знаменитая журналистка, которая каждый день появляется на телевидении и выглядит вполне серьезным человеком, обратилась ко мне с одной единственной целью: «попытаться показать дефекты путинской системы». Достаточно одного взгляда на эту переписку (я опубликовал ее в своем блоге), чтобы увидеть всю ее одержимость поиском этих самых «дефектов». Да и какая, в конце концов, разница, существуют они или нет, к черту действительность и факты, главное – сварганить то, чего требует редакция, и заставить телезрителей это проглотить.   

Эта одержимость путинофобией, которая поразила немало журналистов, стрингеров и корреспондентов, может объясняться лишь избытком СО2 во вдыхаемом воздухе и сводится к следующей догме: «Во всем виноват Путин». Отмечу также, что пресса совершенно забыла сообщить о том, что власти приняли меры (в частности касательно Федерального агентства лесного хозяйства), чтобы избежать повторения подобной ситуации в будущем.

У этого задымления в СМИ есть, однако, политическое или скорее даже геополитическое основание. Россия  - это развивающаяся держава, которая беспокоит проамериканский Запад тем, что неподконтрольна НАТО. Это политическая и ядерная держава, чье видение мира не вписывается в рамки однополярного проекта, который некоторые считают лучшим будущим для нашего мира. Это суверенная держава, и ее приверженность своему суверенитету как раз и стала одной из основных причин информационной травли в западной прессе.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.