Жюри присяжных разошлось – хотя, если честно сказать, его и не было. Зачарованные и потрясенные, Россия и весь мир ждут вердикта по последнему судебному процессу над бывшим владельцем нефтяной компании ЮКОС Михаилом Ходорковским. Его судьба сегодня в руках судьи Виктора Данилкина.

Мало кто сомневается в том, что на независимость суда будет оказывать влияние Кремль, а также в том, как он решит поступить с этим резонансным делом. В 2005 году Ходорковского приговорили к девяти годам лишения свободы за мошенничество, и наказание он отбывал в сибирской колонии, где его тюремный срок был уменьшен на год по апелляции. Судьба этого человека оказалась в центре внимания либерального инакомыслия в России и критически настроенной оппозиции за рубежом.

Правительственные чиновники изо всех сил пытаются избавиться от бывшего олигарха, чье огромное состояние и растущее политическое влияние привело его в 2003 году к аресту после ссоры Ходорковского с занимавшим тогда пост президента Владимиром Путиным. Каким бы ни был их курс действий, легко Ходорковский не отделается. Судья должен приступить к оглашению приговора 15 декабря.

Если Ходорковского освободят, он вряд ли будет хранить молчание. Если же, как предсказал Ходорковский в своем последнем заявлении в суде, его приговорят еще к шести годам лишения свободы по обвинению в хищении и отмывании денег, это станет показателем того, что в современной России есть что-то очень тревожное и неправильное.

Президенту Дмитрию Медведеву не нужно даже его юридическое образование и опыт, чтобы понять: судебный процесс по делу Ходорковского не соответствует никаким требованиям и нормам. Он также должен понимать, что Россия может столкнуться с собственным своеобразным «моментом Манделы».

Борьба за свободу

Сравнение с Нельсоном Манделой, которого южноафриканский режим апартеида 27 лет держал в заключении, может показаться преувеличением. Нет никакой схожести в том, как они оказались за решеткой; да и цели, за которые они выступали, были диаметрально противоположны. Мандела боролся за свободу от расистского режима. Ходорковского же больше всего заботило личное обогащение, да и светочем свободы его не назовешь.

Но два этих дела стали иллюстрацией определяющих моментов в истории двух стран, которые боролись за демократию и власть закона.

В данный момент Ходорковский мешает и досаждает Путину. Это очевидно, судя по реакции премьера на те вопросы, которые ему задают по этому делу. Но если обвинению удастся приговорить Ходорковского и проходящего вместе с ним по делу Платона Лебедева к очередному тюремному сроку, их известность и значимость несомненно возрастет.

Статус великомученика


Сторонники обвиняемых обхаживают западные средства массовой информации, добиваясь того, чтобы о Ходорковском появлялись самые сочувственные материалы. Сегодня российские руководители уже не могут никого сгноить в Сибири, потому они опасаются, что бывший нефтяной магнат обретет статус великомученика. Им также приходится думать о том, что когда наступит очередной срок условно-досрочного освобождения, они будут вынуждены снова пройти через вес этот похожий на фарс процесс. Ходорковскому невозможно навсегда заткнуть рот.

Его дело также является политическим барометром для инвесторов в России. В настоящий момент государство не может допустить очередной пиар-катастрофы, которая отпугнет международный капитал. Сегодня, когда отношение цены к прибыли на акцию в России меньше 10, российские ценные бумаги серьезно дешевеют. В Турции этот показатель равен 12,5, а в Бразилии 14. Страна намерена заткнуть дыру в своем бюджетном дефиците при помощи амбициозной программы приватизации на 50 миллиардов долларов, а для ее успеха потребуется поддержка глобальных инвестиционных фондов.

Для инвестиций на развивающемся рынке характерны спекуляции валютными активами типа кэрри-трейд. В отличие от валют, считающихся приемлемыми для таких операций, рубль в этом году понизился на 2 процента по отношению к американскому доллару. А восстановление экономики в России идет более вяло, чем у ее торговых партнеров. В Индексе представлений о коррупции за 2010 год, который составляет  организация Transparency International, Россия опустилась на восемь мест и стала 156-й (рядом с Таджикистаном и Кенией). Вряд ли это то направление движения, которое избрал для своей страны президент Медведев.

Назад в ГУЛАГ

Россия должна решать эти проблемы, а отправка Ходорковского обратно в ГУЛАГ приведет лишь к усилению международной критики, что поставит под угрозу российскую программу модернизации. Может быть, Путина и беспокоит возможность его освобождения, но компромисс в данном вопросе кажется неотвратимым.

Фурор, который может произвести очередной обвинительный приговор, наверняка омрачит предвыборную президентскую кампанию 2012 года и бросит тень на попытки Медведева улучшить имидж России. Он встал на путь модернизации страны, как в свое время поступил Петр I. Он обменивался рукопожатиями с мировыми лидерами, размещал послания в Твиттере, поднимал штангу с калифорнийским губернатором Арнольдом Шварцнеггером. Он также начал строительство неподалеку от Москвы научно-исследовательского центра высоких технологий  Сколково и отправил в отставку мэра Москвы Юрия Лужкова, которого многие считают олицетворением российского кумовства и коррупции.

Футбольная заявка


Помня о том толчке, который получила бразильская экономика, когда страна завоевала право на проведение чемпионата мира по футболу в 2014-м и Олимпийских игр в 2016 годах, Медведев и Путин с энтузиазмом поддержали российскую заявку на проведение чемпионата мира по футболу в 2018 году. Это мероприятие повысит национальное чувство собственного достоинства; но трудно себе представить, что заявка будет утверждена в условиях усиления конфликта с западными СМИ из-за самого известного в России заключенного.

В последнее время появились признаки того, что рубль падает, а российское руководство начинает осознавать важность формирования общественного мнения. Организация второго процесса над Ходорковским была столь же неуклюжей, как и первого. Сомнительно, что вообще когда-нибудь будет однозначно доказана вина Ходорковского хоть в чем-то, за исключением, может быть, высокомерия.

Южноафриканский режим когда-то считал Манделу террористом. Сейчас ЮАР считает его спасителем. Вряд ли кто-то когда-то будет думать так же о Ходорковском, но политически грамотная демонстрация снисходительности может стать катализатором более мягкого и обнадеживающего отношения российской власти к переменам.

Для самой известной жертвы не желающего мириться с инакомыслием Путина вердикт может стать как началом долгого пути к свободе, так и началом долгого пути обратно в Сибирь. В любом случае, это будет долгий путь куда-нибудь.

(Джулиан Риммер - трейдер лондонской компании CF Global Trading. Излагаемые в статье взгляды принадлежат автору.)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.