Указ российского президента, запрещающий передачу Ирану систем противовоздушной обороны С-300, бронетехники, боевых самолетов и вертолетов, отнюдь не означает, что Москва проводит открытое стратегическое взаимодействие с Западом против Исламской Республики.

 

Президент Дмитрий А.Медведев принял данное решение в связи с санкциями, введенными Советом Безопасности ООН в отношении Ирана (резолюция 1929), однако отнюдь не следует полагать, что Россия поддержала данную меру исключительно для того, чтобы удовлетворить просьбу международного сообщества.

Действительно, Россия, являясь постоянным членом  Совета Безопасности ООН, проголосовала за принятие резолюции и введение санкций. Однако после того, как российский президент подписал указ, заместитель министра Иностранных Дел России Сергей Рябков, находящийся с визитом в Нью-Йорке для участия в Генеральной ассамблеи ООН, в своем интервью журналистам сказал, что указ Медведева не означает прекращения военного сотрудничества между Россией и Ираном. Ранее член общественного совета министерства обороны Российской Федерации Игорь Кроченко в своем интервью "РИА Новости" сказал, что прекращение военного сотрудничества между Россией и Ираном нанесет Москве ущерб в 13 миллиардов долларов. Вопрос достаточно простой: готова ли Москва отказаться от таких доходов?

Если вдуматься в слова замминистра иностранных дел, то складывается впечатление, что Россия не очень-то намерена сворачивать свое военное сотрудничество с Ираном.

И это несмотря на военное сотрудничество России с Западом, а также на то, что министр обороны Израиля Эхуд Барак во время визита в Москву, состоявшегося в сентябре этого года, подписал с российским коллегой долгосрочный контракт о военно-техническом сотрудничестве, являющийся логическим продолжением контракта, заключенного в 2009 году. Согласно новому документу, достигнуто соглашение о поставке в Россию еще 24 беспилотных самолетов и о строительстве совместного завода по производству беспилотных самолетов. Как явствует из заявлений, сделанных министром обороны РФ Анатолием Сердюковым во время его недавнего визита в США, подписание контракта о военном сотрудничестве с Израилем указывает на то, что Россия нацелена на широкое сотрудничество в деле модернизации своей военной техники, что включает в себя и производство данного вида самолетов. То есть, все говорит о том, что Россия уделяет особое внимание модернизации своего военного снаряжения.

Не менее интересным фактом является и то, что военные расходы России составляют 3,5 процента от всех затрат на вооружение в мире.
Ранее Москва заключила соглашение с Францией о модернизации кораблей военно-морских сил и закупке у Парижа авианосца "Мистраль". Несмотря на эти договора, США отрицательно относятся к военному сотрудничеству стран Запада с Россией. По мнению американцев, овладение Россией западными военными технологиями противоречит интересам США. Россия в свою очередь считает, что близость сил НАТО к странам Восточной Европы, Кавказа и Центральной Азии является серьезной угрозой для нее. Но это недоверия у Вашингтона не вызывает. Но если говорить об Иране, то следует отметить, что эта страна изолирована от Запада из-за своей ядерной программы, и именно здесь доверие к Москве начинает уменьшаться, поскольку она может действовать на рынке этой страны без боязни какого-либо внешнего контроля или конкуренции.

Иран и Россия подписали контракт о создании "Дорожной карты" в нефтегазовой сфере, в результате чего Россия отмежевалась от западных стран, и заняла двойственную позицию, неоднократно выступив с осуждением США и стран Европы, которые вводили дополнительные и не предусмотренные Совбезом ООН санкции против Ирана.

Непоследовательность российских должностных лиц заключается в том, что всего лишь несколькими неделями раньше эти меры и санкции были одобрены Москвой, которая выразила свою поддержку Совету Безопасности ООН. Также следует помнить и то, что Россия оказала прямую помощь осуществлению иранской ядерной программы после того, как Совет Безопасности ООН ввёл первые санкции в отношении Тегерана в 2007 году. После этого, Москва передала Ирану 29 ракет Тор М-1, а в прошлом месяце, после пяти досье МАГАТЭ по иранской ядерной программе, также поддержанных российской стороной, российские ученые и инженеры осуществили официальный запуск атомной станции в иранском Бушере.

Таким образом, единственным фактором, сближающим Россию и Запад, является слабая попытка предотвратить обогащение Ираном  достаточного количества урана и устранить потенциальную угрозу производства этой страной ядерного оружия.

Но насколько честно ведет себя Россия в этом вопросе? Это не совсем ясно, учитывая двойную игру Москвы.

Для Запада отрицательной стороной российско-иранских отношений является объем двустороннего торгового оборота, достигший в 2008 году 3,7 млрд. долларов (не считая военную сферу), а количество товаров, импортируемых Ираном из России, составило в этом же году шесть процентов от общего количества импорта товаров. Каковы объемы  двусторонней торговли в 2010 году, никто с точностью сказать не может.

Тем не менее, международное сообщество положительно отреагировало на некоторое обострение российско-иранских отношений в августе этого года, когда президент Махмуд Ахмадинежад пригрозил Москве, что обратится в международные суды для получения контрибуции за нанесенный Ирану ущерб во время Второй мировой войны (советские войска тогда оккупировали северную часть Ирана). С другой стороны, Иран заявил, что если Россия не будет сотрудничать с Исламской Республикой, то она отменит все торговые соглашения, и больше всех от этого пострадает Россия, особенно с учетом того, что до конца 2010 года Тегеран может поставить Турции 1.200 кг 3,5% урана для обмена на 20% уран.

Эти заявления свидетельствуют о недоверии Ирана к Росси и о боязни Москвы лишиться нескольких миллиардов долларов в результате сокращения торговых отношений с Исламской Республикой.

В любом случае ошибаются те, кто думают, что Россия может быть надежным партнёром Запада по вопросу иранской ядерной программы.

Но и России весьма сложно быть стратегическим партнером Запада, поскольку она уже взаимодействовала и будет взаимодействовать с Ираном и дальше в силу своих собственных геополитических и экономических интересов. И если у кого-то ещё остаются сомнения относительно этого, то последние соглашения в области военного и технологического сотрудничества, заключённые Россией с режимом Чавеса, и предусматривающие, в частности, строительство в Венесуэле атомной электростанции «в мирных целях», должны стать поводом серьёзных размышлений для мирового сообщества.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.