«Холодная война подошла к концу», Дмитрий Медведев - «друг», «мы хотим работать с Россией рука об руку в доверительной обстановке по всем вопросам». Так дипломатия Николя Саркози начала наступление на Россию, «стратегического партнера», с которым Франция стремится уставить тесное сотрудничество по иранской ядерной проблеме или вопросам «большой двадцатки». В «перекрестный» год России и Франции число официальных двухсторонних встреч еще более возросло. «Сегодня Россия является демократией», - заявил в ноябре 2009 года премьер-министр Франсуа Фийон на встрече с российским коллегой Владимиром Путиным.

Американская дипломатическая переписка, которая попала в руки WikiLeaks, говорит о том, что за закрытыми дверями своих собраний советники Елисейского дворца и сотрудники МИДа очень сдержанно оценивали суть российского режима и его методы проведения внешней политики.

Прежде всего, основной мотивацией политики Москвы была названа личная финансовая выгода. «У российского руководства нет планов на будущее страны в долгосрочной перспективе, они концентрируются на периоде в полгода и собственных деловых интересах», - прокомментировал ситуацию дипломат Дамьен Лора (Damien Loras) в сентябре 2009 года во время встречи с заместителем госсекретаря США Филипом Гордоном (Philip Gordon).

В американских документах не уточняется, задались ли французские официальные лица по примеру своих американских коллег вопросом происхождения состояния Владимира Путина, хозяина множества газовых сетей. «Политика Россия нацелена на получение краткосрочной прибыли для определенных лиц», - заявил в январе 2008 года советник Елисейского дворца по стратегическим вопросам Франсуа Ришье (François Richier).

Россия, государство с «декорациями демократии»

На встречах французов и американцев открыто обсуждалась и авторитарная природа режима. Когда 8 февраля 2010 года министр обороны США Роберт Гейтс заявил, что «демократия в России исчезла, а ее правительство представляет собой олигархию, которой управляют спецслужбы», его французский коллега Эрве Морен не стал ему возражать.

Как сказал один представитель французского МИДа в сентябре 2009 года, Россия - это государство, которое обладает «декорациями демократии, но лишено любого механизма, позволяющего общественному мнению оказывать влияние на принятие решений». «Корни проблемы кроются в самом режиме», - подчеркнул он.

В отношениях с соседними странами Россия выступает сторонником «ревизионизма», так как пытается перестроить сложившийся после холодной войны европейский порядок, также отметил Франсуа Ришье, чьи слова приводятся в американской переписке в от января 2008 года. «Для того, чтобы российское общественное мнение признало потерю влияния на Польшу, балтийские страны, Украину и Грузию, потребуется смена поколения, - заявил в сентябре 2009 года дипломатический советник Саркози Жан-Давид Левит (Jean-David Levitte). - К сожалению, в России существует тенденция к тому, что «хороший сосед» означает покорный и полностью подчиненный ее воле». Президент Франции, добавил Левит, «убежден, что Украина однажды станет членом НАТО, однако торопить этот процесс все же не следует».

В разговорах с американскими дипломатами французские чиновники охотно обсуждали двойную игру России по многим вопросам международной безопасности. Россия «считает, что ее интересам лучше соответствует увязание Запада в афганском болоте и продление статус-кво с Ираном», - рассказали они Филипу Гордону.  

По их мнению, в Москве считают, что разрешение кризиса вокруг иранской ядерной проблемы, которое может позволить реинтеграцию «Ирана как нормального члена международного сообщества, навредит энергетическим и региональным интересам России». Логика здесь такова: пока между Западом и Ираном существует напряженность, Россия по сути обладает монополией на транзит энергоносителей из Средней Азии на мировые рынки.

Когда администрация Обамы дала старт перезагрузке отношений с Москвой, во Франции одобрили этот шаг, отметив при этом, что Москва попытается воспользоваться этой открытостью, не предлагая ничего взамен. «Русские по-видимому пришли к выводу, что могут получить» всю выгоду от новой версии американской ПРО в Европе «и не заплатить в ответ ни малейшую цену», сообщил Дамьен Лора на встрече с Филом Гордоном в сентябре 2009 года.

«Обструкционизм России»

В июне 2009 года Левит был обеспокоен тем, что «русские восприняли инициативу американцев (...) как разрешение отступить от обязательств», о которых договорился Саркози во время своего посредничества в Грузии в августе 2008 года. Он заявил об «обструкционизме России» и сказал, что Москва «должна заплатить политическую цену», если условия соглашения по-прежнему не будут соблюдены.

Газовая стратегия России нацелена на то, чтобы «получить еще больше рычагов давления на Европу, которая плохо подготовила диверсификацию своих поставок энергоносителей», констатировал Дамьен Лора в сентябре 2009 года. В июне 2009 года слова Жана-Давида Левита приводятся и в еще одной американской телеграмме: «Россия проверяет Европу с помощью сфабрикованных кризисов (например, газовых), чтобы попытаться восстановить контроль над своей традиционной сферой влияния».

В конце 2008 года Саркози официально выразил благосклонное отношение к предложениям Кремля по пересмотру архитектуры европейской безопасности. Своим предложением о созыве саммита для обсуждения этой инициативы «импульсивный» президент Франции огорошил своих партнеров в Европе и США, говорится в переписке. Тем не менее, за кулисами один французский дипломат назвал эти предложения «неприемлемыми и чистой провокацией», как указывается в телеграмме от сентября 2009 года. По его словам, игра Франции состоит в том, чтобы «воспользоваться ими» и привести Россию «в рамки международных правил».

«Русские черствы, грубы и жестоки»


Изменения в отношении Николя Саркози к России с 2007 года не остались незамеченными американскими дипломатами. Сразу же после его избрания в отношениях возникла напряженность, так как президент Франции хотел дистанцироваться (в частности в вопросе прав человека) от своего предшественника Жака Ширака. «Россия регрессирует по направлению к царистской, империалистской и жестокой внешней политике, которая отдает антисемитизмом и национализмом», - заявил в июне 2007 года один французский дипломат третьему человеку в американском Госдепе Уильяму Бернсу (William Burns). И не забыл про эпизод, когда депутат Государственной Думы сказал в разговоре с французским чиновником: «Ну вот, вы избрали еврея Саркози!»

После войны в Грузии в Елисейском дворце пришли к выводу, что «повлиять на отношение России может только диалог». Франция хотела добиться статуса привилегированного партнера Москвы. Она «опирается» на американскую перезагрузку и «развивает отношения с Дмитрием Медведевым в надежде, что он станет независимым от Владимира Путина лидером», отмечают в переписке.

Однако недоверие никуда не делось. 5 февраля Бернар Кушнер провел встречу с новым госсекретарем США Хилари Клинтон. «Русские черствы, грубы и жестоки», - сказал министр иностранных дел, добавив, что его российский коллега Сергей Лавров - «один из самых жестоких, но и самых хитрых».