Согласно какому-то непреложному закону контрразведки, русскую женщину-шпионку всегда и прежде всего следует определять по цвету волос.

Поэтому к Екатерине Герасимовой, о которой недавно сообщалось, что она - работающая на Кремль соблазнительница, быстро приклеили ярлык «страстная брюнетка».

А Анна Чапман, оказавшаяся в центре шпионского скандала между Россией и США, закончившегося обменом, навсегда останется «огненно-рыжей и зеленоглазой кремлевской милашкой».

Мелита Норвуд (Melita Norwood), ставшая самой успешной шпионкой, действовавшей в интересах Москвы против Британии, была разоблачена лишь тогда, когда ей было за 70. К тому времени она, к сожалению, стала уже «седовласой бабушкой».

А теперь у нас появилась 25-летняя Катя Затуливетер, работавшая на депутата парламента. У этой подозреваемой в шпионаже девушки самый зловещий и самый привлекательный шпионский цвет волос – она блондинка.

Большинство газет прибавляет к этому такие эпитеты как «эффектная», «соблазнительная» - и прочие определения из словаря Маты Хари. Одна из них быстро добралась до самой сути, отметив любовь подозреваемой в шпионаже «к коротким юбкам».

Британия - это страна, изобретшая шпионские детективы, и мысль о «сладких ловушках» глубоко укоренилась в нашей культуре, несмотря на  то, что это почти на сто процентов миф.

Но вся эта чепуха про секс с сальными подмигиваниями затмевает собой правду о российском шпионаже. А правда заключается в следующем: сегодня, когда все внимание приковано к исламскому терроризму, мастера шпионажа из Москвы, вознамерившиеся возродить свою былую славу, представляют все большую угрозу для безопасности Британии.

В 90-е годы у российской разведки был большой пробел. Гласность привела к тому, что тысячи разведчиков оказались без работы.

Но для руководства российской разведки это была лишь пауза в тайной холодной войне, которая сегодня все больше накаляется.

В середине 80-х годов в советском посольстве и торговом представительстве в Лондоне работало от 30 до 35 офицеров КГБ и ГРУ (военная разведка), что составляло почти половину всего советского дипсостава.

Сегодня эта цифра может быть даже больше.

В то же время, Москва, похоже, настойчиво и продуманно создает сеть «нелегалов» - агентов разведки, живущих обычной мирной жизнью, причем не только в соседних с Россией странах, таких как Украина и Грузия, но и на Западе.

Это долгосрочные, медленно накапливающиеся и дающие процентные дивиденды инвестиции разведки.

Большинство из них дает минимальную отдачу, но есть и бесценные агенты. Однако сорвать джекпот и принести крупный шпионский выигрыш в этой игре могут лишь единицы.

Недавно ученый из Кембриджского университета Кристофер Эндрю (Christopher Andrew) написал историю MI5, в которой в полном объеме раскрываются усилия КГБ по внедрению нелегалов в нашу страну в годы холодной войны. Глобализация, а также потоки людей, направляющихся с востока на запад в поисках работы и романтики, в деловые поездки и на учебу, существенно облегчили процесс проникновения.

В вышедшей недавно радиопрограмме Би-Би-Си «Почему Россия шпионит?» бывший руководитель контрразведки MИ5 Стивен Ландер (Stephen Lander) осторожно отдал должное российскому мастерству в создании таких сетей: «Они способны отправлять людей в такие места на долгое время, чтобы создать им со временем прикрытие, которое потом пригодится. Они - часть машины. И эта машина очень профессиональная и серьезная».

Его преемник Джонатан Эванс (Jonathan Evans) предупреждает, что Москва «тратит большие деньги и расходует массу энергии, пытаясь украсть наши секретные технологии по гражданским и военным проектам».

Но многие на Западе не воспринимают российскую угрозу всерьез. К разоблачению российских тайных агентов в США в этом году отнесли как к комедии. СМИ распространяли соблазнительные фотографии Анны Чапман из Facebook и шутили по поводу гортензий, которые выращивали эти «шпионы из пригородов».

Нелегалы подобны инспекторам дорожного движения: на каждого, которого вы заметили, приходится еще несколько невидимок. И подобно городским властям, следящим за движением и парковкой на улицах, русские верят в пользу массовой заброски. СВР, являющаяся российским эквивалентом MИ6, приложила огромные усилия для создания шпионской сети в США. Она доставала поддельные документы, в том числе, на умершего в 1963 году ребенка из Канады, и тратила сотни тысяч долларов.

После этого скандала Владимир Путин, сам в прошлом служивший в КГБ, выступил с заявлением, ставшим, по сути дела, хвалебной одой невоспетому нелегалу: «Вы только представьте. Во-первых, нужно освоить язык на уровне родного. Думать на нем, говорить на нем, выполнять то, что предписано заданием в интересах своей Родины в течение многих-многих лет, подвергая себя каждодневной опасности».

И никакого намека на раскаяние, а лишь слова, прозвучавшие как прямая угроза тем, кто осмелится изменить: «Предатели всегда плохо кончают. Они кончают, как правило, либо от пьянки, либо от наркотиков под забором».

Имея такую поддержку и одобрение, российские разведывательные службы, что вполне естественно, сегодня действуют намного смелее и самоувереннее, чем в любой другой момент после окончания холодной войны.

Бывший офицер КГБ Олег Гордиевский, работавший с 1974 по 1985 год агентом MИ6, считает, что Запад в настоящее время  подвергается серьезному натиску со стороны российских шпионов. Упор сегодня делается на иные вопросы – это сбор разведданных экономического характера и укрепление стратегических позиций России, прежде всего, на мировом энергетическом рынке. Однако методы работы вряд ли претерпели какие-то изменения.

Максвелл Найт (Maxwell Knight), бывший в годы войны офицером-контрразведчиком, как-то написал секретную докладную о женщинах-шпионках: «Существует давнее и необоснованное предубеждение против использования в качестве агентов женщин. Однако в истории разведки и контрразведки женщины обеспечили значительную долю выдающихся успехов».

Российские руководители разведслужб никогда не сомневались в том, что из женщин получаются отличные разведчицы, а также самые законспирированные нелегалы.

Я подозреваю, что Кремль понял: если будет разоблачена агент-женщина, Запад со своим похотливым шовинизмом обязательно сделает так, что на нее будут смотреть как на объект сексуального вожделения, но не как на угрозу.

Путин очень серьезно относится к российскому шпионажу. И когда мы поймем, что среди шпионов бывают и женщины, когда у нас появятся специалисты с разными цветами и оттенками волос – тогда и у нас будет серьезное отношение к этому делу.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.