Москва — На улице была уже непроглядная темень, когда Владимир Путин торжественно подошел к могиле Егора Свиридова и положил букет ярко-красных гвоздик в лежавший на ней снег.

Проход был оформлен красным и белым — в тон флагам, которыми была обвешана могила двадцативосьмилетнего Свиридова в знак того, что он всей душой болел за один из лучших московских футбольных клубов — за «Спартак».

Свиридов был убит 6 декабря, и из-за этого начались самые страшные беспорядки на расовой почве, которые знала Москва. Утверждается, что приход Путина на могилу во вторник вечером был одной из попыток подавить эти беспорядки. Но результатом этого стало разоблачение сомнительного отношения Кремля к национализму, который, как опасаются многие наблюдатели, может вполне выйти из-под контроля.

«Был убит молодой человек Егор Свиридов, и это большая трагедия», — сказал Путин на встрече с главой нескольких фанатских клубов перед посещением могилы. Он встал, и началась минута молчания.

Прошло уже больше двух недель с тех пор, как пять тысяч человек собралось на площади перед Кремлем, противостоя ОМОНу и безжалостно избивая прохожих с внешностью выходцев из Средней Азии или с Кавказа — беспокойного южного региона России.

В последующие дни на улице вышли толпы молодежи, скандировавшие: «Россия для русских!» — и, судя по всему, организовавшиеся не с подачи ультранационалистов, которые стояли за первым собранием, а через социальные сети и блоги в интернете. Участились нападения на иностранцев и выходцев с Кавказа. Погиб, по крайней мере, один человек, киргиз.

Все это время премьер-министр и самый влиятельный политик в России Путин молчал. Впервые он отреагировал на беспорядки 16 декабря, когда выступал по телевидению с традиционным сеансом ответов на вопросы, и тогда он высказался об этом так же двусмысленно, как продолжает высказываться и теперь.

«Необходимо подавить все выступления экстремистов со всех сторон, вне зависимости от источника, — сказал Путин в ответ на один вопрос, а потом сразу же сделал суровое предупреждение всем, кто усомнится в правомерности действий сил безопасности. — Россия была основана как многонациональное и многоконфессиональное госудаство. Наша религия — православное христианство».

Далее Путин подчеркнуто отметил возрождение «русских традиций», приравняв их к славянскому объединению.
«Посмотрите, какие красивые имена носят наши молодые люди, — сказал он, отвечая на очередной вопрос. — Ярославна, а теперь и Мирослав. Мы возвращаемся к старым русским традициям».

Путин ни словом не упомянул ни одного случая смерти иммигранта или представителя национальных меньшинств, хотя, по данным неправительственного центра «Сова», контролирующего межэтническое насилие, за последний год на почве межэтнической розни их было убито, по крайней мере, 86 человек.

За свои десять лет у власти Путин попытался воспользоваться национализмом, чтобы заполнить оставшийся после распада Советского Союза вакуум. Он попытался взять его под свой контроль, создав такие националистические молодежные группировки, как «Наши» и «Молодая гвардия» (в последнюю совсем недавно вступила прославленная шпионка Анна Чапман). «Наши» были созданы после прозападных революций на Украине и в Грузии, и теперь в их рядах состоят тысячи людей, готовых собраться при первой необходимости. Кремлю они особенно полезны, когда надо досадить «врагам», например, устроить пикет у эстонского посольства, когда отношения совсем ухудшаются, или издеваться над послом Великобритании.

Но, например, главе ультранационалистического движения «Русский образ» Евгению Валяеву этого недостаточно. «Государство тоже виновато [во всплеске беспорядков], — считает Валяев, объясняя это тем, что националисты были вынуждены выйти на улицы и излить свой гнев. — Они были неправы, что не занимались национальным вопросом. Рано или поздно это бы случилось».

Больше всего Валяев ненавидит кавказцев — выходцев из чуть более чем десяти преимущественно мусульманских республик, находящихся на юге России. С административной точки зрения они интегрированы в Россию, но в культурном плане живут в совершенно другом мире. Между Москвой и чеченскими сепаратистами отгремело две войны; среди последствий войн — ползучее повстанческое движение, оставившее глубокие шрамы как на регионе, так и на России в целом.

Существование культурной пропасти между ними признал во вторник и Путин. «У всех есть своя малая родина, — сказал он. — Я бы и десяти копеек не дал за здоровье любого, кто поедет в какую-нибудь северокавказскую республику и выкажет неуважение Корану. Аналогичным образом выходцы с Северного Кавказа, приезжая в другие места, тоже должны уважать местную культуру».

В июне сообщалось, что муниципальные власти Москвы намерены выпустить брошюру с инструкциями, как нерусским следует вести себя, посещая столицу или живя в ней. Предполагалось запретить им одеваться в национальные костюмы и резать баранов (что традиционно делается по мусульманским праздникам). В последние месяцы в России подвергли издевательствам и арестовали несколько человек за исполнение традиционного кавказского танца — лезгинки — на улице.

«Есть неписаные правила, которые жители нашего города обязаны соблюдать, например, не резать овец во дворе, не жарить мясо на балконе, не ходить по городу в национальном костюме, говорить по-русски, — сказал, давая интервью официальному изданию «Российская газета», глава муниципального комитета по межрегиональному сотрудничеству и национальной политике Михаил Соломенцев. — Теперь мы хотим разработать свод правил, чтобы ускорить процесс интеграции мигрантов, прибывших на постоянное жительство в Москву».

В конце 2008 года разразился финансовый кризис, и власти предприняли меры по ограничению миграции в Москву — самый богатый с большим отрывом город страны. Новый мэр Сергей Собянин (сам родом из Сибири) тоже говорил, что планирует заняться этим вопросом.

На прошедшей во вторник встрече Путин заявил, что государство должно ужесточить миграционную политику, а именно — оставшийся с советских времен закон о необходимости иностранцам регистрироваться в городе в случае пребывания в нем более трех дней. Сейчас соблюдение этого закона обеспечивается слабо, проблема возникает только тогда, когда человека проверяет на улице милиция.

В Москве трения улеглись, но не пропали. В среду вечером милиция усилила патрулирование электричек: прошли слухи, что именно там будет ультранационалистами будет нанесен следующий удар. Валяев из «Русского образа» предсказал, что дальнейшее насилие разразится в канун Нового года.

В среду же начальник милиции Москвы заявил, что за 70% преступлений, совершаемых в Москве, ответственны гости столицы, причем сами жители города зачастую говорят то же самое.

«Все эти проблемы стало сложнее решать по сравнению с теми временами, когда действовала гораздо более жесткая система регистрации», — сказал он, эхом отзываясь на слова Путина об ужесточении миграционных норм.

Призывы к объединению нации в сочетании с выделением части российского населения как «других» уже стало правилом, из-за которого возникают и усугубляются трещины в и без того не вполне здоровом российском обществе.

Как сказал во вторник Путин — «У нас был иммунитет к национализму и ксенофобии, но, похоже, этот иммунитет начинает ослабевать».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.