Москва – В Москве можно было услышать явный вздох облегчения, когда Сенат США ратифицировал в среду новый договор СНВ о сокращении ядерных вооружений. Голосование положило конец длительному периоду тревожной неопределенности и обеспечило продолжение неустойчивой политики Обамы по «перезагрузке» российско-американских отношений – по крайней мере, на какое-то время.

Президент Дмитрий Медведев, находящийся в настоящее время  с государственным визитом в Индии, проинформировал мир через Твиттер, что он доволен новостью о весьма неожиданном голосовании в Сенате, который большинством голосов 71 к 26 утвердил договор. Медведев также выразил надежду, что российский парламент без промедлений ратифицирует данное соглашение.

Спустя несколько часов после заявления Медведева спикер российской Госдумы Борис Грызлов объявил, что депутаты могут ратифицировать документ в пятницу – если только американский Сенат не вставил в текст договора какие-нибудь новые хитрые формулировки.

«Есть информация о том, что в резолюции содержатся некоторые условия, - заявил Грызлов в четверг. – Если эти условия не относятся к формулировкам договора, мы можем ратифицировать его завтра».

Новый СНВ (Договор о сокращении стратегических наступательных вооружений) предусматривает примерно 30-процентное сокращение российского и американского ядерного арсенала, и в целом считается весьма ограниченным – учитывая, что у двух бывших соперников по-прежнему остается более 95 процентов всего ядерного оружия в мире. Но здесь крайне важен политический символизм этого соглашения. Обама решил сделать переговоры о стратегических вооружениях центральной составляющей своей обдуманной «перезагрузки» отношений с Россией, и любая неудача в утверждении соглашения могла стать для обеих сторон ушатом ледяной воды.

«Мы задаем вопрос: «Действительно ли холодная война закончилась?» - говорит заместитель директора государственного Института США и Канады Виктор Кременюк. – и ратификация договора дает нам ответ: «Да, закончилась». Безусловно, мы согласны с тем, что в будущем нам надо будет искать пути для совместных действий. Теперь главный вопрос в повестке таков – что делать дальше?»

Однако перспективы весьма туманны. Большинство аналитиков согласно с тем, что новых возможностей для сокращения стратегических ядерных арсеналов нет, и поэтому новый СНВ, скорее всего, станет последним договором такого рода как минимум на десятилетие. Русские в особенности в плане обеспечения безопасности находятся почти в полной зависимости от своих ветшающих сил ядерного сдерживания советской эпохи с их межконтинентальными баллистическими ракетами. А поскольку они к тому же претендуют на статус великой державы, у них явно не будет особого желания и дальше сокращать ядерные боезаряды ниже порогового значения в 1550 единиц, которое определено для каждой из сторон в новом договоре.

Совместная комиссия Россия-НАТО изучает возможные пути сотрудничества сторон в вопросе создания системы противоракетной обороны для защиты Европы от ракетных нападений со стороны «изгоев». Она должна представить результаты своей работы в июне будущего года, но по имеющейся информации, стороны не находят общего языка, и позиции у них очень разные. Россия пригрозила, что если договоренности не будет, она может выйти из СНВ и начать новую гонку вооружений.

С другой стороны, республиканцы в американском Сенате жалуются на то, что у России сохраняется огромное количественное преимущество по оперативно-тактическому ядерному оружию, на которое действие СНВ не распространяется. Они требуют, чтобы администрация Обамы заставила Москву провести переговоры о сокращении такого «ядерного оружия поля боя», которое в большом количестве развернуто в Европе. Русские на это отвечают, что менее мощное оперативно-тактическое ядерное оружие необходимо им, так как благодаря ему они уравновешивают огромное превосходство НАТО в обычных вооруженных силах и вооружениях.

«Этот договор СНВ решает только одну проблему: как сократить наступательные ядерные арсеналы, - говорит Кременюк. – Но он напрямую ведет к ряду других проблем, для решения которых у нас пока нет никаких средств. Это противоракетная оборона и оперативно-тактическое ядерное оружие. Кроме того, существуют и многие другие проблемы, ожидающие решения. Нам надо идти дальше по этому пути, иначе импульс силы угаснет».

По словам некоторых экспертов, самая большая угроза «перезагрузке» никак не связана с соотношением военной мощи сторон. Та язвительная и злобная политика, которая наглядно показала себя в последнее время в Вашингтоне, удивила и расстроила многих российских обозревателей, которые опасаются, что если Обама в 2012 году уйдет, то вместе с ним уйдет и «перезагрузка».

«Многие из нас крайне встревожены, особенно после победы республиканцев на промежуточных выборах. Нас очень беспокоит судьба СНВ и перезагрузки, - говорит эксперт из известного аналитического центра Совет по внешней и оборонной политике Дмитрий Суслов. – Откровенно говоря, в российских внешнеполитических кругах не было уверенности даже в том, что договор СНВ будет ратифицирован».

По словам Суслова, Кремль все надежды возлагает на дальнейшее потепление отношений с Обамой и демократами.

«К сожалению, мы видим, что республиканцы превратились в нечто неузнаваемое, - говорит он. – Тот киссинджеровский тип республиканцев, который реалистично относился к необходимости создания двухпартийной поддержки контролю вооружений, похоже, находится на грани исчезновения. А на их месте появляются люди, которые видят в России только врага. Если эти люди придут к власти, они не пойдут ни на какие соглашения с Москвой. Поэтому, если перезагрузке суждено продолжение, то для нас единственно возможные партнеры это Обама и демократы».