В небольшом зале суда в Москве друзья Натальи Эстемировой толпятся у деревянных скамеек, держа ее фотографии. Это происходит через 16 месяцев после убийства Эстемировой, известной защитницы прав человека в беспокойной Чечне. Теперь судебная система принимает меры.

Ответчик находился под следствием, его допрашивали о спецоперации и заговорах с целью убийства.

Но ответчиком был не предполагаемый убийца Эстемировой. Это был ее коллега Олег Орлов, председатель «Мемориала», одной из ведущих российских правозащитных организаций.

Власти обвинили Орлова в клевете, потому что он публично указал на человека, который, по его мнению, несет ответственность за убийство: поставленного Кремлем лидера Чечни. В случае, если Орлова признают виновным, ему грозит три года тюрьмы.

А что же касается самого убийства 51-летней Эстемировой, которое произошло в июле 2009 года, то там было лишь неоконченное расследование, и никаких обвинений никому так и не было предъявлено. Ее дело вместо этого превратилось в пример того, что часто происходит в России, когда высокопоставленные лица подвергаются тщательной проверке. Наступает возмездие, и обвиняющий становится обвиняемым.

Орлов, который начал выступать против злоупотреблений властей еще в качестве антисоветского памфлетиста в 1980-х, оказался объектом безжалостного судебного преследования со стороны чеченского лидера Рамзана Кадырова.

Попытка Кадырова заставить замолчать Орлова отражает тактику, которая становится в России все более распространенной. Власти не сажают своих недовольных критиков в массовом порядке в тюрьмы как диссидентов, как это было в коммунистические времена. Вместо этого они прибегают к обвинениям в гражданских и уголовных преступлениях, включая клевету, чтобы наложить штрафы или добиться для обвиняемых тюремного срока. Они вытаскивают своих противников на суд, на котором судьи очень осторожны в вынесении решений в отношении тех, кто у власти.

Кадыров, который отрицает какие-либо связи с убийством Эстемировой, безраздельно правит в Чечне. При этом он представляет «Мемориал» как вероломную и жестокую организацию. Выдвигая обвинения против Орлова в Москве, в тысячах километров от Чечни, он успешно продемонстрировал неверность тезиса, согласно которому российская столица предоставляет защиту в тех случаях нарушения прав человека, когда людей преследуют в отдаленных районах. Никто из Кремля не выступил в защиту Орлова.

Адвокат Кадырова, который по закону может работать со следствием по ходу процесса, даже использовал суд для продвижения своей собственной идеи, связанной с гибелью Эстемировой, причем идеи абсолютно в том стиле, где «черное является белым». «Возможно, «Мемориал» сам заказал убийство» чтобы дискредитировать Кадырова, заявил адвокат Андрей Красненков.

Орлова оставили на свободе на время следствия, при этом он не перестал критиковать Кадырова, которого часто критикуют и правозащитных группы - за его жестокие методы подавления исламистских выступлений в Чечне.

Орлов заявил, что Кадыров, если не напрямую несет ответственность за убийство Эстемировой, то как минимум ответственен за ее демонизацию и за то, что дал понять своим сторонникам, что он не будет возражать, если она перестанет существовать. Орлов заявил, что Кадыров должен нести ответственность за атмосферу кровопролития и страха в Чечне.

С косматой гривой седых волос и в спортивной куртке - никакого галстука, даже в суде - 57-летний Орлов напоминает скромного профессора истории. Но за время его управления «Мемориал» распространил свою деятельность далеко за пределы своей исторической миссии памяти жертв коммунистических преследований. Он начал заниматься самыми острыми вопросами в России, от Чечни до прав политической оппозиции.

«Конечно, я не хочу попадать в тюрьму и терять свободу», - заявил Орлов на следующий день в своем офисе, где крупная доска объявлений служит своего рода святилищем Эстемировой, которую больше знали как Наташу.

«Но те слова, которые я сказал, были лишь моим минимальным долгом перед убитой Наташей Эстемировой, - говорит он. - Это было самое меньшее, что я мог сделать в память о моем ушедшем товарище и друге. Я должен был это сделать. Я сказал правду».

Докопаться до правды

Наталья Эстемирова - бывший учитель истории, обладавшая способностью ободрять и успокаивать пострадавших. Она была готова пускаться в преисполненные опасности поездки в зоны конфликта за правдой. В качестве старшего научного сотрудника «Мемориала» в Чечне она неоднократно документировала злодеяния, совершаемые войсками, силами безопасности. Результаты ее расследований привели во многих исках к признанию Европейским судом по правам человека нарушений в действиях федеральных властей - единственного места, где, как считают многие русские, они могут добиться справедливости.

Она не поддерживала исламских экстремистов в Чечне и не стеснялась описывать их злодеяния. Но она хотела, чтобы власти преследовали боевиков по закону.

Кадыров - бывший боевик, который перешел на другую сторону и стал союзником Кремля. Он пришел к власти после гибели своего отца, президента Чечни, убитого в 2004 году. Три года спустя Владимир Путин, тогда бывший российским президентом, назначил Кадырова главой Чечни. Ему было только 30 лет. Крепкий и бородатый боксер-любитель, он любит потрясать оружием перед камерами и демонстрировать свой личный зоопарк, где есть тигр, страусы и другая экзотика. Кремль доверил ему стабилизацию и восстановление Чечни.

Кадыров часто говорил, что Эстемирова и «Мемориал» сфабриковали свои выводы с целью выслужиться перед западными покровителями и ослабить Россию.

В 2008 году, как показали свидетели на нынешнем процессе Орлова, Кадыров пытался избавиться от Эстемировой, назначив ее в правительственную комиссию по правам человека. Он, очевидно, полагал, что если у нее будет официальный статус, она не будет выступать с публичной критикой.

Вскоре после этого Эстемирова дала интервью по национальному телевидению, в котором пренебрежительно высказалась о порядках в Чечне, которые требуют от женщин носить хиджаб.

«Мне просто не нравится, когда мне что-то навязывают, диктуют или командуют мной - как жить, как одеваться», - заявила Эстемирова.

Кадыров, основной поборник правил, был в гневе и при встрече быстро уволил ее из комитета по правам человека.

«Наташа рассказывала, он говорил с ней очень агрессивно, враждебным тоном, и порой срывался на крик», - рассказала суду коллега погибшей Екатерина Сокирянская.

«Он угрожал Наташе, и в частности выражал свое глубочайшее неудовольствие ее работой, - заявила Сокирянская, - он сказал, что у него руки по локоть в крови, сказал, что убивал людей, и не стыдится этого, потому что боролся против врагов Чечни».

Сокирянская затем подробно остановилась на самой страшной части. Кадыров спросил Эстемирову, есть ли у нее дочь, хотя знал, что есть. Он задал второй вопрос: боялась ли она когда-нибудь за ее безопасность?

После этого разговора Эстемирова уехала с дочерью-подростком из России. Это был уже второй раз, когда она отправлялась в изгнание после ругани с Кадыровым, говорят ее друзья. Но через несколько месяцев она вернулась, по-прежнему критикуя Кадырова и его службы безопасности.

В июле 2009 года Эстемирова собирала информацию о том, как силовики поджигали дома родственников предполагаемых боевиков. Высокопоставленный представитель чеченских властей пожаловался ее коллеге, что она портит репутацию Чечни.

Этот представитель упомянул случай с Анной Политковской, воинствующим представителем оппозиционной журналистики, которая была убита в 2006 году и была другом Эстемировой. Он заявил, что если бы Политковская была более осмотрительна, она была бы жива.

Начальство Эстемировой в Москве забило тревогу и начало планировать очередную ее эвакуацию. Но было уже поздно.

Когда она вышла из своей квартиры в Грозном, административном центре Чечни, 15 июля, неустановленные лица затолкали ее в машину и отвезли в соседний регион - Ингушетию.
 
Ее нашли застреленной на обочине дороги. Ни ценности, ни документы не пропали. Власти не смогли объяснить, как напавшие на нее смогли провести женщину через несколько милицейских постов, и их машину даже не досмотрели.

Сначала горе, потом гнев

Когда новость об убийстве Эстемировой достигла Москвы, Орлов был просто убит горем и ощутил вину. Почему «Мемориал» не забрал ее раньше? Потом он разозлился.

«Люди спрашивают меня, кто виновен в этом убийстве, - заявил Орлов на пресс-конференции. - Я знаю имя этого человека. Знаю его должность. Его зовут Рамзан Кадыров. Его должность - президент Чеченской республики».

В Чечне г Кадыров отрицает какую бы то ни было причастность к убийству, и обещает лично возглавить поиск убийц. Но даже при этом он публично умалил роль Эстемировой и «Мемориала».

«Зачем Кадырову убивать женщину, которая никого не интересует? - заявил Кадыров в интервью «Радио Свобода/Свободная Европа» в августе 2009 года. - У нее никогда не было ни чести, ни достоинства, ни совести. Никогда»

Позднее по чеченскому телевидению он обратился к «Мемориалу» так, как Советский Союз привык говорить о преследуемых диссидентах. «Они не мои противники - они враги народа, враги закона, враги государства», - сказал Кадыров.

Кадыров не стал давать интервью для нашей статьи. Его помощники сказали, что он разъяснил свою позицию в судебных документах.

Кадыров сначала инициировал гражданский процесс против Орлова, и менее чем три месяца спустя после убийства судья вынес решение в пользу Кадырова. «Мемориал» и г-н Орлов должны были опубликовать отказ от своих обвинения в отношении Кадырова на сайте «Мемориала» и выплатить примерно 2,3 тысячи долларов в качестве компенсации.

По требованию Кадырова, потом прокуратура выдвинула уже уголовное обвинение в отношении Орлова - в клевете. На суде этой осенью адвокат Кадырова Красненков предположил, что это «Мемориал» угрожал Кадырову, а не наоборот. Красненков яростно набросился с вопросами на коллегу Эстемировой Александра Черкасова.

Красненков: «Вы в курсе физических угроз Рамзану Кадыровы - или угроз убить его - которые слышали из уст одного из членов «Мемориала»?

Черкасов: «Я ничего не знаю об этом».

Красненков: «Вы можете гарантировать, что в «Мемориале» нет специальной группы, которая оказывает психологическое и физическое давление на людей, которые не нравятся «Мемориалу»? Да или нет!»

Черкасов: «Конечно, могу. Это странно для меня слышать такое».
 
Вне суда Красненков заявил в интервью, что обвинительный приговор должен заставить ФСБ, организацию-преемника КГБ, закрыть «Мемориал». Он заявил, что надеялся, что позиция Кадырова в отношении «Мемориала» подвигнет и других российских политиков не ограничиваться только гражданскими исками в случаях несправедливой критики, но добиваться и уголовного преследования.

«Они должны так поступать ради сохранения престижа государства», - заявил Красненков. Кадыров еще не свидетельствовал на процессе, но может сделать это в январе. Вскоре после этого, как ожидается, судья вынесет вердикт.

В то же время расследование убийства Эстемировой, в том числе и того, кто заказал ее, продолжается.  Правоохранительные органы теперь склонны считать, что настоящим убийцей был исламский экстремист, который был убит силовиками осенью 2009. Они говорят, что нашли оружие, которое использовали для убийства Эстемировой рядом с документами, на которых была фотография того самого экстремиста.

Орлов назвал этот вывод нелепой попыткой повесить ее убийство на мертвого, и конечно же, боевика.

Орлов направил официальный запрос властям: если они исключили вариант причастности представителей власти к смерти Эстемировой, тогда они должны опубликовать материалы дела, демонстрирующие, что они проверили эту версию. Запрос отклонили.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.