Москва. Когда российский президент  Дмитрий Медведев выступал со своим ежегодным обращением к Федеральному Собранию, меня поразил тот факт, что его речь, казалось, была обращена к передовой, преуспевающей стране, а не к реальной сегодняшней России.

Президентские выборы в России пройдут в 2012 году. Но то, что будет происходить в 2011 году, по моему мнению, будет еще более важным, чем сами эти выборы. Действительно, эволюция российского общества может изменить российскую политику, несмотря на мнение внутренних оппонентов, отвергающих изменения, или тех, кто необоснованно считает Россию «неисправимо авторитарной». Но для того, чтобы это произошло, в наступающем году должна быть разработана новая программа для России.

Десять лет назад защита территориальной целостности России и восстановление управляемости находились в числе главных приоритетов. Люди поддержали президента Владимира Путина, который сосредоточил свое внимание на выполнении программы «стабилизации». Можно спорить по поводу тех средств, которые для этого использовались, и насколько это было успешно, однако «экзистенциальные» вызовы, с которыми столкнулась Россия, были в основном преодолены.

Вместе с тем процесс стабилизации наглядно продемонстрировал нерешенные проблемы России, которые глобальный финансовый кризис только обострил, но он не являлся их причиной. В конце концов российская экономика - основанная на природных ресурсах, приводящая к деиндустриализации и затратная – является результатом исключительно внутренних решений. И не кризис стал причиной коррупции, поразившей бюрократический аппарат на всех уровнях, и не он стал причиной того, что Россия потеряла динамику своего демократического развития.

Мы, россияне, полагались только на нефть и газ, забывая о том, что эти ресурсы не вечны. Но даже при благоприятной ситуации на мировом рынке мы не смогли решить проблему бедности, от которой страдают еще миллионы людей, живущих в России.

Я убежден в том, что все беды России происходят от политики. Нам нужна демократическая, конкурентная среда, инициатива на всех уровнях, активное гражданское общество, а также реальный общественный контроль. Только при этих условиях сложные задачи, стоящие перед страной, могут будет решены.

Однако, начиная с 2005-2006 годов, власти стали принимать такие меры, которые сделали ответную реакцию на острые проблемы практически невозможной. Решение о назначении губернаторов регионов вместо их выборов, о голосовании по партийным спискам, о повышении порога для партий при прохождении в Думу и об отмене требования о минимальной явке избирателей при сильно распространившемся манипулировании выборами и средствами массовой информации – все это привело к созданию системы, лишенной обратной связи с избирателями. Не удивительно, что политическая элита стала заниматься сама собой и обслуживать только свои собственные узкие интересы.

Этим летом, когда лесные пожары бушевали вблизи Москвы, изоляция элиты приобрела угрожающий характер. Но произошло нечто неожиданное: общество стало более требовательным, оно стало осознавать свои собственные интересы и научилось их выражать.

Хотя традиции самоорганизации в российском обществе не являются ни глубокими, ни сильными, реальное движение в этом направлении стало очевидным для всех. Активисты общественных движений, журналисты, экологи, бизнесмены и обычные люди, пострадавшие от тирании и коррупции государственных чиновников, стали присоединяться к этому движению.

Власти заметили это, по крайней мере в некоторой степени. Важным было решение Медведева о приостановке строительства автомагистрали через Химкинский лес на фоне широко распространивших акций гражданского протеста. В течение нескольких месяцев правительство Москвы и федеральные власти игнорировали противников строительства этой дороги, и поэтому решение Медведева стало сигналом: неуважительное отношение к народу недопустимо. Но сразу после этого бюрократия попыталась превратить публичное обсуждение – организованное для того, чтобы дать людям и гражданским институтам право голоса при решении подобных проблем, - в пустую формальность.

Таким образом борьба между демократическими и антидемократическим тенденциями становится более острой. Если победят антидемократические тенденции, то опасности будет подвержено все, что было нами достигнуто в предыдущие годы – включая саму стабильность.

Эта угроза, судя по всему, и заставила Медведева ясно обозначить свою позицию. «Не секрет, - написал Медведев в своем блоге, - что с определенного периода  в нашей политической жизни стали появляться симптома застоя, и возникла угроза превращения стабильности в фактор стагнации».

Это заявление президента стало неожиданным. Сделанная Медведевым оценка свидетельствовала о его понимании того, что проблемы России коренятся в политике – в деградации правящей партии, в отсутствии реальной оппозиции, а также в недостаточном уважении к правам представителей политических меньшинств.

Я приветствую сделанный Медведевым акцент на социальные проблемы, а также его антибюрократическую риторику. Но его заявления являются всего лишь первым шагом к формулированию новой российской программы, первым пунктом которой должно стать возобновление и ускорение движения к реальной и действенной демократии. Исключительно важно, чтобы россияне поверили в то, что слова Медведева отражают его приоритеты, и что он готов за них бороться.

Одним из этих приоритетов – и одним из наиболее важных – является образование. Мы подошли к той точке, когда конституционное требование универсального, бесплатного образования может превратиться в фикцию. Люди спрашивают: почему после Второй мировой войны у государства было достаточно средств для того, чтобы обеспечить бесплатное образование, тогда как сегодняшнее российское государство не может это сделать?

Общество также требует создания эффективных механизмов для борьбы с коррупцией, которая становится серьезной политической проблемой, и это происходит именно потому, что она увеличивает ту пропасть, которая отделяет людей от власти. Только серьезная президентская инициатива, поддержанная гражданским обществом и смелыми новыми политическими силами, будет способна справиться с этой задачей.

Новая программа должна включать в себя и сильную экономическую часть. Латание бюджетных дыр и отдельные  инициативы недостаточны для того, чтобы обеспечить экономическое обновление. России нужен прорыв к современной, основанной на знании и экологически устойчивой экономике. И здесь я вижу прямую связь с проблемой образования.

Я убежден в том, что Медведев должен стать лидером в процессе формулирования новой российской программы, и он должен предпринять активные действия в наступающем году. Общество его поддержит.

Лауреат Нобелевской премии мира Михаил Горбачев был последним президентом Советского Союза.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.