В этом году вокруг разных местных вопросов будут возникать все более и более политизированные природоохранные движения, а между организациями «зеленых» и предпринимателями будет заключен союз с целью раскрытия потенциала России, связанного с возобновляемыми источниками энергии (если только опять не разгорятся пожары).

Начало минувшего года выдалось неудачным для защитников окружающей среды. В январе премьер-министр Владимир Путин был настолько озабочен проблемой безработицы, что вопроса загрязнения озера Байкал для него вообще не стояло, и он разрешил вновь открыть вызывающий неоднозначную реакцию целлюлозно-бумажный завод, находящийся на берегу озера.

Летом Россия впервые ощутила на себе последствия глобального потепления: из-за страшнейшей в истории страны жары в лесах и на торфяных болотах разгорелись пожары, от которых сильно пострадала европейская часть страны; тысячи людей остались без крова, по меньшей мере пятьдесят человек погибли. Из-за засухи страна лишилась примерно 30% урожая, из-за чего государство запретило экспорт зерновых.

Тогда же началась вырубка деревьев с целью прокладки вызывающего неоднозначную реакцию шоссе, проходящего через Химкинский лес. Кампания протеста, проведенная грамотно с точки зрения отношений с органами массовой информации, превратила историю борьбы местных жителей с дорожными строителями в сюжет года. В центре Москвы прошел массовый митинг, и государство было вынуждено временно отступить.

Но не все было плохо. В ноябре Путин провел в Санкт-Петербурге конференцию по охране тигров и заслужил некоторую похвалу. В сентябре прошла конференция, посвященная проблеме быстрого потепления климата в Арктике, что стало редким и ценным шансом для экологов, государства и нефтяных компаний поработать вместе.
 
Политическое «озеленение»

Демонстранты не смогли добиться закрытия целлюлозно-бумажного завода на Байкале, а в декабре правительственная комиссия разрешила продолжать строительство шоссе через Химкинский лес. Но взрыв общественного негодования «вынес региональные экологические проблемы на федеральный уровень», как выразился Алексей Яблоков, возглавляющий «зеленое» крыло партии «Яблоко».

Таким образом, формируемые «под задачу» лоббистские группировки оказались в любопытном положении: они разочаровались в своей нынешней тактике, зато имеют веские основания начать борьбу на новом фронте — откровенно политическом.

«В 2011 году ожидается укрепление и дальнейшая политизация движения «зеленых», — написал Яблоков в комментариях, отправленных по электронной почте. — Организации, ранее избегавшие политики, теперь понимают, что без политических решений ничего не получится, законы работать не будут».

Самая известная из этих организаций — «Экооборона Московской области» (ЭКМО), мгновенно прославившаяся как флагман движения в защиту Химкинского леса в Подмосковье.

Во главе организации стоит обаятельная и неутомимая местная предпринимательница Евгения Чирикова, и ее аполитичная кампания набирала и набирала обороты до тех пор, пока, наконец, в августе на Пушкинской площади в Москве не собралось три тысячи сочувствующих, причем в их числе была живая легенда рок-музыки Юрий Шевчук.

Спустя несколько дней государство, казалось бы, отступило и приостановило работы по строительству шоссе, а специальная комиссия начала искать для него альтернативные маршруты.

В декабре комиссия одобрила первоначальный маршрут, и защитники начали действовать быстро и решительно, пообещав выдвинуть на президентских выборах 2012 года своего собственного кандидата, а также присоединившись к демонстрации в защиту свободы собраний, прошедшей на Триумфальной площади 31 декабря.

«Мы попробовали вести диалог, попробовали устраивать акции протеста, но нас не слушают, так что мы переходим в политическую сферу», — заявил представитель ЭКМО Ярослав Никитенко.

Насколько успешной будет деятельность политизированных организаций, создаваемых под задачу, — пока неясно. Партия «Яблоко» активнейшим образом борется за прекращение строительства в заказниках возле Утриша и Туапсе (Краснодарский край), но достигнутый ею успех невелик. А тем временем близится срок выборов 2012 года, и мало кто из аналитиков полагает, что Кремлем или оппозицией будет заостряться внимание на вопросах экологии.

Но политологи указывают, что споры из-за лесов и озер зачастую действительно обостряют и без того непростую политическую ситуацию на местном уровне.

«Зачастую споры вокруг экологической ситуации становятся катализаторами в тех ситуациях, когда местные жители уже и так сильно недовольны властями, которых воспринимают как пришельцев с сомнительными намерениями, не понимающих проблем местного населения», — заявил специалист по делам регионов из московского Карнеги-центра Николай Петров.

Ненависть к подобным «чужеземцам» особенно сильно сквозила в кампании, направленной против целлюлозно-бумажного завода на Байкале. Согласно данным опроса, проведенного местным иркутским сайтом Babr.ru вскоре после того, как Путин в январе вновь разрешил открыть завод, премьер-министр был назван «величайшим врагом Сибири». На втором месте оказался Олег Дерипаска — его холдинг «Базовый элемент» в то время контролировал завод.

Учитывая эту тенденцию, можно предположить, что Иркутск и Химки, а также события в Краснодарском крае в преддверии сочинской Олимпиады-2014 так и будут оставаться главными полями сражений. Также возможны схватки за охрану природы в Республике Алтай, где Газпром строит трубопровод в Китай.

Но больше всего споров проходит на региональном уровне.

«Знаком большого успеха митинга на Пушкинской площади против строительства шоссе, прошедшего этим летом, стал лозунг «У каждого есть свой Химкинский лес». Им были привлечены люди отовсюду, люди, боящиеся, что их собственный кусочек леса может быть вырублен», — заявил Петров. А Ангелина Давыдова — журналистка и специалист из российско-германского экологически-информационного бюро — считает, что новые споры разгорятся «в больших городах и вокруг них», причем по всей стране.

Нужен Эл Гор

Активисты уходят в политику, а инвесторы надеются, что в этом году Россия сделает экологичным и бизнес.

Инвесторы, занимающиеся возобновляемыми источниками энергии, добиваются от правительства разработки и принятия таких законов, которые сделают ветровые электростанции и прочие предприятия по производству энергии из возобновляемых источников рентабельными.

«Если в этом году все получится, то начнется полномасштабное инвестирование в возобновляемые источники. Если законов не будет, не будет и развития», — поясняет Анатолий Копылов из Российской ассоциации ветроиндустрии.

Среди норм, которые необходимо принять для обеспечения работы с возобновляемыми источниками энергии, — стандарты компенсационных выплат для производителей, стандарты подключения ветровых электростанций к национальным электрическим сетям, а также система финансового стимулирования и налоговых послаблений, аналогичных тем, которые предоставляются в прочих секторах энергетики.

Копылов нашел союзников из числа сотрудников Международной финансовой корпорации — подразделения Всемирного банка, которое в последний месяц 2010 года начало лоббистско-инвестиционную кампанию по «открытию дверей» начинающим инвесторам в сектор возобновляемых источников энергии.

Сейчас в российской энергетике возобновляемые источники занимают менее 1%-ной доли, но к 2020 году государство поставило цель довести этот показатель до 4,5%.

Директор программы МФК Патрик Виллемс (Patrick Willems) говорит, что очень хотел бы найти «российского Эла Гора», который всем бы рассказал о глобальном потеплении и пользе ветровых электростанций и биотоплива. Сам же он вместе со своим аппаратом весь 2011 год будет заниматься подготовкой общественных и политических настроений, проводя серию общественных мероприятий, нацеленных на повышение информированности, а также, что, видимо, самое характерное, на поиск проектов, способных уже сейчас продемонстрировать коммерческий потенциал возобновляемых источников энергии.

Такие давно существующие лоббистские группировки экологической направленности, как, например, Greenpeace, тревожатся из-за перспективы быстрого увеличения инвестирования в атомную энергетику после заключения Россией и США в декабре соглашения о сотрудничестве в области атомной энергетики. Инициативу МФК они приветствуют.

Представители Greenpeace считают, что в недавно заключенном соглашении содержатся условия, позволяющие сторонам обмениваться радиоактивными материалами с целью их вторичной переработки. Они опасаются, что под этим скрывается перспектива использования Америкой России как свалки радиоактивных отходов.

«Возможно, в 2011 году будет заключено первое соглашение о доставке в Россию радиоактивных отходов из Америки, а может быть, даже первые доставки», — предупреждает Владимир Чупров из российского филиала Greenpeace.

Самое трудное — это бросить вызов устоявшемуся скептическому отношению к глобальному потеплению и возобновляемым источникам энергии, которое лично воплощает не кто иной, как сам Путин. В сентябре премьер-министр, выступая на международной конференции по Арктике в Москве, заявил, что Северный Ледовитый океан «когда-то был тропическим морем», а значит, климат может изменяться и без воздействия человека. В декабре он сказал, что ветровые электростанции «с виду экологичны [в качестве источников энергии], но на самом деле из-за них погибают птицы».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.