Не прошло и недели после смены состава Конгресса, как события в отдаленной части света — в России — вынуждают конгрессменов выражать большое недовольство. К примеру, российские правоохранительные органы задержали одного из лидеров оппозиции Бориса Немцова; это случилось во время митинга в защиту свободы собраний на Триумфальной площади в Москве, в последний день 2010 года.

Протестующие призывали российские власти соблюдать конституцию и требовали отставки премьер-министра России Владимира Путина. В Москве и в Санкт-Петербурге, где проходил аналогичный митинг, было арестовано более ста пятидесяти человек. Вот вам и свобода собраний.

Кроме того, протестующие выразили свою поддержку Михаилу Ходорковскому, бывшему генеральному директору компании «ЮКОС», а сегодня — самому знаменитому политическому заключенному в России. 29 декабря Ходорковский был приговорен еще к четырнадцати годам тюрьмы, хотя в 2005 году суд (точнее, пародия на суд) уже дал ему восемь лет за уклонение от налогов.

Суд над Ходорковским был специально отложен до того момента, когда Сенат США ратифицирует новый договор СНВ — договор о стратегических ядерных вооружениях. Это было сделано с целью избежания осложнений в напряженном процессе рассмотрения договора. Приговор Ходорковскому был вынесен подставным судом, достойным печально известного Андрея Вышинского — прокурора, участвовавшего в советских чистках 1930-х годов. В России и по всему миру это отозвалось неприятным холодком.

Конгресс недоволен и тем, что Москва продолжает активно преследовать инакомыслящих. 2 января трое лидеров российской оппозиции, включая Немцова, получили короткие сроки тюремного заключения за «неповиновение милиции».

В четверг судья московского суда Елена Сташина отклонила поданную Немцовым апелляцию и отправила его обратно в тюрьму. Это та самая судья, которая осенью 2009 года отправила обратно в тюрьму смертельно больного Сергея Магнитского, где он спустя четыре дня скончался. Сейчас Конгресс готовится к введению санкций против нее лично, а также против остальных официальных лиц, причастных к смерти Магнитского. Сенатор от штата Мэриленд, Демократическая партия, Бен Кардин (Ben Cardin), он же председатель Хельсинкской комиссии по правам человека, жестко осудил ненадлежащее применение судебных мер в России.

Последний всплеск преследований по политическим мотивам, идущий на фоне хваленой «перезагрузки» отношений между США и Россией, очень сильно возмутил сенатора от Республиканской партии Джона Маккейна (штат Аризона), а независимый сенатор от штата Коннектикут Джо Либерман (Joe Lieberman) выступил с резким заявлением, в которым выразил глубокую разочарованность в связи с несправедливым обращением и арестом Немцова и прочих лидеров оппозиции. Так же поступил и сенатор-демократ от штата Аляска Марк Бегич (Mark Begich), опубликовавший декларацию с осуждением ареста, а еще — его коллега и сенатор Роджер Уикер (Roger Wicker), штат Миссисипи, Республиканская партия.

Непрекращающиеся аресты демонстрантов настолько же незаконны, насколько и драконовский приговор, вынесенный Ходорковскому. Они говорят об ухудшении ситуации внутри России, а оно быстро приведет к ухудшению и отношений России с США.

Карательные меры, предпринятые российскими властями, должны стать предупреждением для инакомыслящих, и даже мягкая риторика президента Дмитрия Медведева, основного партнера администрации Обамы, не изменит реального положения дел. Кремль остается глух к предостережениям нашей администрации, что нужно быть «добрее, мягче» к гражданскому обществу в России.

Придя к власти, Медведев попытался начать диалог с демократической оппозицией и включить ее в свою орбиту. Он приглашал активистов борьбы за демократию в Кремль на чай, давал интервью либеральным органам прессы. Путин организовал вынесение Ходорковскому приговора, обзывал демократов, «шакалящих вокруг иностранных посольств», а Медведев обращался с их лидерами с подчеркнутым уважением, даже назвал Немцова «сильным политиком». Только это неважно — Немцов-то все равно в тюрьме.

Более того, шансы Медведева на то, что Путин разрешит ему выдвинуть свою кандидатуру на президентских выборах 2012 года, выглядят призрачными. На первый план в очередной раз выходит программа Путина, и он хочет заниматься всем сам. А лидерам оппозиции делают физически ощутимое внушение, чтобы они не высовывались.

Российский журналист и правозащитник Кара-Мурза пишет об этом так:

«Второй суд над Ходорковским и аресты в канун Нового года, возможно, были осуществлены с целью запугивания оппозиции, но вместо этого все увидели, в каком перепуганном и отчаянном положении находится сам режим. В конечном итоге никакое давление не позволит существовать правительству, которое утратило веру в своих граждан».

Отлично сказано, вот только российская экономика идет на поправку, уровень безработицы составил 6,7%, а власти получают и копят большие доходы от продажи нефти и газа, а также держат под контролем тайную полицию, правоохранительные органы, телевидение и огромное количество социальных льгот.

Преследования говорят о том, что Путин и силовики крепко держат власть, а движение Медведева к модернизации, инновациям и правопорядку носит крайне ограниченный характер. Конечно же, с точки зрения правящих кругов России слово «застой» — им обозначают брежневскую эпоху в целом — перестало быть ругательным, а перспективы демократизации, маячившие в последние два года, обратились в ничто.

В 2011 году в Москве не будет никакой гласности и никакой перестройки. Скорее всего, в преддверии парламентских, а затем и президентских выборов репрессии только усилятся. Конгресс США не найдет в этом ничего забавного. К сожалению, это поставит под большой вопрос взятый Обамой курс на «перезагрузку». Конгресс, безусловно, все отмечает и будет действовать сообразно.

Ариэль Коэн занимается научными исследованиями в фонде «Наследие»

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.