Ключевые противники тандема Медведев-Путин, едва выйдя из тюрьмы после пятнадцати суток лишения свободы, решили объединиться.

Шаг вперед, два шага назад – такой стратегии придерживается тандем Путин-Медведев в своем отношении к оппозиции. Единственной целью подобной политики является, похоже, нежелание разделять с кем-то власть. После пятнадцати суток заключения лидер «Солидарности» и бывший вице-премьер Борис Немцов вместе с экс-лидером запрещенной НБП Эдуардом Лимоновым в субботу вечером были выпущены на свободу. Владимир Тор, известный националист, также задержанный 31 декабря, пока остается под арестом. «За решеткой оппозиция объединилась», - не скрывает своей радости Борис Немцов в беседе с журналистами, расспрашивающими его об этой неожиданной солидарности между демократами и экстремистскими движениями. «Нас объединяет желание избавить России от власти, которая ведет ее к гибели», - уточнил Немцов.

Новогодним подарком от Деда Мороза для Немцова и некоторых других известных противников существующего режима стало тюремное заключение. 31 декабря оппозиция собралась в сердце Москвы на Триумфальной площади. Хотя разрешение на это собрание было получено,  демонстрацию окружили сотни «космонавтов» (так называют сотрудников милиции, обеспечивающих порядок, из-за их камуфляжной формы). На том же месте и в то же время должен был происходить другой митинг, на проведение которого разрешения выдано не было. Силы правопорядка задержали несколько десятков демонстрантов. Рядовых участников демонстрации отпустили, и они смогли встретить новый год дома; однако Немцов, Лимонов, Тор, руководитель молодежного крыла партии «Яблоко» Илья Яшин, активист «Левого фронта» Константин Косякин были осуждены на срок от пяти до пятнадцати суток лишения свободы за отказ повиноваться указаниям сил правопорядка.

«Я присутствовал на суде над Немцовым, - рассказывает Владимир Рыжков, другой известный противник Путина. - Я слышал, как давались ложные показания; все дело было целиком и полностью сфабриковано. Судья просто отказалась просмотреть видеоролики и фотографии, на которых можно было бы увидеть, что Немцов абсолютно не сопротивлялся полиции в момент задержания; это незаконно, что он получил пятнадцать суток пребывания под стражей». Илья Яшин отказался отвечать на вопросы судьи, расценивая все судебное заседание как дурной фарс. «Я видел, как  милиционеры переписывали протокол моего задержания», - объясняет он голосом, охрипшим от недельного пребывания в ледяной камере. Собравшись после освобождения, «узники совести», как назвала их Amnesty International, Немцов, Лимонов, Косякин и Яшин дружно заявили об отсутствии правосудия в России, «олицетворением которого является судья Боровкова, лакейски исполняющая команды сверху».

Сражение в одиночку

2010 год оказался богат состязаниями между властью и ее критиками и противниками. Казалось, последним порой удавалось одерживать небольшие победы. В Москве борцы «Стратегии 31», защищающие статью 31 Конституции, которая гарантирует свободу собраний, в конце концов получили разрешение на проведение собраний 31 числа каждого месяца, в котором 31 день; раз от разу их акции становились все более многочисленными (от ста человек до более тысячи манифестантов). Защитникам «зеленых легких» столицы, Химкинского леса, выкорчеванного в связи с сооружением автострады, после долгой борьбы против властей в одиночку удалось превратить защиту зеленой зоны в дело, вокруг которого объединилась не только политическая оппозиция, но и тысячи рядовых москвичей. Тем временем различные демократические и либеральные движения решили скооперироваться в рамках партии народной свободы «За Россию без произвола и коррупции» («Парнас»), чтобы представить список на парламентских выборах 2011 года и единого кандидата на пост президента от этой партии в 2012 году.

В самый канун Нового года власть жестко отреагировала. Во время телеэфира (четыре часа ответов в прямом эфире на звонки телезрителей) премьер-министр Владимир Путин весьма резко разъяснил, что он не позволит оппозиции, конкретно в лице Бориса Немцова, Владимира Рыжкова и Владимира Милова, членов-основателей будущей партии «Парнас», «получить доступ к кормушке» (синоним власти на путинском жаргоне). Помимо того, что он осудил бывшего нефтяного магната Михаила Ходорковского до вынесения решения суда, «Путин  в тот день опечатал всю оппозицию и демократию», считает Владимир Рыжков. «Он торжественно положил начало своей предвыборной кампании, заявив, что сохранит власть во что бы то ни стало, чтобы не допустить демократической передачи власти», - уверен оппозиционер. Илья Яшин подтверждает: «Мы присутствуем при «лукашенизации» (намек на президента Белоруссии, последнего европейского диктатора Александра Лукашенко) путинского режима». Этот режим характеризуется деспотической концентрацией власти единолично в руках
Путина и жестоким подавлением всякого сопротивления.

«Жидкие бороденки»


Сотрудник Института Карнеги Николай Петров высказывается более пространно: «Если это ужесточение носит стратегический характер, то есть власть сбросила маску модернизации, чтобы открыть свое истинное деспотическое лицо, то всякую политическую оппозицию в будущем ждут только репрессии. Но, возможно, это лишь конъюнктурный разворот. Банду с «жидкими бороденками» (выражение Путина) раздавить легче, чем толпу разъяренных футбольных фанатов». Последние слова - намек на беспорядки, сотрясавшие столицу в начале декабря, когда пять тысяч молодых националистов оказали ожесточенное сопротивление силам правопорядка под стенами Кремля. Владислав Сурков, помощник руководителя администрации президента, а затем Путин, поторопились обвинить либеральную оппозицию в том, что это она породила такого рода уличные акции протеста. Однако репрессии тоже могут сыграть на руку оппозиции. «В глазах людей Немцов выглядит теперь не просто модным болтливым политиком, но угнетенным борцом сопротивления», - анализирует Петров. Пока слишком рано оценивать влияние этого события на жителей России, из которых, судя по опросам «Левада-центра», 47% по стране в целом (63%) по Москве склонны считать, что в России нет значительных оппозиционных партий и движений.

Во всяком случае, Немцов сейчас в форме. «У нас есть все шансы основать свою партию и одержать верх на выборах», - лихо и несколько провокационно заявляет он. Его оптимизм восхищает, когда знаешь, что в России никакая политическая активность невозможна без согласия Кремля, и что существуют десятки официальных и законных способов отклонить запрос на регистрацию политической партии, даже не пускаясь в манипуляции с избирательными урнами.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.