В январе уличные протесты заставили покинуть президентский пост тунисского автократа Зина эль-Абидина Бен Али (Zine El Abidine Ben Ali). Ему пришлось спешно бежать из страны в Саудовскую Аравию. Эти события продолжили череду характерных для последних лет восстаний против авторитарных лидеров. На постсоветском пространстве такие восстания зовутся «оранжевыми революциями» и остаются кошмаром правителей от Минска до Ташкента. Главный вопрос для Туниса сейчас заключается в том, режим какого типа теперь в нем установится. Победа демократии – не единственно возможный вариант, однако все надеются именно на нее.

Инвестиционная группа «Ренессанс Капитал» выпустила вскоре после случившегося в Тунисе интересный доклад, в котором она рассматривает механизмы, приводящие к революциям и восстаниям, и пытается определить опасные для диктаторов признаки. Хотя документ фокусируется на африканских странах, параллели с бывшими республиками Советского Союза очевидны.

Он формулирует три следующих основных правила демократизации:
1. Чем богаче люди, тем больше шансы, что они восстанут, однако уже став демократией, страна никогда не перестает ей быть;
2. Крупные экспортеры энергоносителей не бывают демократиями;
3. Чем больше среди населения процент молодых мужчин, тем выше вероятность революции.

Количественные показатели

Благосостояние, безусловно, один из ключевых факторов. Бедное население думает только о том, как бы заработать на следующий обед, зато относительно благополучный средний класс больше озабочен качеством жизни, общественными услугами и личными свободами. Основываясь на данных исследований, впервые проведенных в 1959 году, результаты которых были дополнены в 1997 году Адамом Пшеворским (Adam Przeworski) и Фернандо Лимонджи (Fernando Limongi) в их работе «Модернизация: теории и факты» («Modernization: Theories and facts»), авторы доклада «Ренессанс Капитал» вычисляют количественные показатели революционности ситуации.

Если считать, исходя из паритета покупательной способности в долларах на 2009 год, получится, что шансы на то, что революция произойдет в стране со средним доходом ниже 2000 долларов на душу населения крайне низки. Однако, если доходы находятся в промежутке от 2000 до 8000 долларов, тогда вероятность в революции в каждый конкретный год составляет уже скромные 1-2%. Риск увеличивается, если зарплаты начинают расти или падать: если они растут, вероятность восстания достигает 4-5% (так как люди начинают сильнее фокусироваться на изъянах качества жизни), если они падают, риск становится еще выше и доходит до 6-11% (так как люди начинают стремиться обрести политическую власть, чтобы изменить очевидно скверную ситуацию).

В 2009 году доход на душу населения в Тунисе составлял 8300 долларов, что помещает эту страну в верхнюю часть группы риска. На постсоветском пространстве риск выступлений против авторитарных режимов также высок, так как все его страны также находятся в верхней части этой группы. Более того, за последние два года вероятность восстаний возросла в связи с вызванным кризисом падением доходов: с тех пор, как начался глобальный кризис, своих коррумпированных президентов уже успели свергнуть киргизы и молдаване.

По этому параметру Россия выделяется на фоне соседей – у ее граждан самые высокие доходы в регионе, примерно на уровне 14 000 долларов. Будучи страной со средними доходами, Россия уже давно должна была бы присоединиться к «бессмертным» демократиям Запада – до сих пор ни одна страна с уровнем доходов выше 14 000 долларов, пришедшая к демократии, ее не утратила. Однако тут вступает в действие второй закон демократизации: крупные экспортеры энергоносителей не бывают демократиями. «Из 20 стран, бывших в 2009 году, по данным BP, крупнейшими экспортерами нефти, Freedom House признает полностью демократическими лишь три. Из них, две (Канада и Норвегия) пришли к демократии до того, как стали крупными экспортерами энергоносителей, так что в их случае работает первое правило, в то время как третья (Мексика) представляет собой любопытное исключение из правил», - говорится в докладе.

Сейчас население России явно начинает волноваться. Это естественное последствие роста доходов в течение прошлого десятилетия. Кризис только еще сильнее взбаламутил россиян, заставив их доходы упасть. В декабре центр Москвы превратился в арену уличных столкновений на национальной почве с участием футбольных болельщиков, которые вышли на улицы после убийства одного из собратьев. Окрестности «Киевской» были оцеплены, по улицам рыскали группы бойцов ОМОНа. Город не видел ничего подобного уже полтора десятка лет. Эти беспорядки стали показательным выражением ощутимого недовольства, нарастающего среди россиян.

В этом году ситуация может стать еще хуже. Второй закон демократизации непосредственно связан с тем фактом, что богатые энергоносителями страны получают достаточно большие прибыли, чтобы иметь возможность не взимать налогов со своего населения. В ситуации, когда не приходится платить налоги, обычный человек не слишком тревожится о представительстве. «При низких прямых налогах люди меньше требуют прямого представительства. В то же время, как на свою беду выяснила в 1776 году Британия, когда этих людей облагают налогами, они могут начать протестовать», - объясняет Чарльз Робертсон (Charles Robertson), главный экономист «Ренессанс Капитал».

Сейчас россияне платят одни из самых низких налогов в регионе, но в предстоящем году это должно измениться: в стране вводится ряд новых налогов, чтобы покрыть бюджетный дефицит, возникший впервые за десять лет.

Процент мужчин

Россия также уязвима и для третьей угрозы – в ней много молодых мужчин. В бедных странах обозленная молодежь часто сбивается вместе и выходит на улицы. «Согласно «теории преобладания молодежи», когда доля молодых мужчин в стране превосходит 30% от ее населения, риск войны или революции становится особенно высоким», - говорит Робертсон. На его взгляд, «порог опасности», при пересечении которого диктаторам следует начинать опасаться молодежных выступлений, составляет 15%.

В Тунисе доля мужчин в возрасте от 15 до 34 лет составляет 17,3%. Большая часть стран Ближнего Востока и Африки также перевалила за этот порог. В целом данная проблема, скорее, характерна для Ближнего Востока и Центральной Азии – на постсоветском пространстве планку в 15% миновал только Казахстан, - однако достаточно взглянуть на составленную «Росстатом» таблицу распределения населения России по возрастам на 2007 год, чтобы понять, что в стране сейчас много представителей проблемной группы -молодых мужчин со средним возрастом около 20 лет, - хотя в целом средний возраст населения России уже сейчас составляет больше сорока лет и продолжает расти.

Напоследок необходимо отметить, что уровень благосостояния, налоговая политика и избыток молодежи могут привести к беспорядкам и смене режима, однако это совсем не обязательно означает установление демократии. Киргизская «Революция тюльпанов» свергла президента Аскара Акаева только для того, чтобы заменить его деспотичным Курманбеком Бакиевым, который в свою очередь был свергнут в прошлом году.

Рост межнациональной напряженности , падение доходов и введение новых налогов происходят в самое неудачное для Кремля время. Как показали декабрьские события в Минске, ничто так не способствует общественным волнениям как выборы, а России скоро предстоят два важных голосования – в декабре на выборах в Думу, а в 2012 году на президентских выборах. Проблема в том, что, в стране нет очевидного оппозиционного кандидата, который мог бы выйти на сцену, если тандем Путина и Медведева свергнут. Зато в ней есть множество кремлевских инсайдеров с хорошим связями, готовых занять места лидеров, причем приход к власти любого из них явно не улучшил бы ситуацию.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.