В понедельник Москва пережила очередной террористический акт. В крупнейшем в России международном аэропорту «Домодедово» террорист-смертник привел в действие взрывное устройство, убив десятки людей. Все признаки указывают на то, что он был выходцем из одной из республик беспокойного Северного Кавказа – скорее всего, либо из Чечни, либо из Дагестана, для которых обычны насилие и нестабильность, поддерживаемые боевиками-исламистами. Таким образом, боевики во второй раз меньше чем за год наносят удар за пределами своих нестабильных республик, в оживленной российской столице, которая расположена за более чем 1000 миль от Кавказа.

В ответ российские власти неминуемо и закономерно будут говорить о наращивании мер безопасности в уязвимых местах, таких как метро и аэропорты. Тем временем, российские военные и спецслужбы будут продолжать придерживаться прежней стратегии и перекладывать ответственность за поддержание порядка в кавказских республиках на местные, туземные силы, как они привыкли делать в Чечне. Однако Москва имеет дело с намного более глубокой проблемой, чем необходимость что-то делать с Чечней и Дагестаном, и эта проблема – свойственная России непреодолимая незащищенность.

Фундаментальная проблема России как государства связана с ее географией. Хотя Россия огромна, у нее практически нет географических барьеров, которые бы отделяли и защищали ее от окрестных стран. Недостаток удобно расположенных океанов и горных хребтов заставляло Россию в течение всей ее истории создавать искусственные барьеры в виде буферных стран, подчиняя соседей – будь это Эстония, или Таджикистан, или что-либо между ними.

Однако эта стратегия «разделяй и властвуй» приводит к наличию в стране множества этнических групп, которым не слишком нравится власть Москвы. Поэтому России приходится поддерживать мощный аппарат внутренней безопасности, что истощает ресурсы, которые Россия могла бы потратить на экономическое развитие. В результате Россия при сильных структурах безопасности и при военной мощи оказывается слабой экономически. Прочие страны это прекрасно понимают, и используют, чтобы ослабить российское государство в целом. Последний раз они так поступили во время распада Советского Союза.

Эти проблемы, ни в коей мере не ограничивающиеся Северным Кавказом, на нем проявляются особенно остро. Этот горный регион породил такие этнические группы, как чеченцы, ингуши и дагестанцы – воинственные, обладающие клановым сознанием и явно недовольные необходимостью подчиняться Москве. Однако беда для России в том, что Москве жизненно важно контролировать Северный Кавказ, так как он расположен не только рядом с Поволжьем – сельскохозяйственным центром России, - но и рядом с проблемными точками, несущими для России стратегическую угрозу – такими как Грузия. Поэтому Москва просто не может игнорировать данный регион. Это объясняет, почему даже во время своей наибольшей слабости – в 1990-х годах – она не стала мириться с отделением Чечни и прибегла к военному вмешательству, чтобы не позволить чеченцам получить независимость.

Дополнительно осложняют ситуацию российские демографические проблемы. Численность этнических русских уменьшается с опасной скоростью из-за низкой рождаемости и высокой распространенности болезней и употребления наркотиков, в то время как мусульманское население Северного Кавказа стремительно растет. Только за ближайшее десятилетие ожидается увеличение доли мусульманского населения в России с 10 до 20%. Российскому государству, по-видимому, будет нелегко приспособиться к подобным демографическим изменениям, и это увеличит вероятность дезорганизации и дестабилизации.

Таким образом, проблемы России, такие как теракт в «Домодедово», коренятся глубже, чем может показаться, и не сводятся к трудностям с конкретной идеологией или отдельной непокорной этнической группой. Напротив, корни этих проблем лежат в российской географии и истории. Как STRATFOR уже писал и неминуемо будет указывать и в дальнейшем, Россия - это Россия, и от своей извечной борьбы ей никуда не деться.