Чертовски неудачное это было время для руководителей российских служб безопасности, чтобы прогуливать. В понедельник вечером 24 января, когда президент Медведев созвал экстренное совещание по вопросу теракта, произошедшего в крупнейшем аэропорту Москвы, два руководителя, отвечающих за предотвращение таких преступлений, на нем не присутствовали. А после этого они вообще исчезли из виду. Возложив большую часть ответственности на слабую службу безопасности в аэропорту, президент, похоже, защищает руководство российской милиции от самого насущного вопроса, беспокоящего всю страну: почему никто это не остановил?

Не так все было после предыдущих терактов, в том числе, в марте прошлого года, когда две террористки-смертницы уничтожили 40 человек, приведя в действие взрывные устройства в московском метро. В день совершения тех терактов Медведев также созвал совещание высшего руководства. Прибыло восемь человек, и первым, кого Медведев призвал к ответу, был руководитель российской службы безопасности ФСБ Александр  Бортников. Бортников с точностью до минуты доложил о произошедших взрывах, указал на возможные мотивы и пообещал, что его ведомство, отвечающее за контртеррористические операции, сделает все возможное, дабы предотвратить повторение подобных случаев.

Но после теракта в понедельник, когда спасатели убирали тела 35 погибших, а медики оказывали помощь многочисленным раненым за пределами залитого кровью и заполненного фрагментами тел терминала, за получением указаний от своего главнокомандующего прибыли всего три руководителя: министр транспорта, генеральный прокурор и главный детектив страны.

Главное указание, которое дал им Медведев, заключалось в проверке соблюдения законов, направленных на обеспечение безопасности, но не соблюдаемых. Это была лишь прелюдия к тому поразительному заявлению, которое президент сделал во вторник. А во вторник он объявил, что основную часть вины за взрыв несет руководство московского аэропорта «Домодедово». «Пронести или провезти такое количество взрывчатки [в аэропорт] требует определенных усилий, - заявил Медведев газете «Ведомости». - И за это должны ответить все, кто принимает там решения, и менеджмент самого аэропорта».

Любому, кто бывал в аэропорту «Домодедово», такое заявление покажется странным. Зал прилета, где произошел взрыв, открыт для входа, как и во многих других аэропортах мира. Во вторник руководство «Домодедова» отметило это в своем заявлении для прессы, добавив при этом, что безопасность этой части терминала обеспечивают сотрудники Министерства внутренних дел. Но Медведев в тот же день повторил, что в аэропорту необходимо провести расследование, «а не просто спихивать ответственность на милицию».

Между тем, министра внутренних дел Рашида Нургалиева нигде не видно. По состоянию на вечер вторника на вебсайте его министерства появилось лишь одно упоминание о взрыве. Это было сообщение о том, что патрульные милиционеры из Калуги сдают кровь для жертв теракта. А вебсайт ФСБ вообще хранит по этому поводу полное молчание. Среди заголовков – объявление о литературном конкурсе о российских разведчиках и заявление о том, что на Северном Кавказе, традиционно являющемся рассадником террористических группировок, в 2010 году «были созданы условия для стабилизации».

Отвечая на вопрос TIME о том, почему Бортников никак не прокомментировал произошедший взрыв, и почему он не присутствовал в понедельник на совещании у Медведева, представитель ФСБ заявил: «Я понятия не имею. Вам надо спросить у него, а он сейчас отсутствует». На неоднократные звонки в Министерство внутренних дел никто не ответил. Но пресс-служба министерства все же нашла время для того, чтобы опровергнуть заявление руководства аэропорта о своей невиновности. «Это не они будут определять. Есть надзирающий орган, они уже проверки проводят, вот они и найдут», - заявил репортерам руководитель пресс-службы Олег Ельников.

Пока продолжалось это мелочное перекладывание ответственности, российские законодатели начали шуметь, требуя дать ответы. Две оппозиционные партии в парламенте выразили желание немедленно заслушать Нургалиева. Высокопоставленный депутат от правящей партии «Единая Россия» Олег Морозов предложил организовать эту встречу на следующем «правительственном часе» своей палаты – который запланирован на апрель.

Руководство российских служб безопасности настолько глубоко засунуло свои головы в песок, что даже ветераны советской тайной полиции призывают обеспечить большую открытость. «Не знаю, как они собираются делить ответственность между ФСБ и МВД, но сделать это им придется, - заявил TIME ветеран КГБ Михаил Любимов, 20 лет проработавший в органах. – Мы не знаем, какие разведывательные возможности были упущены. Все что мы знаем, это лишь верхушка айсберга, поэтому нам остается лишь надеяться на то, что они расскажут остальную часть истории. А иначе на что они годятся?»

Судя по сообщениям о неумелых действиях спецслужб на прошлой неделе, можно сказать, что они действительно оказались ни на что не годны в преддверии теракта. Российские средства массовой информации, в том числе, государственное информационное агентство «РИА Новости», приводили высказывания многочисленных милицейских источников, сообщавших о том, что их еще за неделю предупредили о возможности совершения теракта в «Домодедове». Но в результате  милицейских поисков, произведенных в подмосковном Зеленограде, не удалось найти ни одного подозреваемого. В понедельник вечером источник из службы безопасности аэропорта рассказал Life News, что милицию предупредили даже о точном месте, где будет произведен взрыв – в зале прилета, возле стойки таможни. Но из-за нехватки личного состава они не приняли никаких мер предосторожности.

Перед лицом многочисленных заявлений о предостережениях и тревожных сигналах нежелание милиции объясниться демонстрирует не только отсутствие всякой ответственности и подотчетности, но и полное пренебрежение к российской общественности, говорит эксперт по российским службам безопасности Андрей Солдатов. «Ключевая обязанность любого должностного лица состоит в том, чтобы успокаивать и подбадривать людей, - отмечает он. – Но наша система построена таким образом, что руководство структур безопасности нельзя упрекать и осуждать, а само оно не обязано ни перед кем отчитываться».

В качестве примера Солдатов указывает на то, что когда Медведев все же провел беспрецедентную встречу с сотрудниками ФСБ, он сам поехал к ним, чтобы дать свою оценку теракту. Не они к нему поехали. По состоянию на вечер вторника директор этой службы никак не прокомментировал очевидные упущения своего ведомства.

Многие россияне теряют веру в людей, призванных их защищать, и такое молчание для них неутешительно.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.