Москва – Нижняя палата российского парламента с легкостью ратифицировала новый договор о сокращении стратегических наступательных вооружениях и контроле над вооружениями, проведение которого в жизнь является ключевой целью внешней политики администрации Обамы.

Теперь договор отправляется из нижней палаты российского парламента, Думы, в верхнюю палату – там голосование назначено на среду, но это станет, судя по всему, простой формальностью.

«Гонка вооружений – это дело прошлое, - заявил в интервью Радио России председатель комитета Совета Федерации по международным делам Михаил Маргелов в понедельник, - теперь на ее места пришла гонка разоружений».

Договор, представляющий собой первую крупную модернизацию соглашений по ядерному разоружению со времен последних дней эры холодной войны, устанавливает новые ограничения по количеству стратегических ядерных боеголовок и средств доставки в отношении оружия судного дня, когда державам придет в голову обменяться ядерными ударами. Пакт требует от США и России сократить свои ядерные арсеналы до уровней, слегка ниже текущих – до 1 550 боеголовок с каждой стороны. В то время как сейчас их насчитывает от 1 700 до 2 200 у каждой из сторон. Сокращение должно быть проведено в течение семи лет после ратификации. Договор также подразумевает незамедлительное возобновление взаимных инспекций.

Первоначально рассматриваемый как отправная точка для еще более значительных сокращений ядерных вооружений обеими странами, договор оказалось значительно сложнее ратифицировать в США, чем это предполагалось ранее. Он был одобрен в конце декабря, после серьезной борьбы в сенате.

Процесс в России – в парламенте, где доминируют прокремлевские партии – прошел мягче. И ранее на этой неделе даже те лица здесь, которые обычно занимают жесткую и неуступчивую позицию, и то выступили с поздравительными комментариями.

Голосование в Думе завершилось с результатом в 350 голосов «за» и 56 «против», значительно превышающим необходимые для одобрения договора 226 голосов. «Против» голосовали только коммунисты и либерал-демократы.

Но, отражая те процессы, которые ранее протекали в американском сенате, русские намереваются добавить к договору необязывающую формулировку, которая формально закрепит, что соглашение не подразумевает согласия на американскую программу противоракетной обороны, против которой Россия возражает.

Преамбула к договору содержит связь между наступательным и оборонительным стратегическим вооружением. Тем не менее американская сторона интерпретирует это таким образом, что это означает, что договор не накладывает ограничений на системы противоракетной обороны. Русские, как ожидается, заявят в комментариях после ратификации, что все-таки накладывает.

«Они могут интерпретировать положения договора любым образом, но эта интерпретация не будет являться юридически обязательной для Соединенных Штатов», - заявил в телефонном интервью эксперт Совета по международным отношениям Мика Зенко (Micah Zenko).