Теракт в московском аэропорту «Домодедово» - не только человеческая трагедия. Он также может служить символом недугов России Владимира Путина. По всем приметам он напоминает деяния сепаратистов-исламистов с Кавказа, еще со времен распада Советского Союза находящихся в конфликте с российским государством. После 2004 года и кризиса с захватом заложников в Беслане активность их группировок, состоящих в основном из чеченцев, явно затихла, однако в последние два года они вновь активизировались.

Возвращение в Россию массового терроризма свидетельствует об упущенных Москвой возможностях, которые заметны во всех областях политики. Г-н Путин пришел к власти после сумбурного правления Бориса Ельцина и успешно смог стабилизировать постсоветскую Россию. Особенно впечатляло то, как ясно он сознавал необходимость модернизировать российскую экономическую и политическую систему. Он сумел отказаться от рудиментов советской системы, приструнить размножившиеся при г-не Ельцине бизнес-мафии и помочь России сблизиться с Западом. Этому способствовал шедший до 2008 года рост доходов от продажи нефти и газа, которые дали г-ну Путину средства для проведения реформ.

Однако эти планы были реализованы только наполовину. Мало того - часть достигнутого власть позднее разрушила. Политические реформы закончились ничем. Г-н Путин задушил свободу слова. Предположительно, он даже использовал убийства, чтобы заставить замолчать критиков. Избирательная система сейчас дает возможность выбирать лишь между г-ном Путиным и одним из его дружков. Ситуация в экономике выглядит еще плачевнее. Хотя так называемых олигархов удалось приструнить, экономически Россия по-прежнему зависит от природных ресурсов. Впечатляющий советский технологический потенциал многократно сократился, и сейчас крошечная Бельгия регистрирует вчетверо больше патентов, чем Россия. Вряд ли, при этом г-н Путин не понимает, что нужно делать. Однако проблема в том, что у его окружения нет ни политической воли, ни умений, чтобы одновременно разжать политическую хватку и провести экономические реформы.

Еще один шанс Россия упустила на Кавказе. Она смогла подавить первое чеченское восстание, но не сумела дополнить военные успехи политическим урегулированием. Неудивительно, что в результате терроризм вернулся в Москву – точно так же как и другие недуги, которые продолжают ограничивать потенциал России и удерживать ее в рядах бывших могущественных держав.