Теракт, совершенный в понедельник в московском аэропорту «Домодедово», вероятно, - следствие необъявленной войны между Москвой и террористическими группировками из Чечни, Дагестана и Ингушетии.

Конфликт в Чечне был официально объявлен Дмитрием Медведевым закончившимся уже почти два года назад, но Северный Кавказ – Северная Осетия, Дагестан, Чечня – до сих пор пребывает в состоянии войны. Теракт 24 января в аэропорту «Домодедово» - почти без всяких сомнений, является продолжением этого конфликта.

Уже не первый раз в российской столице происходят теракты с участием смертников. До «Домодедово» в марте 2010 года две шахидки подорвали себя на двух станциях московского метро. С 2000-х годов исламские повстанцы с Северного Кавказа изменили стратегию, замечает эксперт «Московского центра Карнеги» Алексей Малашенко. До того времени они преследовали «политические» цели: добивались признания и переговоров с федеральными властями.

Однако же после кровопролитного исхода захвата заложников в «Театре на Дубровке» в 2002 году (более 180 погибших) и в школе в Беслане в Северной Осетии (около 400 жертв, в числе которых дети) они уяснили себе, что переговоры невозможны. Теперь они предаются террору ради террора как простой демонстрации силы, чтобы посеять в российском обществе страх.

Подобное изменение – результат политики Кремля. После каждого теракта Владимир Путин еще сильнее закручивает гайки, с одной стороны, чтобы уничтожить – но безрезультатно - террористические группировки, а с другой – чтобы продемонстрировать российскому населению, что лишь только он способен его защитить. Проблема в том, что подобная политика неэффективна, и недавний теракт  - лишнее тому доказательство.

Путин пришел к власти в 1999-2000 годах благодаря «второй» чеченской войне. После десяти лет безжалостных репрессий против борющихся за независимость людей он посадил руководить Грозным Рамзана Кадырова – сына одного из религиозных лидеров, вставших на сторону Кремля и убитого в результате теракта. Кадыров должен был навести в Чечне порядок и восстановить разрушенную боями столицу.

«Эскадроны смерти», терроризм

И Кадыров железной хваткой взялся за чеченцев. Некоторые строения в самом деле были восстановлены, что создало иллюзию нормализации обстановки. Чтобы еще лучше закрепиться у руля, Кадыров прибег к тактике террора, разбирательств без суда, похищениям, жертвы которых – правозащитники и журналисты.

Но эта жестокая политика своих целей не достигает. В октябре 2010 года боевики напали на здание парламента в Грозном – в тот самый день, когда в чеченскую столицу приехал глава МВД. Захват показал, что Чечня не избавлена от нестабильности, которой поражен Кавказ в целом.

Соседние регионы – Дагестан и Ингушетия - тоже являются полем битвы необъявленной войны между федеральными силами и боевиками. Московские правозащитники обвиняют российские власти в поощрении действий «эскадронов смерти», которые предаются, как в Чечне, пыткам, похищениям, незаконным задержаниям и досудебным разбирательствам.

Политика властей, таким образом, заставляют все большее количество молодых людей уходить в горы и бороться с центральной властью. Они все чаще причисляют себя к все более и более радикальным течениям ислама. По оценкам, численность подобных группировок достигает тысячи человек. Родители юношей, ставших жертвами сил правопорядка, и в особенности их жены, которых называют «черными вдовами», думают лишь о мести, принося смерть и разрушение в сердце России.

Провал «мягкой силы»

Население этих маленьких республик живет в растущем страхе – страдая от насилия, исходящего от «эскадронов смерти», поддерживаемых более или менее открыто Москвой, и от жестокости исламских боевиков.

Северный Кавказ – это мозаика языков и народов, каждый со своими особенностями, но у них всех одинаковые проблемы: бедность, коррупция, насилие, взлет радикального исламизма. По указке Кремля создан новый Северо-Кавказский федеральный округ, полпред которого призван действовать согласно принципам «мягкой силы» Москвы. Он должен улучшить экономическое и социальное положение во всем регионе.

И все его усилия разом разбиваются о коррупцию, хоронящую всякую надежду на развитие, и репрессии, которые ведут к радикализации. Это порочный круг, с которым сталкивается любая колониальная держава.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.