Ужасный теракт с участием подрывника-смертника, произошедший в понедельник в московском аэропорту "Домодедово", позволяет сделать пару печальных выводов о борьбе России с терроризмом. Первый заключается в  том, что спецслужбы этой страны, в отличие от  своих коллег в Европе и Северной Америке, оказались не в состоянии разработать способы и средства для выявления террористических групп, предотвращения нападений и защиты мест массового скопления народа, таких как аэропорты и метрополитен. Ни в одной стране полиция не может стопроцентно гарантировать безопасность. Но в России, где Владимир Путин объясняет укрепление полицейского государства террористической угрозой, только Москва пережила восемь крупных террористических актов, а также взрывы двух пассажирских самолетов, вылетевших из Домодедова. Потери от последнего теракта огромны: по меньшей мере, 35 человек погибли и более 200 получили ранения.

Во-вторых, самовластная форма правления Путина и имперская политика в отношении нерусских народов лишила его возможности разрешить или хотя бы найти подходы к решению главной проблемы, лежащей в основе большей части нападений. Речь идет о сопротивлении мусульманских в основном республик Северного Кавказа, включая Чечню, Ингушетию и Дагестан, которые в течение двух последних десятилетий добиваются большей самостоятельности и автономии от Москвы. Жестокая ответная реакция России, включая путинскую тактику выжженной земли в Чечне, способствует усилению мусульманских экстремистских группировок, число которых устойчиво увеличивается, несмотря на  непрекращающиеся контртеррористические операции. Согласно официальным российским данным, количество  терактов на Кавказе в 2010 году удвоилось, хотя на такое кровопролитие мало кто обращает внимание, если оно происходит за пределами Москвы и других российских городов.

Похоже, Путин и президент Дмитрий Медведев порой признают, что рейдами сил безопасности террористов остановить невозможно. Медведев возлагает вину на «экономическую отсталость» Кавказа, а Путин реализует план развития, в рамках которого центральное правительство в предстоящие десять лет инвестирует в этот регион 13 миллиардов долларов. Это могло бы принести определенную пользу, если бы данные программы не становились жертвой повсеместной коррупции. Но вопрос о самоуправлении республик кремлевские лидеры всерьез рассматривать не собираются. Не хотят они также заниматься очищением федеральных спецслужб и других органов безопасности, у которых лучше получается заниматься крышеванием и преследованием политических диссидентов, чем раскрывать террористические заговоры. Показательно то, что после взрыва Медведев обвинил менеджмент частной компании, управляющей аэропортом Домодедово, но не федеральных чиновников, отвечающих за борьбу с терроризмом.

Больше всего в неудачах и провалах властей тревожит то, что Россия должна проводить зимнюю Олимпиаду в Сочи в 2014 году, а город этот находится на границе Кавказа. Международный олимпийский комитет принял неблагоразумное решение отдать предпочтение российской заявке на проведение Игр. А это значит, что спортсмены и страны всего мира будут вынуждены полагаться на режим Путина-Медведева в надежде на то, что он не даст террористам сорвать проведение Олимпиады. Однако произошедший в понедельник теракт показал, насколько рискованной может оказаться такая ставка.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.