Когда российский вице-премьер и генеральный директор ExxonMobil поднимались на подиум в Давосе, чтобы объявить о второй в этом месяце крупной сделке в секторе российской нефтеразведки, было ясно, что страна становится более открытой и приветствует иностранные инвестиции в энергетику после нескольких лет тонко завуалированной враждебности.

Но в то же время в Лондоне стало не менее ясно, что Россия – это по-прежнему сложное и коварное место для ведения бизнеса, когда партнеры ВР в этой стране обратились в суд с требованием заблокировать аналогичную сделку, документы о которой были подписаны пару недель назад.

Контролируемый государством российский нефтяной гигант «Роснефть» заключил уже две однотипные сделки с западными нефтяными компаниями за месяц. ВР и ExxonMobil получат долю в миллиарды баррелей нефти, которые, как предполагается, залегают в неисследованных водах Арктики и Черного моря соответственно. В обмен они поделятся с «Роснефтью» своим опытом и технологиями оффшорной добычи нефти, и доступом к иностранным капиталам, которого не хватает российским компаниям.

Это знаменует заметный сдвиг в тенденции, которая наблюдалась в российском нефтегазовом секторе несколько лет, когда государство старалось все больше контролировать свои энергоресурсы.

Если вернуться в 2003 год, тогда российский нефтяной сектор выглядел совсем по-иному. Казалось, что западные нефтяные компании, такие как BP, ExxonMobil или Shell, или российские компании, работающие в западном стиле, такие как ЮКОС, будут на нем доминировать. Но это было до того, как Кремль приступил к решительной кампании по возврату себе контроля над этим сектором экономики.

ЮКОСу предъявили обвинения в уклонении от уплаты налогов, и компания была ликвидирована. Ее глава миллиардер Михаил Ходорковский был отправлен в тюрьму, где и остается по сию пору. Shell заставили продать контрольный пакет в огромном проекте по производству сжиженного природного газа «Сахалин-2», который ведет подконтрольный государству «Газпром». ВР уступила значительную долю влияния в компании ТНК-ВР своим российским партнерам после долгой и грязной борьбы за контроль.

Однако сейчас российское правительство, кажется, после того как подтвердило свою главенствующую роль в энергосекторе страны, снова радо приветствовать иностранные нефтяные компании, хотя и на более жестких условиях.

Очевидно, что сделка ВР с «Роснефтью» более выгодна русским. «Роснефть» контролирует две трети в совместном предприятии по разведочному бурению в российской части Арктики, но при этом ВР оплатит первые 2 миллиарда долларов расходов на разведку. Условия сделки с ExxonMobil не раскрываются, но ей бы очень повезло, если бы она смогла добиться чего-то ощутимо лучшего, чем такие условия.

Но несмотря на подобные весьма односторонние условия, имеется, несомненно, и обоюдная выгода.

«Большой проблемой для крупных нефтяных компаний является доступ к ресурсам. У России имеются огромные запасы», - говорит аналитик Panmure Gordon Питер Хитченс (Peter Hitchens).

У российских нефтяных компаний под государственным контролем другая проблема. «Разработка сухопутных месторождений в Сибири – сравнительно простая операция», но им не хватает опыта оффшорной добычи, говорит Хитченс. «Они поняли, что нужно стать более открытыми для компаний с Запада как источников капитала, а заодно и технологий», - отмечает эксперт.

Согласно ожиданиям Хитченса, в скором времени последуют новые договоры аналогичного толка. Например, Shell ранее вела переговоры с «Газпромом» о присоединении к разработке запасов газа на полуострове Ямал.

Но не является большим секретом и то, что жизнь и работа в России для иностранных нефтяных компаний не будет беспроблемной, и это подробно демонстрирует процесс юридического оспаривания сделки ВР с «Роснефтью».

На этой ранней стадии пока неясно, что четыре российских миллиардера, которые владеют половиной ТНК-ВР, надеются получить. Учитывая, что альянс ВР и «Роснефти» пользуется поддержкой со стороны премьер-министра Владимира Путина и его влиятельного зама Игоря Сечина, выглядит маловероятным, что лондонское постановление может предотвратить сделку.

Некоторые эксперты в этой области полагают, что российские партнеры хотят получить какой-нибудь подсластитель от ВР, в знак компенсации за то, что их исключили из оригинального пакта с «Роснефтью». Другие уверены, что лишь одно из сражений в более масштабном конфликте между российским олигархом Михаилом Фридманом и Владимиром Путиным. Так или иначе, все это показывает, что вести бизнес в России сейчас сложно как никогда.