Обычно я не реагирую на статьи, авторы которых, на мой взгляд, неправильно понимают Россию. Но я просто не мог не ответить на последнюю статью Фарида Закария в TIME, в которой он делает попытку объяснить читателям причины произошедшего на этой неделе теракта в Домодедове. Мне нравится Закария. Я думаю, воскресная программа с его участием это единственное, что стоит смотреть в выходные дни. Даже отдельные его высказывания о России необычайно глубоки и содержательны. Поэтому я ощутил потребность указать Закарии на его неосведомленность в данном вопросе.

Как говорит Закария, «Россия сама создала себе проблемы с исламским терроризмом» - в основном, потому что  русские жестоко обращались с чеченским населением еще со времен Российской Империи. С этим никто не спорит. Но когда Закария доходит до 1990-х годов, исторические познания автора начинают его подводить. Закария пишет: «В 1990 году, когда распадался Советский Союз, национальный конгресс, в котором участвовали все чеченские политические организации, призвал незамедлительно отделиться от Москвы. В ответ российское правительство вторглось в Чечню. За последние два десятилетия оно дважды вело там кровопролитные войны, убило десятки тысяч мирных чеченцев, опустошило изрядную часть республики и сравняло с землей ее столицу Грозный». Заметьте, как эти две войны сливаются воедино, будто стороны договорились просто сделать временную передышку между ними.

В познаниях Закарии есть пробел, заключающийся в том, что первая чеченская война закончилась в 1996 году подписанием хасавюртских соглашений, которые предусматривали полный вывод российских войск из Чечни к 31 декабря 1996 года, предоставляли Чечне автономию и прокладывали путь к независимости «Чеченской Республики Ичкерия». А когда и почему началась вторая чеченская война? Что ж, в период с 1996 по 1999 год Чечня по сути дела скатилась в пропасть анархии наподобие Сомали, а ее полевые командиры взяли под свой контроль отдельные участки ее территории. В марте 1999 года прекратил свою деятельность  парламент и был введен шариат (все как у талибов, знаете ли), чтобы таким образом угодить исламским боевикам и умиротворить их. Но Чечня была независимой, поэтому Россия никак на это не реагировала. Терпение России лопнуло, когда летом 1999 года чеченские боевики-исламисты вторглись в соседний Дагестан (то есть, на территорию России).

А теперь представьте себе такую картину. Штат Миссисипи отделяется от США, скатывается в состояние хаоса и вводит законы шариата. Затем исламские боевики Республики Миссисипи нападают на соседний штат Алабаму. Что в таком случае порекомендовал бы сделать Закария, или любой другой здравомыслящий человек? Да, тактика действий России, включая бомбежку Грозного, достойна сожаления. Но мысль о том, что постсоветская Россия загнала чеченцев в угол, и у них не осталось иного выхода, кроме как взрывать себя в многолюдных местах Москвы, кажется абсурдной.

Наконец, я хотел бы отметить, что Закария был ключевым «либералом» из группы поддержки войны в Ираке. Когда Закария в марте 2003 года выступал в моем колледже с речью, у которой было непреднамеренно ироничное название «Почему они нас ненавидят?», он сказал, что «с неохотой» решил поддержать войну в Ираке. Ха-ха. Из чего он исходил? Не из того, что Ирак вторгся в один из штатов США, это уж точно. И я точно помню, что во время иракской войны погиб не один мирный житель.

Вот в чем невменяемость американских комментариев по поводу России: даже те, у кого нет никаких оснований для того, чтобы выступать против борьбы другой страны с терроризмом, могут для обоснования своей точки зрения полностью исказить исторические события. Такие двойные стандарты усиливают российскую паранойю по поводу тайного желания американской элиты добиться развала России на многие кусочки. И Америка играет на этом.

Поэтому, Фарид, в следующий раз правильно оперируйте фактами – вы их уже знаете.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.