Продолжающаяся волна народных восстаний на Ближнем Востоке и в Северной Африке вызвала тревогу в Кремле, который опасается дестабилизирующего воздействия этих событий на национальные интересы России в регионе, на мировую экономику и на массовое сознание в пределах бывшей советской сферы влияния.

За последние несколько недель Москва выступила против свержения египетского диктатора Хосни Мубарака, предупредила против использования военной силы против ливийского лидера Муамара Каддафи, и пыталась отрицать, что массовое оппозиционное движение может активизироваться в России. Реакция Кремля диктована его сознанием того, что он сидит верхом на обществе, раздираемом проявлениями социальной и классовой напряженности.

Сталкиваясь с надвигающимся неминуемым падением режима Каддафи, Россия сейчас ищет способ удержать ситуацию от вмешательства извне при поддержке НАТО, избежать военной интервенции, которую она считает угрозой своим интересам, в эту страну. В среду источник в Кремле назвал Каддафи в заявлении для прессы «живым политическим трупом, которому нет места в современном цивилизованном мире», призвав его уйти.

Эти неофициальные комментарии, однако, последовали за комментариями премьер-министра Владимира Путина на прошлой неделе, который предостерег от военного вмешательство извне в ливийские дела. Его позицию повторил во вторник российский представитель при НАТО Дмитрий Рогозин, который высказался против установления бесполетной зоны в воздушном пространстве над Ливией.

«Запрет на полеты национальной авиации, военной или гражданской, над территорией своей собственной страны - это, как ни крути, серьезное вмешательство во внутренние дела другого государства», - заявил он.

Россия, у которой примерно на 4 миллиарда долларов действующих контрактов на поставки оружия в Ливию, с самого начала была против санкций в отношении режима Каддафи и сменила курс лишь во вторник. Учитывая потенциальную утрату доли в ливийских нефтяных компаниях и контракт на самолеты стоимостью в 1,8 миллиарда долларов, Москва может столкнуться с концом эпохи очень прибыльных продаж оружия - с появлением в Ливии новой власти, находящейся под каблуком Вашингтона или Брюсселя.

В некоторых слоях российской правящей элиты наблюдается подлинное сочувствие осажденному Каддафи и его методам подавления выступлений. Эта точка зрения нашла свое выражение в последних комментариях, которые дал «Независимой газете» Борис Якименко, главный представитель прокремлевского молодежного движения «Наши». «Лидер Ливии, полковник Муамар Каддафи, показал миру, как надо обращаться с провокаторами, которые устраивают перевороты, дестабилизацию и гражданскую войны. Он начал уничтожать их», - сказал он.

Учитывая растущую изоляцию режима Каддафи, однако, а также опасения Москвы, что поддержка диктатора может означать, что она будет оттеснена на второй план во время борьбы за влияние в Ливии в посткаддафиевскую эпоху, сейчас Кремль придерживается линии открытого обвинения диктатора. Выступая ранее на этой неделе президент Дмитрий Медведев осудил «использование силы против гражданских лиц» ливийским правительством.

Российская правящая элита рассматривает восстания на Ближнем Востоке и в Северной Африке с тревогой по ряду причин. Выступая в Брюсселе в прошлый вторник, премьер-министр Владимир Путин предупредил, что рост цен на нефть «угрожает мировому экономическому росту». Сделав подобное замечание, он подразумевал, что опасность, которую это представляет для России - чье «восстановление» после финансового кризиса 2008 года  идет чрезвычайно слабо - значительно перевешивает выгоду, которую страна будет получать от извлечения больших денег от своего главного экспортного товара.

Особую озабоченность в России вызывает и то воздействие, которое рост цен на нефть окажет на цены на товары широкого потребления, которые и так очень быстро росли в последний год, подпитывая народное недовольство. В комментариях на кремлевском англоязычном новостном сайте Russia Today 25 февраля Николай Сванидзе, ведущий политический комментатор с тесными связями с правительством, отметил: «Дестабилизированный арабский мир делает Россию столь же нервной и поддающейся панике, сколь и Евросоюз. Европе не стоит думать, что мы собираемся извлекать большую выгоду от растущих цен на нефть, подгоняемых усиливающимися беспорядками. В конце концов, цены на энергоносители должны оставаться в определенных рамках, и если они перейдут какую-то границу, это ударит и по российской экономике. Такой приток денег невероятно приятен, конечно, но хотя мы и считаем это «манной небесной»,  Путин слишком хорошо понимает, насколько плохо все это может кончиться».

Частично совпадают с этой озабоченностью экономического характера и опасения со стороны российской правящей элиты того, что народные восстания на Ближнем Востоке и в Северной Африке могут вызвать резонанс и среди рабочего класса в России и в странах бывшего Советского Союза, которые сталкиваются с такими условиями жизни - безработицей, нищетой, недостатком возможностей для молодежи, ростом цен, деспотической и невосприимчивой властью - которые фундаментально очень схожи с теми, что наблюдаются у арабских масс.

В интервью Wall Street Journal  на прошлой неделе Сергей Марков, законодатель из правящей партии «Единая Россия», отметил: «Мы в России видели революции, и они часто начинаются как Февральская (которая свергла царский режим), а заканчиваются как Октябрьская (которая привела большевиков к власти)».

По данным государственной службы статистики, лишь с декабря 2010 года уровень реальных зарплат в России упал на 23,8%. Этот процесс в значительной степени вызван растущей стоимостью продуктов питания, коммунальных услуг, других товаров и средств первой необходимости. Недавняя статья в AFP уловила суть ситуации в стране, когда отметила, что капуста и картошка, основные продукты питания в России, становятся «новыми предметами роскоши». В январе официальный уровень безработицы в России достиг самой высокой отметки за восемь месяцев, когда вырос до 7,6% с 7,2% месяцем ранее. На Северном Кавказе, беспокойном преимущественно мусульманском регионе на юго-западе России, эта цифра вообще составляет 48,8%.

Политическая и экономическая ситуация в России характеризуется высоким уровнем коррупции и кумовства. Статья в «Независимой газете» от 22 февраля, например, указывает, что в предварительных списках кандидатов на предстоящих в ноябре 2011 года выборах в Думу доминируют «дети, жены, друзья и спонсоры» нынешних чиновников. В статье, опубликованной два дня спустя, издание Moscow News отмечает, что с сентября 2008 года 500 тысяч человек обратились в местные отделения «Единой России», правящей партии, созданные для рассмотрения жалоб граждан на равнодушное отношение и неэффективную работу многочисленных правительственных программ.

По данным февральского опроса фонда «Общественное мнение», 49% российского насления «неудовлетворенны и готовы участвовать в протестах». Этот показатель вырос на 17% по сравнению с декабрем. Фонд также сообщил, что количество людей, которые наблюдают, как уменьшаются их сбережения, и считающих, что финансовые перспективы для них ухудшаются, также увеличилось. По данным ВЦИОМ, ведущего исследовательского агентства, 80% русских считают инфляцию высокой, а главным двигателем этого процесса они считают рост расходов на коммунальные услуги.

В течение последних двух лет протесты рабочих наблюдались в промышленных городах, пострадавших от закрытия предприятий, а шахтеры участвовали в сражениях со стражами порядка во время демонстраций, связанных с трагическими происшествиями на угольных шахтах, когда гибли люди. Широкое недовольство остается и после того, как вполне предсказуемые лесные пожары вынудили жителей российской столицы испытывать удушье от смога, окутавшего город, в течение нескольких недель прошлым летом, а тяжелые зимние природные явления искалечили ветхую московскую инфраструктуру.

Кремль пытается предотвратить развитие массовых оппозиционных настроений путем продвижения национализма и антиммигрантских чувств, направленных против этнических меньшинств, в частности, мусульманских мигрантов из Средней Азии и с Северного Кавказа. В конце прошлого года правые силы, ободренные такой атмосферой, устроили волнения этнического толка в Москве и Санкт-Петербурге. И хотя эти выступления и были подавлены властями (только после ряда жертв среди людей с неславянской внешностью), премьер-министр Путин открыто солидаризировался с ультраправыми политическими силами, посетив могилу этнического русского, предположительно, убитого выходцами с Кавказа.

Тот факт, что революция в Египте и протесты в других странах не устраиваются исламскими фундаменталистами, противоречит продолжающимся усилиям российского правительства, направленным на разделение населения регионов по этническому признаку путем продвижения антиисламских настроений в России. Он подрывает одну из идеологических опор, которая использовалась для подавления классовой напряженности после падения Советского Союза.

Медведев, который настаивал на том, что нет никакой вероятности массового восстания в России, предупредил на прошлой неделе, что правительство не потерпит никаких социальных беспорядков. Объясняя, раньше времени, будущие протесты действием внешних сил, «которые готовились к такому сценарию и теперь будут еще сильнее пытаться  устроить их», российский президент пообещал, что «этот сценарий не сработает». «От нас требуется обеспечить порядок и мы обеспечим порядок», - сказал он.

Сергей Абельцев, парламентский представитель от ультраправой либерал-демократической партии, заявил своим коллегам-законодателям на прошлой неделе: «Очевидно, эта зараза распространится на Среднюю Азию весной и достигнет России летом». Абельцев сказал, что правительство прибегнет к военной силе, если это будет необходимо.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.