Если битва за власть в России между Владимиром Путиным и Дмитрием Медведевым станет чересчур жестокой, главный приз может достаться третьему лицу.

Борьба за лидерство между Владимиром Путиным и Дмитрием Медведевым продолжает набирать обороты. Ее накал достиг такого уровня, что наблюдатели начинают задаваться вопросом, не сможет ли некое третье лицо воспользоваться ослаблением позиций двух столпов исполнительной власти. Представители истеблишмента выходят из-за кулис. Один из них - это Игорь Сечин, вице-премьер, которого журнал Forbes отныне считает одним из самых влиятельных людей в России.

Игорь Сечин - таинственный и могущественный человек, серый кардинал и «чистильщик» своего наставника Владимира Путина - постепенно отходит от своей легендарной сдержанности. Теперь известный недоверием к журналистам вице-премьер начинает давать интервью и устраивать пресс-конференции, пытаясь тем самым создать себе привлекательный имидж, о чем свидетельствуют его заявления иностранной прессе (например, интервью The Wall Street Journal). Цель всех этих шагов - создать образ доступного собеседника. Так, он минимизирует свою роль в деле Ходорковского (которое он, кстати, и начал с помощью своего зятя, прокурора Владимира Устинова) и занимает более либеральный подход к экономике. 

21 февраля в продолжение слов Владимира Путина, который осенью заявил о том, что у Ходорковского руки в крови, Игорь Сечин также не стал церемониться с бывшим олигархом. «Напомню, что шлейфом за ЮКОСом тянутся не просто нарушения, но тягчайшие уголовные преступления — убийства, истязания, шантаж», - рассказал он в интервью деловой газете «Ведомости». «И я напомню, что все решения налоговых органов были закреплены в судах. Не производилось никаких экспроприаций! Более того, даже банкротство ЮКОСа было инициировано группой иностранных инвесторов, которую возглавлял «Сосьете женераль», французский банк», - добавил он в свою защиту.

Туманное прошлое

Блестящая карьера Сечина окружена густым туманом. Без ответа остаются два вопроса. Каким образом переводчик португальского языка без связей в старой или новой номенклатуре смог попасть в мэрию Санкт-Петербурга и очень быстро войти в окружение Анатолия Собчака, а затем и Владимира Путина? Чем объясняется такая пропасть между довольно-таки скромным положением Игоря Сечина и той колоссальной властью, что он обладает?

Игорь Сечин родился в 1960 году в бедной семье в далеко не лучшем городском районе Ленинграда - одним словом, ничего не предвещало того, что он станет одним из самых влиятельных людей России. Еще со школы он отличался своим уважением к дисциплине и усидчивостью. «Это был идеальный образец советского ребенка, о котором мы читаем в книгах: он не пил, не курил, никогда не пропускал уроков, внимательно слушал, но мало говорил», - вспоминает один из его школьных товарищей Игорь Никоноров.

По окончанию Ленинградского государственного университета он стал специалистом по романским языкам, которые в то время не пользовались большой популярностью. Ему удалось в совершенстве изучить португальский, а затем испанский и французский языки. Получив диплом в 1984 году, он пошел в армию и благодаря своим лингвистическим знаниям отправился в Мозамбик в качестве переводчика «Техноэкспорта» (государственное предприятие по поставкам запчастей). Позднее он стал военным переводчиком в Анголе. Об этом периоде его жизни практически ничего не известно. По словам некоторых источников, в том момент его завербовали в КГБ. Тем не менее, политолог и главный редактор онлайн газеты MSK.ru Анатолий Баранов в корне с этим не согласен: «Игорь Сечин - офицер ГРУ и никогда не служил в КГБ».

Именно тогда он познакомился с еще одним офицером ГРУ, который также был переводчиком, а впоследствии стал знаменитым торговцем оружием. Речь идет о Викторе Буте. Пусть тот и с жаром отрицает существование каких-либо связей с нынешним вице-премьером, один эксперт все же сообщил на условиях анонимности о том, что Игорь Сечин, который контролировал все неофициальные поставки оружия, просто не мог не знать Виктора Бута.

В 1988 году Игорь Сечин вернулся в свой родной город, где получил докторскую степень по экономике, нескорое время работал преподавателем, а затем вошел в исполком Ленсовета (никто не знает, с чьей помощью), который впоследствии превратился в мэрию Санкт-Петербурга. Поначалу он был сотрудником отдела городов-побратимов (Рио-де-Жанейро, Барселона и Милан). Работавшая с ним в то время Маргарита Громыко рассказала следующее: «Сечин отличался тем, что был необычайно контактным, коммуникабельным, но закрытым. Никто не знал о его личной жизни, семейном положении, но женщинам он нравился». Успех Сечина, по ее мнению, заключался в том, что он никогда не позволял себе нарушать главное аппаратное правило: не принимать решений за главного и не превышать своих полномочий.

Ему очень быстро удалось сблизиться с Собчаком и познакомиться с Владимиром Путиным во время поездки в Рио-де-Жанейро в мае 1990 года. Постепенно он стал ближайшим коллегой будущего президента России. Он упорно работал, много времени проводил на ногах. В частности он подготавливал материалы, занимался организацией встреч, доброжелательно, но твердо выставлял за дверь неудобных гостей.

После того, как в 1996 Собчак потерпел поражение на муниципальных выборах, Путин подал в отставку, а Сечин последовал его примеру. Он отправился со своим наставником в Москву: «С собой я взял только одного человека - Сечина», - рассказал впоследствии Владимир Путин.

В период с 1997 по 1998 год он работал в администрации президента России, а в 1999 году получил должность руководителя секретариата премьер-министра Владимира Путина. 31 декабря 1999 года он стал заместителем руководителя администрации президента, а в 2004 еще и личным советником Владимира Путина. Он получил право контролировать все административные документы и принимать решения о назначениях на основные посты в администрации. Наконец, в мае 2008 года он получил портфель вице-премьера.

Либеральный поворот

Игорь Сечин, по всей видимости, сыграл одну из решающих ролей в масштабном перераспределении богатств, которая произошла во время первого мандата Владимира Путина. Как сторонник усиления контроля государства в энергетической сфере, он стал одним из авторов политики экспроприации олигархов ельцинской эпохи и их замены на преданных лично Путину экономических магнатов. Именно он настроил Путина против Ходорковского, посчитав, что бизнесмен готовит государственный переворот. Кроме того, он активно продвигал трейдерскую компанию Gunvor (принадлежит человеку из окружения Путина), которая сегодня контролирует 50% экспорта нефти из Российской Федерации.

Тем не менее, став в 2004 году председателем совета директоров нефтяного гиганта «Роснефть» (ему досталась немалая часть активов покойного ЮКОСа), Игорь Сечин начал отстаивать либеральные позиции в экономической сфере. Как следует из американской дипломатической переписки, которую опубликовал сайт WikiLeaks, выход «Роснефти» на лондонскую биржу в 2006 году стал настоящим откровением для Игоря Сечина: «Сечин сейчас возглавляет наступление на «Газпром» для того, чтобы способствовать росту добычи газа независимыми предприятиями. Несмотря на это, он может потерпеть неудачу, так как затронутые интересы слишком значительны для реформ извне, а уровень коррупции слишком велик для реформ изнутри».

На первый взгляд будущее Игоря Сечина во многом зависит от Владимира Путина. Ведь в случае его возвращения в Кремль на новый президентский срок он может предложить самому верному из своих сторонников пост премьер-министра. Тем не менее, иностранная пресса идет еще дальше и задается вопросом, не сможет ли этот серый кардинал сам играть первую скрипку. Так, газета Financial Times окрестила Игоря Сечина «русским Ришелье». И не исключила возможности его появления в президентском кресле.

Ряд экспертов полагают, что если кланам двух основных претендентов на президентский пост не удастся прийти к соглашению, выбор элит может пасть на третье лицо. Чаще всего звучат три имени. В следующем порядке: Игорь Сечин, столичный мэр Сергей Собянин и глава президентской администрации Сергей Нарышкин.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.