Джо Байден в Москве хвалил «перезагрузку». В Московском университете он предложил лишь самую минимальную поддержку реформ. Мы помогаем России присоединиться ко Всемирной торговой организации (ВТО) (очередной односторонний и бессмысленный жест). Но Байден также предостерег, что «инвесторы и компании рассчитывают не только на лучшую торговую политику, но и на заверения и гарантии в отношении того, что правовая система, которая существует в каждой из стран, в которую они хотят инвестировать, чтобы эта судебная система относилась к ним справедливо и быстро реагировала на их проявления озабоченности». В глубине души он, предположительно, более откровенен и беспристрастен по отношению к ужасающей ситуации с правами человека в России. 

 

Вчера я говорила с сыном энергетического магната, посаженного в тюрьму российским премьер-министром Владимиром Путиным, Михаила Ходорковского, Павлом, который сейчас живет в Нью-Йорке, и он сказал мне, что уже не видел своего отца и не разговаривал с ним семь с половиной лет. Однако он получил от него письмо на прошлой неделе. Михаил Ходорковский был руководителем гигантской нефтяной компании ЮКОС, которая была конфискована российским правительством. Ему предъявили целый ряд сфабрикованных обвинений в 2005 году, но этого, как было решено, оказалось недостаточно, и в 2009 году его начали судить еще раз и в итоге снова приговорили - к 14 годам.

 

Я спросила Павла Ходорковского, что он думает об усилиях администрации Обамы по введению России в ВТО. На безупречном, хотя и с легким акцентом, английском он сказал: «Тут есть о чем подумать». Согласно одной точке зрения, мы должны использовать вопрос о вступлении в ВТО как «рычаг» для воздействия на поведение России как на внутриполитической арене, так и во внешней политике. Другое мнение заключается в том, что если Россия «вступит таки в ВТО, то у нас будет еще больше рычагов давления». Ходорковский прямо сказал: «Я не разделяю такую точку зрения. Для российского правительства это вопрос статуса. Вступление их только приободрит».

 

Ходорковский также заявил, что Европейскому Союзу и Соединенным Штатам следовало бы быть решительнее и начать отказывать в визах чиновникам из России, связанным с нарушениями прав человека, включая причастных к показному суду над его отцом. Он сказал, что это важное послание российским чиновникам. «Все, что их интересует, это ездить и тратить свои деньги за границей». Если ЕС и Соединенные Штаты перестанут их пускать, это будет мощным отрицательным стимулом для других, и они еще несколько раз подумают, прежде чем заниматься новыми нарушениями в области прав человека. Это также, как он сказал, «подорвет» положение ведущих функционеров режима, которые, как мафия, обещают защиту своим подчиненным в обмен на то, что те будут делать то, что они велят. Если эта гарантия окажется недействительной, власть российской элиты пошатнется.

 

А как насчет предполагаемого участия Путина в выборах? Ходорковский ответил: «Суд над моим отцом показал, что это на самом деле не имеет значения, какой пост он (Путин) занимает». Поменяется ли Путин местами с президентом Дмитрием Медведевым или останется премьер-министром, «власть все равно сконцентрирована в руках Путина». Что касается Медведева, то Ходорковский «не может сказать с высокой степенью определенности», заинтересован ли он действительно в реформах. Что он может сказать, так это то, что «все его поступки или, наоборот, недостаток оных, показывают, что он - фигура, контролируемая Путиным». Медведев остается более эффективной и терпимой фигурой для тех на Западе, кто хотел бы вести дела и делать бизнес (в обоих смыслах слова) с Россией, но Медведев - лишь просто более приятное лицо отвратительного режима.

 

Почему Путин посчитал необходимым устроить второй суд над его отцом? Ходорковский объяснил, что Путин хочет держать Михаила в тюрьме очень долго и считает его серьезной угрозой своему правлению. Даже при том, что Михаил отказался от намерений вернуться в бизнес или стать объединяющей фигурой для оппозиции Путину, Путин, как говорит младший Ходорковский, по-прежнему опасается того, что Михаил на самом деле станет-таки лидером оппозиции, которого не хватает на политическом небосклоне.

 

Другая причина - финансовая, и отражает то, «как мыслят эти люди», объяснил Ходорковский. «Роснефть», российская государственная компания, которая захватила ЮКОС, преследуется по суду в Европе бывшими руководителями ЮКОСа, которые требуют компенсации своих долей в компании, которую «Роснефть» разграбила. По образу мыслей российских лидеров, таких как Путин (который не понимает что такое вообще независимая судебная система), освобождение Михаила могло бы как-то «гальванизировать» суд, побудив его вынести решения против «Роснефти», в то время как содержание его в тюрьме способствует обратному.

 

Все это, сказал мне Ходорковский, демонстрирует, что «Путин - гораздо в большей степени сам является заключенным, ограниченным своим постом, чем мой отец как заключенный в тюрьме». Тут он имеет в виду, что если Путин потеряет контроль, расследования проявлений коррупции и уголовные суды станут реальностью уже в отношении него самого. Поэтому Путин продолжает править железной рукой, что, по его мнению, требуется, потому что, как сказал Ходорковский, для него не существует «никаких других возможностей» в России, которую он не контролировал бы.

 

Сейчас у Ходорковского есть некоторые надежды, что Путин не «закрывает глаза на последствия» своего авторитарного правления, и может пытаться облегчить режим в надежде предотвратить взрыв (некоммунистический вариант «гласности»). Однако он конечно не думает, что это произойдет до российских выборов в 2012 году.

 

Могут ли Соединенных Штаты повлиять на поведение Путина? Ходорковский считает, что Россия отчаянно нуждается в иностранных инвестициях и инновациях, чтобы удержать страну от сползания в экономическую пропасть. По иронии судьбы, желание Путина прекратить диверсификацию экономики и ограничить свободы теперь сделало его и его режим более зависимыми от иностранных бизнесменов и лидеров.

 

Заставила ли Путина нервничать «арабская весна»? Ходорковский убежден, что Путин и его приспешники «в абсолютном страхе» от возможности того, что революции и требования демократических свобод могут перекинуться на Россию. Он вспоминает российского блогера, которого встретил тунисского, когда они оба учились в Йельском университете. В то время блогер полагал, что в Тунисе было «так много врагов свободы», что революция там никогда не произойдет. Послание тут, сказал мне Ходорковский, заключается в том, что если это произошло в Тунисе, это может произойти и в России.

 

Но Россия не Тунис и не Египет. В конце концов, русские веками мирились с коррупцией и гнилой экономикой. Может, страна просто привыкла к тому, чтобы быть неблагополучным обществом?

 

Ходорковский был прям и откровенен, заявив мне, что «старое поколение - оно оказало пагубное влияние на поколение молодое» со своим пассивным образом мыслей. Он объяснил, что все сводится к следующей мысли: «Нас ничего не волнует до тех пор, пока есть еда на столе или пока власть не постучится в дверь». По его словам, это не означает, что русские «смирятся с любым правительством», но скорее значит то, что у них «наплевательский» менталитет.

 

Возможно. Но многочисленные предположения о неспособности обществ созреть и выйти из исторических моделей, пожалуй, отражают фатализм. Михаил Ходорковский остается символом того, чем Россия могла бы быть. Вопрос в том, может ли нынешняя или любая другая американская администрация подтолкнуть российскую власть в правильном направлении.

 

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.