Российская газета «Коммерсант» на этой неделе приводила слова вице-премьера Игоря Сечина по поводу того, что проект «Южный поток», долгое время расхваливавшийся Кремлем, может быть «похоронен» в пользу трансчерноморского проекта по сжиженному природному газу (СПГ). Он, судя по всему, пренебрег тем, чтобы проинформировать главу проекта «Южный поток» Марселя Крамера, который сообщил журналистам, что его предписания никто не отменял и не изменял.

Проект строительства газопровода «Южный поток» так никогда и не мог похвастаться точно определенным маршрутом, потому что его постоянно меняли. В своем самом последнем представлении он должен был пойти от России по дну Черного моря либо в Румынию, либо в Болгарию (это так до конца и не было решено), потом через Сербию и Венгрию в Австрию, возможно с одним или двумя ответвлениями, которые пройдут через Словению.

К последнему варианту также добавилось предложение дополнительного ответвления, теперь проходящего через Грецию и по дну моря в Италию. «Южный поток» рассматривается как конкурент спонсируемому Европейским Союзом проекту Nabucco, разработанному для доставки газа с Южного Кавказа через Турцию, Болгарию, Румынию и Венгрию на газовый хаб Баумгартен в Австрии.

Российские планы по строительству «Южного потока» сейчас осложняет тот факт, что несмотря на долгие месяцы встреч и переговоров соглашения с Турцией по этому проекту так и не было достигнуто. А согласие Турции критически важно, потому что труба пройдет в ее территориальных водах. Этот вопрос впервые встал в мае 2009 года на встрече в Сочи между российским премьер-министром Владимиром Путиным и его турецким коллегой Реджепом Тайипом Эрдоганом.

Колебания турецкой стороны, судя по всему, отражают влияние министра иностранных дел Ахмета Давутоглу, который скептически настроен по отношению к российско-турецкому энергетическому союзу. Выбирая между «Южным потоком» и Nabucco, турецкое правительство могло предпочесть последний из-за того, что он даст более сильный толчок давним планам по расширению внутренней газораспределительной сети страны и увеличению производства электроэнергии.

После еще более неконструктивных переговоров с Эрдоганом в Москве на этой неделе Сечин заявил «Коммерсанту»: «Газпром и российское правительство сейчас изучают различные возможности, включая строительство завода СПГ на Черном море, который может стать как дополнением, так и альтернативой варианту с газопроводом «Южный поток». По словам Сечина, турецкие власти должны были одобрить строительство еще до конца октября прошлого года. А ведь два месяца глава Газпрома Алексей Миллер уверенно предсказывал запуск «Южного потока» в 2015 году.

Комментарии Сечина последовали за неожиданным заявлением, сделанным на прошлой неделе Путиным, после активных переговоров в Брюсселе по «Южному потоку» и по долгосрочным отношениям в области энергетики между Россией и Европейским Союзом в целом, о том, что Россия изучит возможность строительства завода СПГ на Черном море. Как сообщал Bloomberg News, представитель Еврокомиссии по энергетики Марлене Хольцер отметила, что утверждение российского министра энергетики Сергея Шматко о том, что Еврокомиссия сама предложила эту идею, не соответствовало тому, что действительно было на встречах.

Путин постарался сделать так, чтобы идея прозвучала убедительно, заявив, что на расстояниях свыше 2,5 тысяч километров стоимость транзита СПГ начинает быть эквивалентной стоимости транзита по трубопроводам. Однако единственный маршрут по воде в Европу из восточной части Черного моря, который насчитывает такую дистанцию, проходит через турецкие проливы, которые просто не в состоянии обслуживать бОльшие объемы трафика какого бы то ни было рода, чем сейчас, и использование которых Анкара все равно не разрешит. Так что сравнение, сделанное Путиным, было сделано явно не по существу, и никоим образом не делает идею более разумной.

Сделанное Путиным объявление о возможностях в области СПГ было еще бОльшим сюрпризом на фоне той шикарной презентации, посвященной проекту «Южный поток», о намерении провести которую этой весной в Брюсселе российская делегация (во главе с премьером) объявила Еврокомиссии. Российская сторона официально заявила журналистам, что Европейская комиссия станет соорганизатором этого проекта и обеспечит участие на самом высшем уровне. Хольцер из Еврокомиссии, отвечая на вопрос журналистов, вынуждена была сказать, что эти заявления о совместной организации и официальном представительстве не имели под собой никаких реальных оснований.

Откуда мог бы взяться газ для такого завода СПГ, неясно, точно так же как неясно было и откуда возьмется газ для «Южного потока» - с тех пор, как торговля энергоресурсами между Россией и Туркменией практически прекратилась в 2009 году. Возможно, он мог бы взяться из западносибирских источников, таких как Ямал. Но Европа уже получает 33 миллиарда кубометров в год через газопровод «Ямал-Европа», что составляет немногим более четверти всего европейского импорта природного газа из России.

Более того, разработка месторождения Ямала постоянно отстает от графика. Долгосрочный финансовый план так и не вступил в действие, несмотря на увеличение государственного финансирования с 2009 года. Но гигантский размер этого крупного и дорогостоящего проекта, даже по российским стандартам, делает его полную реализацию сомнительной. Это определенно не та идея, на которую Европа хотела бы опираться в построении своего энергетического будущего на период до середины века.

Доктор Роберт Катлер получил образование в Массачусетском институте технологий и Мичиганском университете, проводил исследования и преподавал в университетах в США, Канаде, Франции, Швейцарии и России. Ныне - старший научный сотрудник в Институте европейских, российских и евразийских исследований Карлтонского университета (Канада), также консультирует частным образом в самых разных областях.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.