Отказавшись от раздражительности по поводу противоракетной обороны, которую Рональд Рейган называл в свое время системой «звездных войн», Соединенные Штаты Америки и Россия начали предварительные, но весьма серьезные переговоры о возможных путях сотрудничества в вопросах европейской ПРО.

Российские и американские представители уже несколько  раз с января месяца проводили встречи в Москве и Вашингтоне, обсуждая вопросы обмена данными с детекторных устройств, способных обнаружить запуск баллистической ракеты с территории Ирана или другой враждебной страны.

Обе стороны предупреждают, что в ближайшее время никаких соглашений не предвидится, и что остается большое количество разногласий. Но обсуждение этого вопроса ускорилось в связи с недавними визитами в Россию вице-президента Байдена и министра обороны Роберта Гейтса.

«У нас и раньше были разногласия, а у России и сегодня остаются сомнения, - сказал Гейтс, выступая в понедельник перед офицерами российского военно-морского флота в Санкт-Петербурге. - Тем не менее, мы твердо намерены преодолеть эти трудности и разработать дорожную карту для продвижения к эффективному сотрудничеству в области противоракетной обороны».

Такая точка зрения разительно отличается от многолетних споров по поводу ПРО. Хотя Вашингтон постоянно заявляет о чисто оборонительном характере планов противоракетной обороны, Москва расценивает их как тайный заговор с целью нейтрализации мощного ядерного арсенала России.

Взаимная подозрительность из-за ПРО едва не привела в прошлом году к срыву нового договора СНВ. В итоге договор был все же ратифицирован, однако американские официальные лица до последнего времени отвергали мысль о возможном сотрудничестве с Россией по противоракетной обороне.

«В вопросах ПРО нет совпадения позиций, - заявил в июне Гейтс на слушаниях в Сенате. – Русские ее ненавидят. … Они всегда будут ее ненавидеть, главным образом, потому что мы ее создадим, а они нет».

Однако в декабре Россия продемонстрировала смену настроения, когда НАТО проголосовала на саммите в Лиссабоне за принятие ПРО в качестве коллективной концепции и за утверждение плана администрации Обамы по созданию противоракетного щита в Европе.

Впоследствии Россия и НАТО договорились о проведении официальных переговоров по ПРО, дабы определить, возможно ли сотрудничество в принципе. Выступая в Москве, президент Дмитрий Медведев объяснил своему народу, что альтернативой сотрудничеству с Соединенными Штатами  и НАТО в вопросах ПРО является новая гонка вооружений, которая для России непозволительна.

С тех пор американские дипломаты и представители Министерства обороны регулярно встречаются со своими российскими партнерами. Хотя точного графика переговоров не существует, Россия и НАТО должны сообщить о достигнутых результатах в июне.

Соединенные Штаты и Североатлантический альянс не исключают возможность полномасштабного сотрудничества по ПРО, открыто заявляя о том, что Россия и впредь будет нести единоличную ответственность за защиту своей территории, а НАТО своей. Администрация Обамы также заявляет, что переговоры с русскими не помешают ее планам создания противоракетного щита в Европе и других местах.

«Такое сотрудничество возможно, хотя мы четко заявляем о том, что планируемая нами с Россией система не будет совместной, и что она ни в коей мере не будет ограничивать потенциал противоракетной обороны США и НАТО», - заявил в этом месяце на слушаниях в Палате представителей первый заместитель главы Пентагона по политическим вопросам Джеймс Миллер (James N. Miller).

Одно из возможных направлений сотрудничества это создание «центра обработки данных», через который стороны смогут обмениваться информацией, поступающей с их радарных установок. Это даст возможность получать более детальную и упреждающую информацию о предстоящем ракетном нападении.

Администрация Обамы старается не переоценивать потенциал партнерства с русскими. Однако американские официальные лица с начала текущего года все чаще проявляют осторожный оптимизм.

«Существует потенциал для сотрудничества, причем реального сотрудничества, - заявил в интервью директор по вопросам ядерной и противоракетной политики из Пентагона Джон Плам (John F. Plumb). – Конечно, это трудно. Это будет нелегко. История у нас сложная».

Российские аналитики по вопросам безопасности говорят, что выгоды для Москвы носят в основном политический характер. Если Соединенные Штаты беспокоит Иран, отмечают они, то Россию в большей степени волнует то, что она в долгосрочной перспективе будет исключена из планов НАТО.

«Это в первую очередь политический проект, - говорит директор московского Центра европейской безопасности Татьяна Пархалина. – На практике он будет означать интеграцию российской обороны в систему евроатлантической безопасности. Россия уже несколько  раз озвучивала мысль о том, что в настоящее время она не подключена к процессу принятия решений в Европе. А это создает серьезную головную боль для Кремля».

Улучшение атмосферы сотрудничества в вопросах ПРО является частью общих усилий администрации Обамы по «перезагрузке» отношений с Москвой после их серьезного ухудшения при президенте Джордже Буше.

Россию особенно раздражали планы Буша по размещению объектов системы противоракетной обороны в Европе, в том числе, ракет-перехватчиков в Польше и радиолокационной станции в Чехии. Москва считала, что это слишком близко к ее границам, и что такое размещение создает ей серьезные неудобства.

В сентябре 2009 года Обама объявил о пересмотре планов Буша по созданию европейского противоракетного щита. В планах Обамы большее внимание уделяется противоракетным радарам и ракетам-перехватчикам корабельного базирования в Средиземном море.

Кремль считает, что новая система в меньшей степени угрожает России. Создаваться она будет поэтапно, начиная с текущего года, а полностью действующей станет в 2020 году.

При участии специального корреспондента Уилла Энглунда (Will Englund).

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.