Медведев попал в немало заголовков две недели назад со своей серией шагов, которая знаменовала собой новый толчок для «улучшения инвестиционного климата» в России. Это, конечно, не новый вопрос для Медведева, и я уже критиковал его в прошлом за слишком технический, слишком юридический подход к этому делу. Но на этот раз Медведев, судя по всему, мыслит по-крупному и нацелен на достижение практических результатов. Медведев суммировал свои идеи в десяти целях, которые представил Комиссии по модернизации и экономическому развитию. И хотя эти меры не угрожают структуре «вертикали власти» в российском государстве, некоторые из них таки наносят удар по переплетению государства и капитала, известному как «Кремль Инкорпорэйтед» (Kremlin, Inc.)

Вот десять шагов:
- Более низкие обязательные социальные страховые платежи к 1 января 2012 года;
- Создание процедуры проверки жалоб на действия/бездействия государственных органов, в том числе и обвинения в коррупции;
- Новые полномочия Министерству экономического развития, позволяющие пересматривать законодательные нормы и предоставлять Министерству юстиции список слишком обременительных законодательных положений для их отмены;
- К маю 2011 года каждый федеральный округ получит специального «инвестиционного омбудсмена»;
- Приватизация крупных государственных активов и удаление правительственных министров, отвечающих за регулирование в определенных секторах экономики, из советов директоров компаний, работающих в конкурентном (т.е. не понопольном) поле;
- Увеличение прав миноритарных акционеров публичных компаний в плане доступа к информации об их деятельности;
- Создание российского инвестиционного фонда в середине лета, целью которого станет привлечение прямых иностранных инвестиций (заметим, ранее сообщалось, что он также будет привлекать и портфельные инвестиции);
- Подготовка к маю 2011 года проекта закона о сужении юрисдикции комиссии по иностранным инвестициям в стратегические секторы экономики;
- Назначение вице-премьеров, курирующих работу таких ведомств как таможня, регистрационные службы, а также наблюдающих за процессами выдачи разрешений на работу. Если качество работы соответствующих служб не улучшится, глава соответствующего агентства может быть заменен;
- Создание к началу мая 2011 года мобильных приемных президента Российской Федерации в каждом регионе России, которые будут принимать жалобы на действия властей.

Либеральная вертикаль

Заметной характеристикой практически всех этих шагов является то, что они полностью вписываются в структуру «властной вертикали», которую выстроил и потом довел до совершенства во время своего второго срока пребывания на президентском посту Путин по следам кризиса с заложниками в Беслане. Тогда угроза была со стороны иностранцев, приходящих в Россию. Теперь угроза исходит со стороны иностранцев, не желающих приезжать в Россию. А стратегия та же самая - установить побольше контроля «сверху вниз» в региональной и федеральной структуре. Спасибо хоть, Медведев не отменяет выборы губернаторов или не делает еще чего-нибудь, что «нарушало бы местный суверенитет». Скорее, он ставит на то, что большая часть проблем инвесторов происходит из того, что им не с кем вступить в контакт, когда у них возникает проблема. Есть несколько прецедентов подобного - например, Калужская область широко известна как лучшее инвестиционное направление в России, инвесторы объясняют, что губернатор Артамонов дает им свой личный номер мобильного телефона. Так что если вкратце, это все не представляет собой серьезного отхода от нынешней структуры власти в России.

Деньги - Kremlin, Inc. под угрозой?

Многие обозреватели в российских и международных средствах массовой информации пришли к выводу, что приватизации государственных пакетов в крупных компаниях и, самое важное, удаление министров из советов директоров, составляют прямую атаку на Kremlin, Inc. в целом и на заместителя премьер-министра Игоря Сечина в частности, который входит в советы директоров «Роснефти», «Роснефтегаза», и «Интер РАО ЕЭС». Некоторые люди поумнее меня считают, что ослабление Сечина - это фактически путинская инициатива, потому что он никогда не чувствовал себя особо комфортно, работая с лошадью-«силовиком», в которую он запряг свою президентскую телегу (в конце концов, он ушел из КГБ, чтобы работать с Собчаком).

Моя собственная точка зрения заключается в том, что эти действия сами по себе не представляют непосредственной угрозы системе Kremlin, Inc. Действительно, «приватизация» этих государственных компаний будет с оговоркой, что «золотая акция» останется у государства. А когда дело касается компаний, контроль - это все, что имеет значение. Однако эти агрессивные шаги Медведева кажутся перетряской бенефициариев Kremlin, Inc. на индивидуальном или групповом уровне. Действительно, значительная часть силы и власти Сечина происходит из его роли в «Интер РАО» и «Роснефти». Иностранные компании, желающие работать на поле этих компаний, обычно вынуждены вести переговоры о сделке непосредственно с г-ном Сечиным, потому что его двойственная роль как министра и как члена совета директоров делают его де факто основным акционером, первичной заинтересованной стороной. А вот как просто вице-премьер, г-н Сечин будет иметь значительно меньше причин проводить такие бизнес-встречи.

Тандем - власть Путина под угрозой?


Еще один, более странный вывод был сделан из речи Медведева: что он урезает власть Путина, «не спросив». Статья в «Ведомостях» на прошлой неделе содержала посыл о том, что предложение Медведева в отношении закона о стратегических секторах (шаг номер 8 в списке выше) имело именно такой эффект. Конкретно, в статье утверждается, что предложение Медведева направлено на сужение области действия закона таким образом, чтобы он не относился к сделкам с оффшорными юридическими лицам, которые де фактор контролируются российскими гражданами или компаниями. У меня есть две интерпретации, два объяснения этого пункта.

Первое заключается в том, что консультанты Медведева по ошибке включили «реформу», которая уже на самом деле включена в законопроекты, рассматриваемые в Думе. В частности, я говорю о лазейке в действующем законодательстве, которая расширяет юрисдикцию закона о стратегических секторах на «любую группу компаний», к которой принадлежит иностранный инвестор. Рассматриваемая поправка к этой лазейке, кажется, вполне совпадает с заявлением Медведева, особенно потому, что она была упомянута в том же наборе, что и «сделки, в которых участвуют международные финансовые организации» (еще одна «реформа», которая есть в рассматриваемых поправках). Так что это могла быть просто «большая оплошность» (примерно как ВВП, любящий раз за разом называть неверные цифры прямых иностранных инвестиций), но я действительно не думаю, что мы должны переоценивать степень некомпетентности людей, управляющих Россией. Но что если «Ведомости» правы, и Медведев таки имел в виду исключение оффшорных компаний, которые «де факто» принадлежат российским компаниям?

Вторая интерпретация заключается в том, что, возможно, Путин хочет дистанцироваться от такого рода транзакций, но не хочет нести за это дистанцирование ответственность (не оставив отпечатков пальцев, грубо говоря). Проблема в том, что инвестиции через оффшорные юридические лица российских олигархов на Кипре или на Британских Виргинских островах («оффшорки») стали одним из самых распространенных видов сделок, занимающих время комиссии. Помимо неудобного и смущающего факта, что такие сделки не представляют собой реальные прямые иностранные инвестиции, а скорее являются возвращением российского капитала, у Путина может быть и еще одна причина, чтобы не хотеть, чтобы на эти сделки обращалось столь повышенное общественное внимание.

Например, на самом последнем заседании комиссии Путин одобрил покупку компанией Omirico Ltd. (Кипр) компании Novoport Ltd. (Британские Виргинские острова). Обе эти компании представляют собой худший тип «оффшорок» - так называемые «фирмы-однодневки», о которых своих западных клиентов предупреждают сторонники соблюдения законодательных требований. Так кто же стоит за Omirico? Государственная «Транснефть» и «Сумма Капитал». А за Novoport? Kadina Ltd., которой владеют никто иные как приятели Путина по дзюдо Александр Пономарев и Аркадий Ротенберг, а также депутат от ЛДПР Александр Скоробогатко (фамилия которого в переводе означала бы что-то вроде «быстро разбогатевший» - нельзя пройти мимо этой игры слов!). Объектом сделки был Новороссийский морской торговый порт (НМТП). Владельцами НМТП были Novoport (50,1%), Росимущество (20%), Сбербанк (18,63%), а остальные акции свободно торговались на Лондоской бирже.

«Транснефть»/«Сумма» через Omirico хотели купить контрольный пакет в НМТП (через Novoport). Но сделка была структурирована несколько странно. Во-первых, предварительным условием сделки было то, что Omirico продает Приморский торговый порт (ПТП) НМТП - да, продает актив активу, который покупается. Это было сделано немногим более чем за 2 миллиарда долларов, а Сбербанк милостиво согласился профинансировать значительную долю покупки. Во-вторых, Omirico купила (весьма вероятно, на деньги, полученные за счет продажи ПТП) Novoport за (по сообщениям) 2,5 миллиарда долларов, то есть по цене, значительно выше стоимости холдинга в 1,38 миллиарда долларов. Итак, «Транснефть» продает ПТП НМТП за 2 миллиарда долларов, а потом покупает контрольный пакет в НМТП за 2,5 миллиарда долларов. Если отойти на шаг назад, что вы можете сделать при помощи моей схемы ниже (см. оригинал статьи), вы можете увидеть, что это все по существу - просто трансфер более чем одного миллиарда долларов российских налогоплательщиков путинским приятелям по дзюдо, без какого бы то ни было рыночного или делового объяснения.

Очевидно, это не тот род сделок, которым Путин готов дать свое персональное благословение, особенно с такими акулами как Алексей Навальный, плавающими вокруг финансовой отчетности «Транснефти» (удивительно, как это Навальный не раскопал эту историю). Так что, если «Ведомости» правильно интерпретировали слова Медведева, целью их может являться отделить, изолировать премьера от сделок, которые бьют слишком близко к дому.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.