Такое случается в сегодняшней России. Мэр Москвы Сергей Собянин получил приглашение, точнее, два приглашения на приемы, назначенные на один и тот же день и час. Первое пришло из Белого дома, где заседает российский парламент премьер-министра Владимира Путина, который несколько месяцев тому назад назначил его мэром. Второе пришло из Кремля, от президента Дмитрия Медведева, который прошлой осенью открыл ему дорогу в политике, уволив с поста мэра Москвы вечного первого гражданина Юрия Лужкова, который долгое время находился под протекцией Путина. Ни одно из этих двух приглашений не носит срочного характера. В обоих случаях речь идет о заранее запланированных рутинных и скучных заседаниях. Что делать? Разочаровать обоих равносильно политическому самоубийству. Предпочесть одного другому было бы слишком дерзко и опасно. Собянин вместе с десятками чиновников, губернаторов, суперменеджеров России пытаются совершить сальто мортале: прибыть на одно заседание и успеть сбежать вовремя, чтобы успеть к концу другого.

Все это вышло очень неловко: заинтересованные лица остались в глубоком недоумении: кто был обижен больше другого? Но психологическая война, выразившаяся в одновременном созыве двух заседаний, - это только один штрих во все более противоречивых отношениях между двумя лидерами во властном тандеме. То, что сначала казалось только разногласиями из-за различия поколений, все больше переходит в постоянную перепалку по любому поводу: от войны в Ливии до талисмана Зимних Олимпийских игр в 2014 году. Кремлинологи, которым не грозит отправка на пенсию, всегда уверяли, что речь идет о простом разделении ролей. Они хором говорят: «Двое лидеров поделили хрестоматийные роли доброго и злого полицейских». Но эта уверенность с некоторых пор начинает рушиться, особенно с момента, когда президент Медведев предпринял атаку на систему Путина в наиболее деликатном экономическом секторе.

Последний удар был нанесен в прошлую субботу, когда Кремль представил список политиков, «которым следует выйти из совета директоров больших предприятий». Среди них 8 министров и 17 заместителей министров, но особенно выделяется наиболее близкий Путину человек, заместитель премьер-министра Игорь Сечин, президент нефтяного колосса Роснефть. В общем, игра становится опасной. Все это происходит в решающий год:  выборы в законодательные органы назначены на декабрь, а они откроют предвыборную президентскую кампанию 2012 года. Причем популярность тандема снизилась.

А все казалось таким ясным. В 2008 году Путин, который в соответствии с Конституцией не мог получить третий мандат, уступил свою кресло малоизвестному Медведеву, получив взамен пост премьер-министра, чтобы продолжать руководить страной. За рубежом, да даже и в России Путина продолжали считать руководителем номер один, который находится в ожидании, чтобы вновь заступить на высший пост с шестилетним мандатом благодаря новой реформе, увеличившей срок президентства с четырех лет до шести.

Жаждущий модернизации, благосклонно относящийся к Западу, Медведев поразил Обаму, отведав вместе с ним гамбургер в Вашингтоне, но в особенности тем, что спокойно говорил о «демократии, требующей улучшений» и о необходимости «искоренить коррупцию». Путин - совсем другой персонаж, он любит спорт и животных, осуждает Сталина, но не слишком резко, поет старые песни с русскими разведчиками, высланными из Америки, берет под защиту низкие цены на водку и сигареты, а в особенности продолжает рассматривать распад СССР как «геополитическую катастрофу». Медведев старается заключить торговые и технологические договоры с США, а Путин продолжает строить отношения «в старом стиле» с такими людьми, как белорусский диктатор Лукашенко, и с олигархами, которые слишком высовываются. Медведев призывает к созданию «более широкой оппозиции», а Путин называет борцов за права человека «безответственными врагами государства». Эта двойная запрограммированная игра до определенного момента, безусловно, приносила свои плоды, но сейчас она начинает давать сбои.

Умело подстегиваемый Соединенными Штатами, которые его хвалят и поощряют, поддерживаемый интеллектуальной российской элитой, которая рассматривают его кандидатуру как «наименьшее зло», Медведев, кажется,   все более не склонен возвращать свое кресло, данное «взаймы». Путин был бы готов предоставить ему все: от президентства в Верховном суде до ключевого поста в Газпроме. Но атака на экономику, вероятно, подтверждает тот факт, что цена все время повышается, причем до такой степени, что впервые за эти годы Путин, возможно, начинает рассматривать гипотезу, как остаться на посту в Белом доме, пытаясь сохранить рычаги власти.

Есть и третий, отдаленный сценарий. Его высказывает скорее как надежду, чем как гипотезу известный политолог Игорь Юргенс. Он был с шумом воспроизведен всеми газетами: «Почему не выставить две кандидатуры на выборах? Всем уже ясно, что у руля две различные партии. Это был бы долгожданный случай предоставить, наконец, возможность выбора русскому народу».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.