Дорогие друзья,

11 апреля силами студентов франко-российской ассоциации парижского института политических исследований Sciences Po состоялся семинар на тему «правового государства в России». Мы были приглашены, и нас встретила организатор, выразив надежду, что мы выскажем собственное мнение на поставленные вопросы. Но кратко. Нам сразу же бросилось в глаза, что все входы тщательно охранялись, что попасть на семинар без приглашения было невозможно и что сидящим в зале так и не предоставили слова, несмотря на их неоднократные попытки высказаться и даже крики!

Итоги подводил Андре Глюксманн: он заявил, что в стране правит бал жестокость и не соблюдаются права человека. Его доказательства: штурм школы в Беслане российскими солдатами с использованием огнеметов и вторжение в Грузию в 2008 году!

Мы выразили протест и потребовали слова, ведь по сути, нам из личного опыта известна ситуация в Осетии. 

Беслан: в 2008 году вместе с журналистами AFP нам удалось опросить выживших детей и взрослых. Все они говорили о бородатых «бандитах», которые мучили их в течение 3 дней. Около баскетбольного кольца в спортивном зале они установили бомбу. Главный и единственный вопрос в этой трагедии: как и почему она взорвалась в 13 часов? 

Южная Осетия: когда 8 августа 2008 года нам стало известно о вторжении грузин в Южную Осетию и обстреле Цхинвали, мы связались с двумя журналистами France3, которые в тот момент готовили репортаж о детях Беслана. По нашей просьбе Сильвен Лекесн (Sylvain Lequesne) и оператор Жан-Жак Бюти (Jean-Jacques Buty) отправились туда 9 августа, чтобы собрать свидетельства пострадавшего осетинского населения, которое называло грузинских агрессоров не иначе, как «фашистами». Их репортаж вышел на телеканале France3 в тот же вечер. В нашем распоряжении имеется DVD с записью.

Нам пришлось ждать окончания семинара, чтобы, наконец, подойти к Андре Глюксманну: «Осторожнее, вы дискредитируете себя и создаете нам большие проблемы этой неправдой: в Беслане и Цхинвали Россия стала жертвой агрессии и всего лишь защищала себя. Это уже признали на уровне всех дипломатий».

Андре Глюксманн повернулся к своей соседке и представил нам ее: Натали Нугайред (Natalie Nougayrede) из газеты Le Monde. «Вот источник моей информации, она была в Беслане. Она видела, как использовали огнеметы», - произнес он.

«Да, в Беслане я видела, как российские солдаты направляли на школу огнеметы», - сказала журналистка.

Мы спросили: «В каком это было часу?» Молчание… Мы напомнили ей, что заранее организованный и спланированный штурм не может длиться 4 часа, как в Беслане. Когда в 13 часов взорвались бомбы террористов, оказавшиеся снаружи дети побежали (на фотографии Paris Match видно, как маленькая девочка пытается вернуться в школу, чтобы найти свою семью), тогда как не ожидавшие такого поворота событий омоновцы, не успев надеть бронежилеты, бросились на помощь детям и пытались не пустить членов семей заложников (у них не было плана для вмешательства и соответственно оцепленного периметра).

Всего террористов насчитывалось около трех десятков: речь шла преимущественно об ингушах и чеченцах. На то, чтобы выбить их из расположенных вокруг спортзала школьных зданий потребовалось несколько часов, и только тогда уже в ход пошло тяжелое оружие, чтобы уничтожить последних исламистов. Выжить удалось лишь одному террористу, он едва избежал самосуда семей Беслана и был приговорен к пожизненному заключению (в России действует мораторий на смертную казнь). 

Во время захвата заложников планы штурма специальных антитеррористических отрядов всегда предусматривают максимальную скорость. Так, французский GIGN провел операцию в аэропорту Марселя меньше чем за 20 минут… точно также как и израильтяне в рамках «Энтеббе» или российские «Альфа» и «Вымпел» в Москве на Дубровке.    

Нельзя сбрасывать со счетов и три дня мучений детей: с 1 сентября 2004 года террористы убивали родителей и детей и установили бомбу в спортзале школы, где удерживали 1127 заложников. В течение трех дней детей пытали, вынуждали сидеть в крови своих убитых родителей, не давали воды, несмотря на страшную жару. Детям приходилось пить собственную мочу!

3 сентября террористы начали стрелять по убегавшим детям. Есть фотография Георгия Иллиля, которому пуля попала в спину. Над ним взяла шефство вице-президент нашей ассоциации Виктория Фаддеефф (Victoria Faddeeff).

Как и американцы в Новом Орлеане во время урагана «Катрина», россияне в Беслане тоже не смогли справиться с невероятными масштабами произошедшей трагедии. 

В школе находились дети осетинских чиновников, поэтому штурма опасались. Взрыв стал неожиданностью для властей, в результате чего организованного штурма не было.

Андре Глюксманн: «Правовое государство в России не существует, вспомните об агрессии России против Грузии».

Еще одна признанная международной дипломатией неправда: Столица Южной Осетии Цхинвали подверглась массированному обстрелу со стороны грузин, во время их вторжения в Южную Осетию 8 августа 2008 года. В нашем распоряжении есть DVD с материалом журналистов France3, которые по нашей просьбе находились 9 августа в Цхинвали, посреди руин, оставшихся после обстрела мирного населения грузинской армией. 

Зачем нужно обвинять жертв? Чтобы попытаться обелить виновных? Почему вы закрываете глаза на преступления террористов и три дня пыток и убийств детей, которые предшествовали взрывам 3 сентября 2004 года?

Уважаемый Андре Глюксманн, давайте чтить память детей, невинных жертв исламистов в Беслане!


Анри-Поль Фалавигна - президент гуманитарной ассоциации «Солидарность с детьми Беслана».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.