Сложная, противоречивая и временами неясная реакция России на события в Ливии отражает фундаментальные различия в том, как разные политические силы в России видят интересы страны в Северной Африке и во всем мире.

 

Наиболее заметным – и неизбежно преувеличенным – указанием на расхождение внешнеполитических взглядов среди российской элиты стала реакция на резолюцию 1973 Совета Безопасности ООН президента Дмитрия Медведева и премьер-министра Владимира Путина. Если Путин назвал резолюцию, учреждающую над Ливией зону запрета для полетов военной авиации, «идиотской» и уподобил ее «средневековому призыву к крестовому походу», то Медведев высказался в защиту резолюции, отметив, что режим Муаммара Каддафи повинен в преступлениях против своего народа. 

 

Сейчас все внимание отвлекает на себя дуэт Медведева-Путина, и оживленная дискуссия по позиции России в отношении Резолюции 1973, состоявшаяся в Государственной Думе, прошла почти незамеченной. Заявление, подготовленное Константином Косачевым, заместителем председателя правящей партии «Единая Россия» и председателем Комитета Госдумы по международным делам, в основном поддерживает позицию Медведева и одобряет решение России воздержаться при голосовании за Резолюцию 1973. Это заявление поддержали думские фракции «Единая Россия» и «Справедливая Россия»; однако депутаты от Либерально-демократической партии (ЛДПР) проголосовали против, , а коммунисты (КПРФ) вообще бойкотировали голосование. Лидер ЛДПР, Владимир Жириновский, подверг критике политику Кремля в Ливии, заявив, что Россия должна наложить вето не только на Резолюцию 1973, но и на предыдущую резолюцию 1970, требующую экономических санкций против режима Каддафи. По мнению Жириновского, ливийский кризис спровоцирован Западом как предлог для военной интервенции в ряд мусульманских стран, в том числе в Сирию, Турцию, Саудовскую Аравию и в Иран. 

 

Это был не первый раз, когда фракции КПРФ и ЛДПР в Думе отказались поддерживать внешнеполитические инициативы президента Медведева. В конце января обе фракции проголосовали против ратификации нового российско-американского договора о сокращении ядерных вооружений (Договор СНВ). Коммунисты особенно громогласно заявляли о своем противостоянии Договору СНВ, в качестве довода приводя тот факт – как и республиканцы в сенате США, — что договор содержит слишком много уступок противной стороне. В частности, коммунисты возмущены тем, что договор не проводит четкого различия между наступательным и оборонительным стратегическим вооружением. Они также были расстроены тем обстоятельством, что в договоре учитывается только количество развернутых боеголовок, а не общее их число.

 

Нынешняя ситуация, когда «Единой России» принадлежит конституционное большинство в парламенте, гарантирует, что практически любой законопроект в области внешней политики, предложенный Кремлем, фактически наверняка получит одобрение парламента. Кроме того, что касается вопросов международной политики, «Единая Россия» всегда может рассчитывать на голоса членов фракции «Справедливая Россия». Интересно, однако, что ливийский кризис выявил раскол внутри самой «Единой России». Во время слушаний в Думе ситуации в Ливии Константин Затулин, первый заместитель Председателя комитета Госдумы по делам СНГ, подверг сильной критике заявление Косачева и обвинил президента Медведева в малодушии за его решение не накладывать вето на Резолюцию 1973. Несмотря на то, что, в конечном счете, Затулин проголосовал за заявление, хотя и несколько позже, но фракция «Единая Россия» лишила его звания заместителя председателя, объяснив свое решение необходимостью «ротации» заместителей.

 

Затулин всегда был неоднозначной фигурой. В своей роли проводника политики Государственной Думы в постсоветском пространстве он практикует агрессивный, «мускулистый» (некоторые называют его «нео-имперский») подход к соседям России. Часто прямолинейные, недипломатичные заявления Затулина вызывали волнения в столицах «ближнего зарубежья». Три раза его объявляли persona non grata на Украине — в последний раз в 2008 году, когда он призывал украинское правительство вернуть Севастополь под юрисдикцию России; а в мае 2010 года ему был зарпещен въезд в Азербайджан. В течение многих лет взгляды Затулина (которые, кстати, разделяют многие депутаты Думы от партии «Единая Россия») в значительной мере совпадали с официальной линией Кремля. Однако с 2008 года, когда новая администрация президента приступила к разработке более тонкой и более гибкой внешней политики по отношению к странам ближнего зарубежья, взгляды Затулина все чаще и все сильнее вступают в противоречие со взглядами руководства страны.

 

В настоящий момент лицом внешней политики Думы — и, по всеобщим отзывам, и ее мозгом — является Косачев, компетентный и уважаемый парламентарий, к многочисленным достоинствам которого относится способность вести разговор по существу с предвзято и нередко недоброжелательно настроенными оппонентами. Обсуждая в недавней статье нынешнюю ситуацию в Ливии, Косачев сделал два важных замечания. Во-первых, по его мнению, законность и правопорядок в любой стране можно установить только при условии полного соблюдения основных прав человека. Во-вторых, он заявил, что иностранное вмешательство во внутренние конфликты может быть оправдано только в том случае, когда «на кон поставлены жизни людей». Последнее замечание в значительной мере отклоняется от российской традиционной позиции приоритета суверенных прав нации над всеми прочими соображениями. Заявление, которое президент Медведев сделал 21 марта в Ливии, где он вводит некоторые элементы ценностного подхода в российской внешней политике, составлено как раз в этом новом духе. 

 

В течение нескольких следующих недель желание и способность России проводить сбалансированную и гибкую политику в Ливии подвергнутся всесторонней проверке. По мере того, как ситуация там быстро приближается к патовой, Франция требует новой резолюции Совета Безопасности ООН – на этот раз открытого разрешения на свержение режима Каддафи. Если подобная резолюция будет поставлена на голосование Совета Безопасности, вполне вероятны два события: Россия наложит вето на резоллюцию, а голосованием в Думе это решение будет единодушно одобрено. 

 

Евгений Иванов – политолог из Массачусетса, ведет блог The Ivanov Report.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.