Согласно многим кремлевским наблюдателям, между президентом Дмитрием Медведевым и вице-премьером Игорем Сечиным не самые теплые отношения.   Во время их немногочисленных совместных появлений на телевидении неприязнь становилось явной, до напряженных шейных вен. Известно, что топ-менеджеры государственной нефтяной компании «Роснефть», председателем правления которой до недавнего времени был Игорь Сечин, нередко презрительно называли приближенный круг президента «бойскаутами» за их спиной.

Потому для Медведева было особенным удовольствием сместить Сечина с поста правления его детища «Роснефти». 31 марта Медведев выпустил постановление, в котором призывал всех министров освободить занимаемые ими места в советах правления государственных компаний, чтобы исключить привилегии и конфликт интересов. Через несколько недель Сечин ушел с поста председателя правления. Это была редкая победа для Медведева. Как младший партнер в правящем тандеме с Владимиром Путиным, более властным и консервативным нынешним премьер-министром, ему было сложно довести до конца желаемые реформы.

Многие специалисты сомневаются в способности десятой крупнейшей мировой экономики воплотить свои возможности как одного из ведущих развивающихся рынков в будущем без либерализации и сокращения бюрократии, государственной собственности и коррупции. Они оставят страну страдать в нынешнем статусе поставщика сырья для развитых стран.

Где это было возможным, Медведев совмещал борьбу за реформирование экономики, которую он считает неэффективной и устаревшей, с борьбой за расширение собственной политической силы.  За последние несколько месяцев он добился заметных успехов, которые ослабили таких соперников, как Сечин, и начали решать некоторые жизненно важные проблемы экономического управления.

В некотором роде стратегия Медведева напоминает подход Михаила Горбачева.  Советский лидер, вступивший в конфронтацию со старожилами Политбюро в 80-х, говорил о неизбежных экономических и политических реформах и использовал это как оружие в борьбе с членами Политбюро. «Медведев использует лозунг модернизации, чтобы остановить влияние государства на экономику», - считает бывший сотрудник Кремля.

Как и Горбачев, Медведев выглядит относительным либералом в толпе аппаратчиков в серых костюмах, которые получили свои должности и состояния благодаря Путину. Оба президентских срока Путина были огромным экономическим успехом: он усилил роль государства в экономики, после беспорядочной приватизации 90-хх, в то время как ВВП увеличилось в два раза во время его восьмилетнего правления. Но экономический кризис 2009 года, когда ВВП сократился на 8%, вернул многим осознание, что путинская экономическая модель, называемая многими «Корпорация Кремль», почти изжила себя.

Медведев пытается оставить свой след в преддверии приближающихся выборов в 2012 году. Несмотря на то, что президент явно хочет баллотироваться на второй срок, он на этом посту лишь благодаря тому, что, согласно конституции, Путин не мог баллотироваться на третий срок подряд. Теперь же Путин свободен выставлять свою кандидатуру, и, кажется, имеет право сделать первый выбор, хотя еще не озвучил свое решение. Но для того, чтобы Медведеву выставить свою кандидатуру, ему необходимо предоставить список выполненных задач.

У них хрупкие отношения: они старые друзья из Санкт-Петербурга, где Медведев работал юристом Путина, и на публике они ведут себя дружелюбно. Однако подчиненных Медведева раздражает то, что их игнорируют министры, и то, что доступ к высшим эшелонам власти для них закрыт.

Несмотря на то, что конституция наделяет президента почти полной исполнительной властью, с 2008 года власть из Кремля, где работает Медведев, перешла в Белый дом, который находится за пределами Садового кольца. Теперь все приказы Кремля проходят через путинский кабинет, и бывший полковник КГБ явно дал понять, что может наложить вето на любое важное решение.

Медведеву приходится вести политику осторожного балансирования, с одной стороны вырабатывая собственную политическую персону, а с другой - не отталкивая влиятельное лицо, которое стоит между ним и вторым президентским сроком. Его критика Путина всегда была аккуратно структурирована, называя полученную им в наследство экономику «примитивной» в связи с ее полной зависимостью от экспорта сырья.

Российская экономика больше похожа на экономику ближневосточной нефтяной автократии, чем на современное европейское государство: половина бюджета построена на доходах от продажи нефти, в то время как 70% расходов бюджета идет на социальные расходы и пенсии. Учитывая, что экономика страны хромает до сих пор после кризиса 2009 года, экономисты считают, что рост экономики на 4% ниже того, что могло бы быть достигнуто, если бы были осуществлены реформы по сокращению социальных расходов и росту государственных и частных инвестиций.

Медведев пытается хитростью набрать силу в области экономической политики. Ничем не примечательная комиссия по модернизации, созданная в 2009 году и состоящая из 23 человек, включая пять членов кабинета министров, была превращена в некое «параллельное правительство», где Медведев напрямую отдает распоряжения и требует ответов об их выполнении, согласно Сергею Гуриеву, ректору Новой школы экономики в Москве .

«В отличие от других комиссий, эта проводит встречи ежемесячно и вовремя», - добавляет Гуриев. «Она предоставляет Медведеву прямой доступ к министрам, которого он не получил бы иначе».

Многие указания Медведева пропускаются мимо ушей: Министерство финансов под руководством Алексея Кудрина, близкого соратника Путина, славится своей безразличностью, заявляют многочисленные бывшие сотрудники. Кудрин сам является известным реформатором и экономическим менеджером, но его преданность Путину так же известна, как и верность многих членов кабинета министров. «Министры не воспринимают Медведева как своего начальника. Они воспринимают так Путина», - считает один экономист.

Распоряжению Медведева от 2009 года по созданию единой национальной платежной системы, чтобы увеличить использование дебитных и кредитных карт, потребовалось 17 месяцев, чтобы министерство финансов превратило это в законопроект. Министерство заявило, что задержка произошла из-за плохой координации с другими министерствами, а не из-за недостатка желания или заинтересованности.

Медведев настойчиво использует комиссию, чтобы подтолкнуть министров к выполнению его указаний. Во время последней встречи 25 апреля президент отругал Андрея Фурсенко, министра образования, за плохую координацию между университетами и частным сектором. «Мне кажется, что министерство (образования и науки) должно работать, а не спать», - сказал тогда президент, имея в виду то, что Фурсенко засыпал во время четырехчасового заседания. «Допинг какой-нибудь примите», - пошутил моложавый президент, что на сленге означает глоток эспрессо или водки, чтобы разогнать кровь.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.