На пресс-конференции, прошедшей в среду, российский президент Дмитрий Медведев озвучил предостережение, что разногласия по вопросам системы ПРО, которую планируется разместить на территории Европы, могут привести к возобновлению холодной войны. В интервью, проведенном по электронной почте, над этим вопросом размышляет Ричард Вайц (Richard Weitz), старший научный сотрудник Центра политической и военной аналитики Института Хадсона и главный редактор World Politics Review (WPR).

WPR: На каком этапе находятся переговоры по вопросам противоракетной обороны между Соединенными Штатами, их союзниками по НАТО и Россией? 

Ричард Вайц: На саммите в ноябре 2010 года НАТО и Россия договорились расширить область сотрудничества по вопросам тактической противоракетной обороны и предпринять меры для устранения различий между их внутренними системами ПРО. Например, они договорились возобновить совместные оборонные учения – практику, которую прервала война в Грузии в 2008 году, а также договорились обсудить, как еще они могли бы сотрудничать в сфере наземной противоракетной обороны в будущем. Эксперты НАТО и России сейчас обсуждают, какой могла бы быть архитектура совместной системы, какие расходы участники могли бы разделить и какими технологиями поделиться, как знания и опыт, полученные в ходе совместных мероприятий, могут быть применены для совместной баллистической системы, а также как Россия и НАТО могли бы сотрудничать в области защиты европейских территорий и размещения военных сил, как российских, так и натовских.

− Чего Россия хочет добиться в ходе этих переговоров?

− На саммите и после него президент России Дмитрий Медведев и другие официальные лица страны намекали, что Россия готова рассматривать очень плотное сотрудничество по вопросу общей системы ПРО, но при условии, что к Москве будут относиться как к равному партнеру. Медведев предложил вариант, при котором НАТО и Россия организуют для противоракетной обороны европейских территорий совместно управляемую секторальную систему, где каждая сторона будет отвечать за защиту другой стороны от ракет, пролетающих по территории «защитника». Он и другие официальные лица России предостерегают от возможной новой гонки вооружений в духе холодной войны – гонки, которая может начаться, если Россия и НАТО не смогут договориться о сотрудничестве по европейской противоракетной программе. По их версии выбор заключается между полноценным участием России во всех системах противоракетной обороны, управляемых НАТО, что технически и политически невозможно, и возобновлением противостояния, что нежелательно, необязательно и не нужно.

− Каковы возможные последствия для отношений между Россией и НАТО в случае возобновления трений в вопросах противоракетной обороны?

− Если лидеры НАТО решат без одобрения Москвы увеличить свои оборонные мощности в дополнение к своим нападательным и защитным ресурсам, то тогда будущему российскому правительству придется решать, достаточна ли реакция НАТО для того, чтобы спровоцировать, в качестве компенсации, накопление российского ядерного оружия. В свою очередь, НАТО придется решить, реагировать ли ответным наращиванием вооружения (и как это осуществить) , и в любом случае НАТО придется продолжать жить, имея под боком опасного соседа, владеющего ядерным оружием, поскольку у Москвы всегда будет достаточно ядерных мощностей, чтобы уничтожить европейские страны-члены НАТО под любым «благовидным» предлогом. Поэтому, скорее всего, все следующие руководители НАТО будут стремиться к реализации вариантов, дающих возможность максимально укрепить их собственную безопасность.