Москва – Было невозможно выделить и указать точный момент трансформации, но к тому моменту как российский президент Дмитрий Медведев покинул подиум после своей первой большой пресс-конференции в среду, он уже превратился в хромую утку. Проблема заключалась не столько в том, что он не смог представить свои планы относительно переизбрания в будущем году, сколько в том, что, как признают ныне некоторые члены его собственного круга, президент, кажется, ищет расположения электората в лице всего одного человека – премьер-министра Владимира Путина, который будет сам решать, остаться Медведеву или уйти.

Однако динамику в отношениях между ними в последнее время оценивали совсем не так. Возможно, наивно, но многие из сторонников Медведева начали верить, что президент является не только независимым лидером, но и может быть возможным соперником Путина в президентской гонке. Они основывали свое мнение на серии становившихся все более горячими столкновений между ними, самое жесткое из которых было 21 марта, когда Путин обрушился на Запад с критикой за бомбежки Ливии.

В тот же самый день Медведев одел кожаную куртку с эмблемой «Главнокомандующего» и предстал перед камерами с диаметрально противоположной точкой зрения. Ведущие министры быстро выстроились в строй перед ним, и в рядах политической элиты начала проявляться трещина по мере того, как чиновники стали друг за другом записываться в списки за того или иного лидера. К этому времени члены медведевского лагеря уже ясно выработали для себя видение голосования 2012 года. Игорь Юргенс, советник президента и председатель аналитического центра, возглавляемого Медведевым, заявил в январе, что Путин даже не должен выдвигаться, так как «все устали смотреть на одно и то же лицо».

Но Евгений Гонтмахер, член совета медведевского аналитического центра, Института современного развития, теперь говорит, что игра окончена. «Была идея, что Медведев может пройти по тонкому льду, выйти из ниоткуда и привнести признаки конкуренции американского типа в российскую политическую систему. Это была глупая идея», - заявил он Time. «Цели и планы Медведева столкнулись с очень серьезными ограничениями, которые стали ясны для него в последнее время». Он не стал уточнять, каким именно образом они стали ему ясны, сказав лишь, что «ограничения связаны с тем фактом, что у Медведева нет своей политической силы, нет партии, на которую он мог бы опереться».

Путин, с другой стороны, обладает базой в качестве лидера партии «Единая Россия», которая доминирует в российской бюрократии и фактически в каждом избираемом органе в стране. «Что бы Путин не сказал, «Единая Россия» сделает», - говорит Гонтмахер. «Если Путин скажет им поддерживать Медведева на выборах, то это она и сделает. Если Путин не скажет, тогда Медведев просто окажется не у дел. Такова реальность».

В поисках своей собственной политической базы, Медведев мог бы обратиться к «Справедливой России», прокремлевской партии, которая имеет свое меньшинство в обеих палатах российского парламента. В прошлом году несколько ее ведущих членов даже создали альянс бюрократии и политиков, приветствовавший политику Медведева, предложив таким образом себя в качестве базы для поддержки. Но Медведев отказался иметь какие-либо связи с этой группой, и в среду лидер «Справедливой России» Сергей Миронов был отозван со своего поста спикера верхней палаты парламента, лишив партию ее самого высокого политического положения. А Медведев странным образом одобрил этот шаг на своей пресс-конференции в тот же день, заявив, что в этом «нет ничего необычного». «Рано или поздно, карьера всякого государственного деятеля подходит к концу, и это касается и президента», - заявил Медведев собравшимся почти восьмистам журналистам. Это был пораженческий тон, которого не слышали от Путина, вступающего в этот избирательный цикл.

6 мая премьер-министр подтвердил свою роль внутри «Единой России», создав то, что он назвал Общероссийским Народным фронтом, альянс профсоюзов и гражданского общества, призванный расширить поддержку партии, и в этой связи, и самого Путина. Это был очевидный предвыборный ход, и на пресс-конференции в среду все ожидали, что Медведев сделает какого-то рода ответный ход, чтобы объявить о своем собственном политическом движении или предложить какой-то противовес доминированию «Единой России». Но ничего в этом роде не случилось.

«Даже самые скромные ожидания не оправдались», - говорит Маша Липман, политический аналитик из Москвы. Не только риторика Медведева была сухой, говорит Липман, но и казалось, что она очистилась от любых вызовов Путину. Даже его позиция по Ливии была приведена в состояние ближе к путинской линии, и когда его спросили о его намерениях относительно переизбрания, Медведев отделался серией почти ничего не значащих замечаний – «мы работаем вместе с целью добиться наших целей» - прежде чем заявить, что решение по его кандидатуре будет принято «в сравнительно ближайшее время».

Но судя по заголовкам в четверг утром, российская пресса быстро приняла решение за него. Финансовое издание «РБК Daily» опубликовало заглавную статью, в которой говорилось, что инвесторы – букмекеры глобальной политики – сделали свои ставки на возвращение Путина в президенты в 2012 году, а «Ведомости» заявили прямо в заголовке: «Медведев провел свою первую пресс-конференцию так, словно она была последней».

В ближайшие несколько месяцев русские будут ждать официального объявления кандидата от «Единой России» на президентские выборы 2012 года, и, как говорит Гонтмахер, весьма вероятно, что это произойдет скоро, даже если сейчас это кажется формальностью. «В России президент не может себе позволить долго быть хромой уткой. Это создает слишком много смущения в рядах элит… Так что этот вопрос должен быть решен». Все еще возможно, что Медведев останется президентом, но только если Путин уполномочит его на это таким же образом, как он сделал в 2008 году, когда передал Кремль Медведеву. В любом случае, одно уже ясно: решение будет зависеть от Путина.