Относясь к той категории людей с Запада, которые не считают Владимира Путина дьяволом во плоти, я часто подвергаюсь насмешкам со стороны различных американских консерваторов и даже некоторых шовинистически настроенных либералов поглупее. Они называют меня «примиренцем», продажным наймитом, «полезным идиотом» и прочими плоскими, но оскорбительными именами. Следовательно, я не отношусь однозначно к той категории людей, которые считают русских монстрами и недочеловеками, всеми фибрами души ненавидящими демократию и свободу. Нет, я считаю, что как и любая другая страна, Россия стремится защищать свои экономические и политические интересы, а русских, как любой другой народ, больше всего интересует экономический рост и повышение уровня жизни. Я неоднократно писал о тех удивительных экономических успехах, которых Россия добилась за последнее десятилетие, а также о том, что именно наглядным повышением уровня жизни во многом объясняется популярность находящегося у власти тандема.

Поэтому, когда я говорю, что все больше напоминающие фарс политические маневры перед президентскими выборами 2012 года наносят существенный ущерб и без того слабой и неустойчивой репутации России и совершенно очевидно ослабляют ее экономику, меня нельзя назвать одним из многих следящих за Россией обозревателей, которые уже прочно укрепились в следующем мнении: что обвинение / преследование Михаила Ходорковского это моральное зло, сравнимое с отношением Советского Союза к Солженицыну и Сахарову; что война 2008 года в Грузии подобна вторжению в Чехословакию в 1968 году; что Путин на самом деле это современная версия Сталина. Нельзя упрекнуть меня и в других надоевших клише и штампах, циркулирующих в западной прессе.

Россия остро нуждается в инвестициях, особенно в транспортную инфраструктуру и систему здравоохранения. Учитывая те огромные ресурсы полезных ископаемых, которыми она располагает, при наличии соответствующих правовых механизмов и системы стимулов Россия могла бы сама найти большую часть необходимых ей средств. Но западные капиталы (и что еще важнее, западные технические знания и опыт) все равно будут ей нужны в большом количестве. Для страны, жаждущей получить инвестиции, неспособность привлечь иностранных инвесторов опасна и весьма прискорбна. А реальный отток капитала из России носит просто катастрофический характер.

Россия должна кардинально изменить свои подходы к ведению бизнеса. И главное доказательство такой необходимости  заключается в  продолжающемся, а если говорить точнее, в усиливающемся оттоке капитала из страны. Вот как писало об этом недавно информационное агентство Associated Press:

«Действительность такова, что в прошедшем квартале Россия потеряла 21,3 миллиарда долларов зарубежного капитала. В 2010 году эта сумма составляла 38,3 миллиарда долларов; поэтому можно сказать, что из рублевой экономики бегут огромные деньги. В условиях такого бегства капитала даже 100 долларов за баррель недостаточно, чтобы сохранить нормальное функционирование российской денежной системы».

Если кто-то думает, что Associated Press это русофобствующая организация, которой не следует доверять, то можно послушать слова главы Goldman Sachs (это инвестиционный банк, изобретший название для группы БРИК и настойчиво утверждающий, что Россию следует сравнивать с одной из самых быстроразвивающихся в мире экономик), приведенные недавно в статье Financial Times: «Нужна некая долгосрочная реформа финансовой и юридической системы, потому что  в настоящее время  темпы оттока капитала просто неприемлемы и не по силам России».

Безусловно, отток капитала из России явление не уникальное и к одной только России не сводится. Wall Street Journal в своей недавней статье об инвестиционной ситуации в США довольно мрачно заметила: «Если в рядах американских богатеев есть какая-то непреодолимая инвестиционная тенденция, то это вывоз капитала. Вместо того, чтобы вкладывать деньги в США, они все больше и больше вывозят их за границу». Но для русских это вряд ли может послужить утешением, поскольку инвестиционные потребности в такой состоятельной и развитой стране как Соединенные Штаты (там паритет покупательной способности в ВВП на душу населения составляет 47000 долларов) количественно очень сильно отличаются от развивающейся страны со средними доходами, какой является Россия (где паритет покупательной способности в ВВП на душу населения составляет 16000 долларов). Эти цифры доходов на душу населения однозначно говорят о том, что Россия, несмотря на успехи последнего десятилетия, буквально на поколения отстает от передовых западных стран. Она вполне может сократить это отставание, как в свое время сделали Япония и Южная Корея. Но чтобы добиться этого, недопустима такая ситуация, когда десятки миллиардов долларов утекают на счета в швейцарских банках, уходят на покупку вилл во Французской Ривьере и еще бог знает на что.

Непосредственная причина оттока капитала, который вновь наносит ущерб России, очевидна. Это политические риски, связанные с президентскими выборами 2012 года (даже сейчас, когда до выборов остается немного времени, никто за пределами узкого круга высокопоставленных руководителей не имеет ни малейшего понятия о том, кто станет кремлевским кандидатом). Основная причина того, что бегство капитала принимает столь колоссальные размеры, это слабость и недоразвитость правовой системы, а также то, что многие судьи, выносящие решения по коммерческим спорам, учились в советской системе, где большая часть частных торговых операций считалась незаконной. Но поскольку на устранение структурных недостатков российских судов и подготовку нового поколения судей уйдут как минимум десятилетия, властям (прямо сейчас!) необходимо прекратить свои выкрутасы и недомолвки по поводу того, кто будет баллотироваться в президенты, а также начать подавать недвусмысленные сигналы о будущем курсе развития страны.

Значение имеют точные детали этого будущего курса (в идеальном мире уже сейчас все предпринимали бы целенаправленные усилия по созданию особых экономических зон для привлечения зарубежных инвестиций и либерализации ряда неконкурентоспособных секторов, которым еще предстоят серьезные реформы). Но такие детали менее важны, чем тот факт, что какой-то курс должен быть выработан и принят, дабы успокоить мощное волнение и беспокойство, существующее в рядах значительной части российской элиты. В данный момент люди понятия не имеют, каким будет этот курс. А учитывая непрозрачность Кремля, и не могут иметь такой возможности. Они не знают, продолжится ли экспериментальная медведевская либерализация, или в стране воцарится реакция (которую могут возглавить силовики, взбешенные тем, что их вытесняют с высоких должностей руководителей государственных корпораций), и будет усилен государственный контроль.

Когда речь идет о России, я в целом настроен твердо оптимистично. Но события последних месяцев, к которым относится заметное замедление экономического роста, существенный скачок инфляции и растущее недовольство в обществе, вызывают серьезные опасения. Я не думаю, что Россия столкнется с экономическим крахом на манер Белоруссии или с восстанием в египетском стиле, по крайней мере, в ближайшей перспективе. Но долговременный застой станет катастрофой для режима, который строит свою легитимность прежде всего на росте экономики и увеличении реальной заработной платы.