Судя по возбуждению, возникшему в Москве, пресс-конференция президента Дмитрия Медведева, которую он провел 18 мая в присутствии 800 с лишним  журналистов, должна была стать событием года. Число репортеров и беспрецедентный формат (ничего подобного Медведев за все свое президентство не проводил) – все это свидетельствовало о том, что на пресс-конференции  прозвучит важное объявление. Спекуляции на сей счет пошли бродить еще задолго до проведения самого мероприятия, и были они очень разные – от предположений о том, что Медведев заявит о решении баллотироваться в президенты в 2012 году, до слухов об отправке в отставку премьер-министра Владимира Путина.

Но в итоге ключевым моментом пресс-конференции  стал анекдот, распространенный в интернете, когда президент еще не закончил говорить: «Понятно, что сейчас в России есть два новых политических лагеря – партия Путина и партия Медведева. К сожалению, непонятно, к какой партии принадлежит Медведев».

Медведев сам проводил пресс-конференцию и вел себя вполне естественно – как профессиональный ведущий ток-шоу. Он говорил более двух часов и коснулся самого широкого круга вопросов – от нехватки парковочных мест в Москве до судьбы  северных оленей. Он продемонстрировал не только непринужденность шоумена, но и навыки дипломата, потому что  лишь дипломат может говорить так долго, не сказав ничего. Удивительно ли, что обладая такими навыками, президент посвятил больше времени проблемам огородников, чем предстоящим президентским выборам?

Журналист Константин Гаазе спросил на своей страничке в Facebook: “ Почему я не услышал даже намека на разговор о том, какую экономическую политику он будет проводить? Ни слова об инфляции. Ни слова о росте тарифов. Ни слова ни о чем-то действительно важном, стоящем, проблемном».

Нельзя сказать, что важные вопросы не задавались. Но ответы звучали в традиционном для российских политиков двусмысленном стиле. Такая манера говорить позволяет каждому истолковывать заявления на свой вкус. Президента дважды спросили о Михаиле Ходорковском. Сначала президент вопрос проигнорировал, а во второй раз, когда журналист спросил, опасен ли для общества выход Ходорковского на свободу в случае его освобождения, Медведев ответил лаконично: «Абсолютно ничем не опасен». Означает ли это, что президент готов его амнистировать? Или это означает, что Ходорковский не будет опасен даже в случае своего освобождения просто потому, что ему не разрешат участвовать в общественной жизни?

Блок ответов Медведева на вопросы из сферы внешней политики также произвел впечатление. Антизападные комментаторы истолковали его заявления как «возврат к традиционной позиции российской дипломатии». Говоря о резолюции Совета Безопасности ООН по Ливии, Медведев предупредил, что идти так и дальше неправильно, и что «надо дать возможность самим государствам выбирать собственный путь развития». Переводим: постреляв по своим гражданам, диктаторы могут спать спокойно. Касаясь США, Медведев пригрозил, что Россия увеличит расходы на ядерные вооружения, если не договорится с НАТО по противоракетной обороне.

Журналист Леонид Радзиховский считает, что выступление Медведева это не более чем «просьба о месте, с подтверждением отказа от претензий на власть». В своем блоге Радзиховский объяснил: «Медведев хочет сохранить титул президента. Это зависит от Путина. Медведев демонстрирует – как умеет – Путину, что другого такого столь же безопасного и удобного «местоблюстителя» Путин все равно не найдет».

Ксения Ларина в своем блоге в ЖЖ пришла к противоположному заключению: «Это была речь уходящего человека, человека, ничего не решающего и лишенного всяческих волевых устремлений. С такими речами не начинают предвыборных компаний, а наоборот - завершают политическую карьеру». Исследователь из Московского центра Карнеги Лилия Шевцова, похоже, согласна с ней. Она написала в своем блоге: «На глазах у всей страны Медведев делал себе политическое харакири». Далее она предупредила: «Между тем, нескончаемый треп про модернизацию без стремления либо готовности что-то сделать подрывает любую идею перемен. Скоро эта песня будет вызывать у населения рвотный рефлекс».

Но другие прогнозы были более радикальные. Блогер Oleg-ttt совершенно справедливо написал: «Ничто не делает бунт более вероятным, чем утрата населением надежд на всякую альтернативу. Сегодня Медведев сделал больше, чем планировал – он убил эту альтернативу массовому бунту».

Наверное, это слишком, но трудно не согласиться с диагнозом редактора украинского издания Forbes Владимира Федорина: «Президентство Медведева подошло к концу. Его репутационный капитал … полностью растрачен. … Проект «президент Медведев» закрыт».