Президент Медведев выбрал футуристическую школу бизнеса «Сколково» в Подмосковье, чтобы дать там свою первую пресс-конференцию в прямом эфире. Его приветствовали аплодисментами восемьсот собравшихся в зале журналистов. Они надеялись на объявление. Объявления не прозвучало, но Медведев не упустил эту возможность и косвенно призвал к тому, что именно его следует переизбрать в президенты в 2012 году. Путинский лагерь был откровеннее. В конце недели «близкие к Путину источники» сообщили, что он намерен баллотироваться в президенты на выборах 2012 года.

За последние полгода Медведев и премьер-министр Путин не раз «провозглашали» конкурирующие платформы своей президентской «кампании». Она несколько отличается от политической кампании в Америке. Исход президентских выборов в России в 2012 году будет определяться за закрытыми дверьми в ходе замысловатого процесса, который человеку со стороны не понять. Появится один кандидат, который будет соперничать с номинальной оппозицией, и который станет российским президентом на предстоящие четыре года (так в тексте, на самом деле, с 2012 года президентский срок в России составляет 6 лет - прим. перев.).

Ни Медведев, ни Путин не выдвинули свою кандидатуру и не представили открыто свою политическую платформу. Вместо этого они используют различные фигуры речи, завуалированные высказывания и иные непрямые способы общения с публикой, со сторонниками и с оппонентами. И Путин, и Медведев передают народу сигналы-символы. Путин садится за штурвал вертолета, путешествует по пересеченной местности, швыряет на пол соперников в схватках по дзюдо и в целом показывает, какой он крутой парень, несмотря на  наполеоновский рост. Медведев носит деловые костюмы, ездит в Кремниевую долину и вещает юридическим языком о главенстве закона и увеличении иностранных инвестиций. Но в одном отношении Медведев проявляет некоторую наглость. Он начал надевать короткую летную куртку с надписью «Российский главнокомандующий». А к полномочиям российского главнокомандующего относится и увольнение премьер-министра.

Они выбирают и разную среду общения, что является отражением разницы в их базах поддержки. Путин использует (псевдо-государственное) телевидение для обращений к избирателям менее образованным и постарше возрастом. Его обращения направлены на политических назначенцев, на государственных служащих, на офицеров государственной безопасности, и даже на скинхедов с правого фланга. Медведев общается в Твиттере с молодым и образованным компьютерным поколением. Путин напоминает пенсионерам, что он поднял им пенсии. Медведев говорит молодым и амбициозным россиянам, что поможет им быть конкурентоспособными в мире высоких технологий.

По мере приближения срока принятия решения соперничество между этими людьми становится все более открытым и откровенным. Предполагается, что Путин и Медведев руководят Россией в «тандеме» единомышленников. Но их представления о будущем России, которые они озвучивают, очень сильно отличаются. Если мы думаем, что наша избирательная кампания в 2012 году поставит нас перед решающим выбором, то платформы Путина и Медведева ставят российских избирателей перед еще более решающим выбором.

Экономика

Путин, отвечающий в качестве премьер-министра за экономику, гордится тем, что Россия «избежала серьезных потрясений и рисков, причем вполне реальных, способных привести к ослаблению страны, ее экономического и человеческого потенциалов». Он заявляет, что без его уверенного руководства огромный спад производства и крайне слабый экономический подъем (несмотря на высокие нефтяные цены) были бы еще губительнее. Российский экономический успех (или отсутствие еще более страшной катастрофы) является  результатом программы национализации, которая привела к созданию вполне успешного партнерства между государством и частным сектором. Будущее в России принадлежит гигантским государственным корпорациям, таким как Газпром, Роснефть и Транснефть. Путин избегает упоминаний о приватизации. Его заслуга это возврат в собственность государства частных компаний, которые попали не в те руки (например, нефтяная компания ЮКОС и Михаил Ходорковский).

Медведев называет российскую экономику слабой и истощенной. Он предупреждает: «Пока мы не сделаем нашу страну привлекательной для предпринимательства и для частной инвестиционной деятельности, мы не решим главной задачи: мы не изменим качество жизни людей». Российская экономика бедствует, потому что  в стране нет власти закона, потому что  бюрократическое вмешательство душит бизнес, потому что  коррупция распространена повсеместно. Медведев считает, что государственные корпорации оказывают слишком большое влияние на инвестиционный климат. России нужно больше приватизации и частной предпринимательской деятельности, а не государственной собственности  и контроля.

Коррупция и конфликт интересов


Путин старается не упоминать коррупцию, ограничиваясь обязательными для таких случаев ремарками вскользь. На то есть причины. Он сам коррумпирован. То, что он не может говорить о коррупции, хотя россияне хорошо понимают, что она проникла повсюду, это откровенный признак слабости. Для Путина коррупции в государстве не существует. Государство должно помогать российскому бизнесу, и руководящие Россией государственные чиновники должны получать свое вознаграждение. Нет ничего плохого в том, что руководители из правительства занимают посты глав компаний, которые они должны регулировать. Вполне естественно, что они должны обогащаться. В конце концов, это благодаря им появляется такое богатство. Это и не коррупция вовсе, а государственный капитализм.

Медведев ставит коррупцию во главу угла в своей политической платформе: «Коррупция … влияет на общую экономическую ситуацию. Хватка коррупции не ослабевает, она держит за горло всю экономику. Результат очевиден: деньги бегут из нашей экономики. В возможность безопасной и успешной предпринимательской деятельности верит не так много людей, как нам бы хотелось». Он без колебаний говорит о том, что надо делать с коррумпированными чиновниками: «И если будет продолжено оправдывание построения всякого рода барьеров, препон, преференций друзьям или бездействия в силу каких-то «государственных интересов», мнимых государственных интересов, которые ничего общего с интересами наших граждан не имеют, в этом случае должны следовать кадровые решения». Мы не можем допустить, чтобы «профильные руководители правительства, а именно те, кто отвечают за правила регулирования в конкретных отраслях, занимали места в советах директоров компаний, работающих в условиях конкуренции».

О передаче политической власти и политическом соперничестве

Путин избегает упоминаний о политическом соперничестве и передаче власти. Он мимоходом говорит о том, что вопрос о передаче президентской власти будет решен «на днях», когда у него появится время, чтобы заняться этим тривиальным делом. В прошлом Путин обосновывал свою легитимность высокими рейтингами популярности. Ему пусть и с неохотой, но придется подчиниться воле народа, который требует, чтобы он остался во власти. Путинское отношение к реальному политическому соперничеству очевидно. Именно он отменил выборы региональных руководителей, введя вместо этого систему назначений. Именно он лишил реальных оппонентов возможности баллотироваться. Именно он применял насилие для подавления политических демонстраций.

Медведев выступает за политическую конкуренцию и против политических династий: «Мы все не хотим, чтобы у нас была одна партия, которая за всех все решает». Ветеранам политики (таким как Путин?) следует уступить место новым людям: «Никто из нас не приходит во власть навечно. Тот, у кого такие иллюзии, обычно не очень хорошо заканчивает, и примеров за последнее время в мире было немало. … Нужно давать дорогу молодым».

О внешней политике

Путин желает видеть сильную и независимую Россию, окруженную бывшими членами Советского Союза, распад которого стал «величайшей трагедией двадцатого века». Путин мечтает о «независимой и сильной» российской промышленности, которая защищена государством. Он весьма неоднозначно говорит о дальнейшей интеграции страны в мировую экономику с вступлением во Всемирную торговую организацию. Путин с глубокой подозрительностью относится к Западу, который твердо намерен взять Россию в кольцо. Россия должна отстаивать свои интересы, создавая проблемы для своих западных конкурентов, и для этого ей надо вторгаться в Грузию, заключать ядерные сделки с Ираном и отказываться от сотрудничества по санкциям ООН.

Медведев приветствует перезагрузку российских отношений с Западом и настойчиво борется за вступление России в ВТО. Ему хочется, чтобы Россия лучше интегрировалась в систему мирового капитала и рынков продукции. Он выступает за совершенствование экономических и политических институтов ради достижения этих целей. Кампания Путина-Медведева традиционна в одном плане: Медведев позиционирует себя в качестве оппонента сложившегося положения вещей. А Путин выступает за сохранение статус-кво. И неопределенность сильна настолько, что никто на самом деле не знает, каким будет результат. Все хотят быть на стороне победителя, поэтому все разыгрывают свои карты очень осторожно.

Исход кампании решит политика силы. Если влияющие на исход выборов круги посчитают, что власть Путина клонится к закату, они поддержат Медведева. Если они решат, что Медведев это бумажный тигр, несмотря на его огромные формальные полномочия президента, они выступят за Путина. Выборщикам надо будет также сделать свои личные расчеты потерь и прибылей. Тот, кто выигрывает от путинской коррупции, будет встревожен перспективой потерять все в случае смены режима. Поэтому данная категория людей может поддержать Путина – либо предложить свою поддержку Медведеву в обмен на гарантии. Самого Путина это беспокоит едва ли не больше всех остальных. Сумеет ли он договориться с Медведевым, чтобы сохранить свое состояние и получить иммунитет от судебных преследований?

Выборщики будут отчаянно гадать о будущем на кофейной гуще. Мне кажется, что в данный момент никто не знает, в какую сторону прыгать.

Но выступающие за Путина силы видят некоторые моменты, которые должны вызывать у них тревогу. Личная популярность Путина по данным опросов снижается. Снижается она и у Медведева, но Путин это символ статус-кво. Рейтинги у обоих руководителей по-прежнему  весьма высоки, но значение имеет направление изменений. Все большее количество россиян говорит организаторам опросов, что Россия двигается в неправильном направлении. Многие влияющие на общественное мнение знаменитости, артисты и журналисты сегодня открыто критикуют Путина.

Путинская политическая партия «Единая Россия» на последних муниципальных выборах получила хорошую трепку. Ее кандидатам во многих случаях не удалось набрать большинство голосов, несмотря на отсутствие реальной оппозиции. Неспособность набрать большинство свидетельствует о том, что избиратели предпочитают «любого кандидата, только не путинского».

Медведев начал применять свои президентские полномочия, и его приказы исполняются – даже распоряжение министрам подать в отставку с руководящих постов в госкорпорациях. Самым заметным событием стало то, что он вынудил уйти с должности главы совета директоров Роснефти заместителя премьер-министра Игоря Сечина, являющегося правой рукой Путина.

Когда Медведев поспорил с Путиным по поводу бомбардировок Ливии, главный телеканал России изменил тональность своего вещания о Ливии с антизападного на нейтральный.

Давайте скажем откровенно и прямо: политическая платформа есть политическая платформа. Если Медведев снова станет президентом, он не выполнит свои предвыборные обещания. Даже если он искренне верит в свою платформу, его будут сдерживать влиятельные политические круги, обладающие особыми правами и интересами. Вместе с тем, Россия сделает поворот в более прозападном направлении, в сторону власти закона и демократии.

Если следующим российским президентом будет Путин, нам не следует ожидать особых перемен. Россия на международной арене будет вести себя грубо и агрессивно. Политических оппонентов будут бить как и прежде. А коррупция может усилиться.

Ставки для тех, кто определяет выбор, очень высоки. Они могут потерять или обрести огромные деньги. Существует опасность предъявления обвинений и тюремных сроков. Путин по-прежнему  контролирует «силовые министерства» и ведомства, такие как КГБ, полиция и юстиция. Если он почувствует, что его хватка слабеет, он попытается либо заключить сделку, позволяющую ему тихо и безболезненно уйти, либо спустит с цепи своих головорезов из КГБ, дабы обеспечить себе сохранение власти.

Пол Грегори - научный сотрудник Института Гувера при Стэнфордском университете, занимающийся вопросами российской экономики и политики. Он автор целого ряда книг, в том числе, «Politics, Murder, and Love in Stalin’s Kremlin: The Story of Nikolai Bukharin and Anna Larina» (Политика, убийства и любовь в сталинском Кремле: история Николая Бухарина и Анны Лариной)