Россия, постоянный член Совета безопасности ООН и «большой восьмерки», прекрасно осознает, что больше не обладает прежним весом на международной арене. В этой связи она использует каждый удобный случай, чтобы напомнить всем о своем существовании и способности повлиять на ход текущих событий.


17 марта 2011 года она решила воздержаться от своего права вето во время голосования по резолюции 1973, которая дала разрешение на военное вмешательство международной коалиции в Ливии, направленной против режима полковника Каддафи. Впоследствии она раскритиковала «непропорциональное» применение силы в Ливии войсками коалиции, заявив, что удары НАТО выходили за рамки мандата ООН.

В конце апреля 2011 года она также назвала «неприемлемым» принятие Советом по правам человека ООН резолюции, в которой говорилось о необходимости срочной отправки в Сирию специальной следственной группы. 

Тот факт, что она отказывается сотрудничать с Западом для усиления давления на Сирию, объясняется тем, что она стремится сохранить нормальные отношения с этой страной. По мнению министра иностранных дел России Сергея Лаврова, операция Запада против режима Каддафи может подтолкнуть оппозиционеров из других стран, где в настоящий момент происходит народное восстание, к тому, чтобы обратиться с призывом к иностранному вмешательству. Так, по проблеме Сирии он отметил следующее: «К огромному сожалению, ливийская ситуация породила искушение у многих оппозиционеров в том районе создать аналогичную ситуацию и рассчитывать на то, что Запад не останется в стороне и будет вмешиваться в конфликт в пользу одной из сторон». 

Таким образом, Россия надеется, что «ливийский сценарий» с вмешательством в ситуацию иностранных войск и применением силы больше не повторится в будущем.

Сегодня в России прекрасно видят, что роль Китая в Сирии становится все заметнее. Так, китайцы приобрели значительную часть активов сирийского подразделения Shell на сумму в миллиард долларов. В результате они могут сделать то же самое, что и в Судане, где действующее эмбарго нарушается китайскими компаниями, которые получили практически полный контроль над местной экономикой. Пекин бросает вызов присутствующим там державам и нарушает сложившиеся схемы.   

С другой стороны, Россия хочет вновь создать флот на Средиземном море, и для этого ей нужны военные базы. Главными союзниками Москвы в советскую эпоху были Триполи и Дамаск. База в сирийском порту Тартус в настоящий момент переоборудуется для того, чтобы принять российский флот и стать в результате главным опорным пунктом России в Средиземноморье. Необходимость такого решения подчеркивает также и договор с Украиной об уходе российских кораблей из Крыма (так в тексте. Вообще же весной 2010 года Россия и Украина подписали соглашения по продлению срока аренды пунктов базирования Черноморского флота в Крыму на 25 лет – до 20107 года. Соглашения предусматривают возможность продления до 2047 года – прим. ред.). Всем придется ждать 2020 года (по оптимистичным прогнозам), пока на российском берегу не будет построена военно-морская база. В этой связи лучшим выбором для России стало бы создание базы непосредственно на Средиземном море.  

Все это объясняет то, что несмотря на традиционно негативное отношение ко всякого рода вмешательству, Россия в прошлую пятницу все же решилась потребовать ухода Муаммара Каддафи. Итоговое заявление участников форума «восьмерки» отражает такую резкую смену позиции: у Каддафи «нет будущего в свободной Ливии», «он должен уйти». В то же время лидеры большой восьмерки (США, Россия, Канада, Япония, Франция, Великобритания, Германия и Италия) в очередной раз ограничились угрозами новых санкций в адрес Сирии, если в стране продолжатся репрессии. 

Кроме того, в Сирии практически отсутствует какая бы то ни было интеграция в мировую экономику. Она не входит в число членов ВТО и является самодостаточной на продовольственном уровне. С энергетической точки зрения, у Сирии также достаточно нефти и газа для удовлетворения собственных нужд. То есть, «классические» санкции практически не способны оказать какое-либо воздействие на внутреннюю жизнь страны.   

Президент России Дмитрий Медведев, которому удалось добиться того, что перспектива принятия в ООН резолюции о новых карательных мерах против Дамаска была серьезно подорвана итоговым заявлением «восьмерки», как умелый политик, все же призвал Башара Асада перейти от слов к действиям. В то же время Николя Саркози выступил в унисон с Бараком Обамой и призвал президента Сирии дать старт переходному периоду или отказаться от власти. 

Президент России, для которого очень важно вновь вернуть своей стране ведущую роль в дипломатической игре, воспользовался этим случаем, чтобы предложить партнерам «посредничество» в разрешении ливийского кризиса. 

Большинство членов «большой восьмерки» намеревались воспользоваться этой встречей, чтобы попытаться убедить России не использовать право вето против резолюции ООН по новым санкциям в адрес Сирии. И были готовы пойти на некоторые уступки, чтобы добиться ее согласия на новые ооновские санкции.

В итоге России удалось на саммите окончательно договориться об условиях приобретения четырех десантных кораблей типа «Мистраль» с гарантией передачи технологий. Президент Франции сделал следующее заявление по итогам беседы со своим российским коллегой: «Нам удалось прийти к окончательному соглашению. Два вертолетоносца будут построены во Франции, а еще два – в России. Все вопросы по подписанию договора были улажены, оно состоится через две недели». «Действительно, мы достигли согласия, и в ближайшее время этот контракт будет подписан. Переговоры завершены», - добавил Дмитрий Медведев.

Таким образом, Россия согласна «бросить» Каддафи, но не собирается ничего уступать в том, что касается Сирии, и укрепляет тем самым свою роль на международной арене.