«Чрезмерная концентрация власти действительно опасная вещь - это уже было в этой стране много раз, и как правило приводило либо к стагнации, либо к гражданской войне. Мы не должны допустить этого. Попытки выстроить систему власти под конкретного человека опасны. Если они не вызывают проблем сегодня, то они несомненно вызовут серьезные проблемы для страны и для самого этого индивидуума в не столь отдаленном будущем. Мы должны думать об этом и помнить уроки истории» - говорил президент Медведев во время своей поездки в Кострому 13 мая 2011 года.

Россия сейчас поглощена животрепещущим вопросом о том, кто пойдет на выборы президента в 2012 году. Кремленологи как в России, так и за границей, отчаянно пытаются уяснить значение непрямых высказываний и намеков со стороны президента и премьер-министра. Все это только слухи и спекуляции. Но заявление Медведева достаточно четко, насколько оно вообще может быть таковым. Это не должен быть Путин. Путин сам неоднократно и по разным поводам заверял общественное мнение, что, каким бы ни было решение, они придут к нему вместе, вдвоем, путем соглашения. Это, судя по всему, было призвано заверить людей, что политической неуверенности и нестабильности удастся избежать. Но такой вариант также будет являться откровенным отрицанием возможности демократического выбора для народа.

Большую часть времени правления своего дуумвирата эти два человека соблюдали впечатляющую дисциплину в своем разделении труда, демонстрируя воздержанность, по большей части, от выступлений с противоречивыми заявлениями. Путин занимался правительственными делами. Медведев - внешними связями, и когда он интересовался вопросами внутренней политики, то по большей части избегал лезть вперед премьер-министра. Новостные программы на государственном телевидении были совершенно безупречными, всегда рассказывая о том, что в этот день делал каждый из членов тандема; на самом деле не было ни дня, когда один из них в представлении СМИ делал что-то важное, а другой не сделал ничего, что было бы достойно упоминания в новостях. Но бывали периоды, когда можно было подозревать наличие разногласий, а более свежие разногласия стали более выразительными, и возникла конкуренция между альтернативными политическими концепциями.

Путин выступает за восстановление вертикали власти на родине и возрождение уважения к России как к великой державе на международной арене. Медведев позиционирует себя как модернизатора, демократа и ярого сторонника верховенства закона. Различия можно суммировать в терминах политических слоганов - «преемственность против перемен» или «власть против ценностей» - применимых как в отношении внутренней, так и в отношении внешней политики.

Модернизационная повестка дня Медведева это слияние внутреннего и внешнего, она перекликается с традициями, заложенными еще Петром Первым. Во внутренней экономической политике Путин был склонен восстанавливать власть государства над крупными предприятиями, расставить на многие ключевые посты бывших офицеров КГБ. Медведев в последнее время действовал ровно в противоположном направлении, в частности, издав указ о том, что члены правительства не должны совмещать свои функции с постами в советах директоров контролируемых государством компаний. Вице-премьер Игорь Сечин должен был уйти в отставку с поста в совете директоров Роснефти, а министр финансов Кудрин должен был покинуть совет частично приватизированного банка ВТБ. Этот шаг символизировал намерение модернизировать методы корпоративного управления в России, отделить бизнес-интересы от интересов государства более четко и бороться с коррупцией на самом высоком уровне. Это также означало необходимость обновления российской элиты, с тем, чтобы отойти от системы, в которой доминирует клика бывших офицеров КГБ.

Но внутренняя политическая повестка дня лежит гораздо шире и глубже. Медведев сделал одной из своих отличительных инициатив идею верховенства закона. Но как показало дело Ходорковского, президент неспособен освободить судебную власть от политических предпочтений премьер-министра. «В каком пыльном подвале они откопали этого ядовитого сталинского паука, который написал этот бред?», - заявил Ходорковский 24 мая в Мосгорсуде после того, как заслушал выводы судьи, в результате которых была отклонена его апелляция на второй приговор, приведший к увеличению срока его заключения до 13 лет.

Полунезависимый взгляд на политическую программу действий, которую предпочитает Медведев, можно прочитать в документах, опубликованных Институтом современного развития, директором которого является Игорь Юргенс. Последний 460-страничный отчет этой организации озаглавлен: «Повестка дня 2012» и касается исключительно президентских выборов. Это широкомасштабная стратегия, весьма разумная в глазах Запада. Эти документы представлены как обычная продукция исследовательского центра, предназначенная для удовлетворения нужд политика в области детальной программы. Демократия и верховенство закона являются составными частями и «Повестки дня 2012», и рассуждений Медведева. Путин в то же самое время строит свои речи существенным образом в соответствии с линией, согласно которой коренные изменения, конечно, не нужны, после устранения демократического принципа из процесса выборов региональных губернаторов; он также предупреждает об опасности «радикальных политических экспериментов».

В области внешней политики разногласия можно проследить уже с 2008 года, по вопросу о войне с Грузией. При том, что это вопрос внешнеполитической безопасности, в отношении которого боссом является президент, именно Путин первым приехал на место событий во Владикавказ, чтобы надлежащим образом направлять российское вторжение в Южную Осетию и Грузию. А в самое последнее время возникли откровенные разногласия по вопросу о Ливии. Россия воздержалась, когда в Совете Безопасности ООН проходило голосование по резолюции номер 1973 по Ливии, чем дала молчаливое согласие на действия в области военного вмешательства, наиболее активно поддерживаемого Францией и Великобританией. Когда Путин затем осудил военную кампанию, назвав ее «крестовым походом», Медведев упрекнул его, назвав его замечания «неприемлемыми». Путину потом пришлось отметить, что ответственность за внешнюю политику несет президент. Менее драматичным образом Медведев выступал в авангарде дипломатии в области развития «модернизационного партнерства» с Евросоюзом. Его анализ заключается в том, что Россия идет не совсем тем курсом для достижения своей цели стратегической модернизации, и чтобы ситуация исправилась в лучшую сторону, ей требуется более тесное сотрудничество с Европой и с Западом, а это, в свою очередь, требует определенного сближения во внешнеполитических вопросах.

Эти разногласия - совершенно нормальная политика. Но они еще больше осложняют вопрос стратегического политического выбора для страны, и на самом деле оправдывают выбор как между программами, так и между самими персонами.

Это возвращает нас к вопросу о том, кто должен делать этот выбор. Это будет унижением, если не оскорблением для российского народа, если Медведев и Путин решат вопрос в частной беседе, после которой один из них объявит о том, что он поддержит другого. Идеальным решением будет выдвижение кандидатами в президенты обоих - и Путина, и Медведева. Это будет означать огромный шаг вперед в вызревании российской демократии. Это будет также представлять собой мягкое политическое развитие и стабильность, ибо оба они опытные и искушенные люди в вопросах управления. Это поможет избежать рискованного падения в неизвестность. Это будет невероятно элегантным политическим шагом, который окажет сильное позитивное воздействие на международную репутацию России, и станет источником гордости для российского народа - «мы приятно удивили самих себя». Если люди по итогам открытой, справедливой и честной кампании предпочтут Путина, значит так тому и быть. И наоборот, если, например, будет сделано заявление, что они посовещались и пришли к согласию о том, что выдвигаться вновь будет Путин, то такое заявление будет большим шагом назад. Путин еще на десятилетие, и выбранный Путиным, а не народом - такой Путин окажется в той же команде, что и ныне дискредитированные арабские авторитарные лидеры. И тогда как арабский мир идет вперед, неужели Россия даст задний ход?

Автор - старший научный сотрудник Центра исследований европейской политики (Centre for European Policy Studies - CEPS), где он возглавляет программу исследований в области внешней политики, политики безопасности и добрососедства Европейского Союза. Он также является бывшим представителем ЕС в России.