Российский президент Дмитрий Медведев и американский президент Обама встречались неофициальным образом перед саммитом «большой восьмерки» в Довилле во Франции и обсуждали долгоиграющий спор между двумя странами по поводу противоракетной обороны, рассказывает эксперт Совета по международным отношения (Council on Foreign Relations - CFR) по России Стивен Сестанович (Stephen Sestanovich). Сестанович говорит, что были намеки на то, что русские могут пойти на некоторые компромиссы по противоракетной обороне, но он отмечает, что они настороженно относятся ко всему, что звучит словно программа «Звездных войн» администрации Рональда Рейгана, которая планировалась к осуществлению для нейтрализации системы российского ядерного сдерживания. Другим вопросом повестки дня в Довиле был вопрос о Всемирной торговой организации (ВТО), говорит Сестанович, который отмечает, что не будет прогресса в деле вступления России в ВТО, пока не будут разрешены ее противоречия с Грузией, вытекающие из вооруженного конфликта 2008 года. Что касается российской внутренней политики, то Сестанович говорит, что по-прежнему неясно, будет ли бывший президент и нынешний премьер-министр Владимир Путин выдвигаться в президенты в марте будущего года, или будет ли Медведеву обеспечена путинская поддержка. Сестанович говорит, что все будет зависеть от Путина.

- Что произошло на встрече?

- Участники сконцентрировались на трех отдельных вопросах. Во-первых, Ближний Восток, имелось в виду Ливия и Иран. Отсюда пошли и комментарии Медведева, сделанные позднее на встрече «большой восьмерки», что ливийский лидер Муамар Каддафи должен уйти. Они также говорили об уже практически вечных переговорах России по поводу сроков вступления во Всемирную торговую организацию. Не произошло ничего, что дало бы возможность говорить о скором разрешении проблемы. Официальный представитель американской администрации заявил позднее, что сложные вопросы остаются, и самым сложным из них является вопрос, связанный с Грузией.

- Потому что у Грузии есть право вето?

- Грузия, как и все остальные страны-члены ВТО, будет решать вопрос о российском членстве. Они не рады, потому что русские фактически оккупируют два района их страны, Абхазию и Южную Осетию (ситуация сложилась в результате краткосрочного вооруженного конфликта между Грузией и Россией в 2008 году). Грузины настаивают на том, что должны произойти корректировки режима пограничного контроля между Россией и этими регионами, заявляя, что там должны быть либо грузинские официальные лица, либо участники международного мониторинга. На данный момент русские пока не дали никакого ответа по этому вопросу. Но это не просто вопрос того, что грузины затягивают дело. Соединенные Штаты предположили, что Грузия нее допустит вынесения вопроса о членстве России на обсуждение Генерального совета ВТО до тех пор, пока вопрос не будет решен.

- А третий вопрос?
- Третий вопрос - в области которого что-то, возможно, и происходит, но пока непонятно, что, - этим вопросом был вопрос о ПРО. Американская сторона говорит, что они получили «новый сигнал» по сотрудничеству в области противоракетной обороны, предположив, что русские заинтересованы в том, чтобы найти новый путь для сотрудничества по ПРО, так, чтобы этот вопрос не стал камнем преткновения, способным разрушить «перезагрузку» (термин, использованный вице-президентом Джо Байденом в 2009 году для описания желания США улучшить связи с Россией при администрации Обамы). Американская сторона заявляет, что они не собираются принимать ничего, что намекало бы на ограничения в отношении нашей ПРО, но они склонны к тому, чтобы русские присоединились к сотрудничеству. Как сказал один из американских чиновников, русские должны теперь «войти в палатку», потому что если ты работешь с нами, то ты получаешь заверения и гарантии того, что нет никаких планов в отношении такой противоракетной обороны, которая бы угрожала твоей безопасности.

- Насколько важным является для американских планов по противоракетной обороне, чтобы Россия была частью этой системы?

- Соединенные Штаты хотят такую систему, которая в своей работе не будет зависеть от соглашения с Россией. Они хотят, чтобы возможности в плане противоракетной обороны, которые мы приобретаем, защищали нас даже в том случае, если русские решат выйти из игры в последний момент. Русские хотят такую систему, в которой у них фактически будет свой ключ. Это, конечно, не обсуждается - неприемлемо для НАТО. У русских не может быть право вето в отношении эффективности системы противоракетной обороны, которую строит НАТО для своей защиты. Поэтому русские должны присоединиться на других условиях, и вопрос сейчас в том, «каковы эти условия?» Какого рода параллельные и дополнительные взаимодействующие системы могут быть разработаны таким образом, чтобы они давали больше чувства безопасности, а не больше страха по поводу того, можно или нет зависеть от русских?

- Это был очень животрепещущий вопрос в годы работы администрации Буша. Сейчас в отношениях наблюдается улучшение, но этот вопрос по-прежнему остается крайне сложным для решения.

- Желание русских двигаться вперед и стремиться к сотрудничество очевидно начало проявляться прошлой осенью. Представители американской администрации имеют в виду «откровенный и исторический вклад» Медведева в саммит НАТО в Лиссабоне прошлой осенью, который завершился декларацией того, что Россия найдет способ стать частью этого, вместо того, чтобы оставаться в стороне. Но этот вопрос российско-американских отношений стоит на повестке дня уже двадцать пять лет, это вопрос, по которому у многих российских политических фигур и тех, кто отвечает за национальную безопасность, есть жесткие позиции. Российские руководители и политики в области международной безопасности испытывают напряженность в связи с опасениями того, не будет ли в этой программе чего-то такого, что будет попахивать старыми «Звездными войнами», направленными на нейтрализацию системы ядерного сдерживания России. 

- Даже при том, что это новая американская ПРО не нацелена против России?
- Линия США заключается в том, что это просто не вопрос наших намерений и наших деклараций и обещаний; это вопрос физики. Возможности США, которые обсуждаются и рассчитываются для этой системы, не влияют на российскую систему сдерживания. На что русские отвечают: «Да, но если попытаться взглянуть лет на десять вперед, вы вполне можете решить пойти дальше?»

- У Медведева нашелся ряд приятных слов по поводу своих отношений с Обамой. Что произойдет, когда у русских будут их президентские выборы в марте 2012 года? Ясно ли, кто будет кандидатом в президенты, поддерживаемым правящей партией «Единая Россия»? Будет ли это Медведев или бывший президент и нынешний премьер-министр Владимир Путин?
- Это абсолютно неясно? Кое-кто уверен, что Путин еще ничего не решил. Но большинство согласны с тем, что в любом случае решать только Путину и никому другому. Администрации явно нравятся рабочие отношения, которые сложились у Обамы и Медведева, и будет присутствовать некоторое разочарование, если им придется привыкать к новому парню, если вернется Путин, но в дипломатии, конечно, эти разочарования будут преодолены.

- Что говорят опросы? Путин по-прежнему самый популярный?

- Да, но они идут практически впритирку. Когда популярность Путина снижается, популярность Медведева тоже демонстрирует склонность к снижению, и он обычно находится в паре процентных пунктов позади Путина. Российские и западные наблюдатели находятся в ожидании того, чтобы посмотреть, наступит ли такое время, когда популярность Медведева будет выше путинской, но пока этого не произошло. Когда популярность Путина снижается, можно ожидать того, что некоторые из тех, голосов которых он лишился, могут перейти к Медведеву, но очевидно русские смотрят на это совсем иначе. Когда они слегка теряют энтузиазм по отношению к одному парню, они теряют его и по отношению к другому. В этом может заключаться особое понимание их отношений.

- Российская политика по-прежнему пребывает в авторитарном состоянии, где путинская партия «Единая Россия» управляет всем? Как это скажется на парламентских выборах в декабре?
- Партия «Единая Россия» сейчас имеет более двух третей мест в парламенте, что дает ей возможность полностью доминировать в процессах в этом органе и по сути превращать его из значимого форума принятия решений в ничто. Некоторые русские - социологи и политические обозреватели - предположили, что «Единая Россия», возможно, не является лучшим способом поддержания статус-кво, режима Путина-Медведева, который есть сейчас. Они полагают, что они убедили Путина, что это так. Опросы и правда показывают, что «Единая Россия» потеряла немного популярности, и не очень хорошо выступила на некоторых региональных выборах ранее в этом году. Путин объявил о формировании новой структуры, которую он назвал «Народный фронт», и эта структура, как предполагается, должна привлечь тех, кого бы мы назвали центристами или колеблющимися избирателями, чтобы задержать дезертирство из «Единой России» и побудить людей, которые чувствуют себя более комфортно в отношениях с другими партиями, быть готовыми отдать голоса фактически за обновление мандата Путина. Но что произойдет с этим Народным фронтом, по-прежнему немного неясно. Зрелище российской политики в последние десять лет часто бывает не очень привлекательным.

Одна из групп оппозиционных фигур, возглавляемая бывшим премьер-министром Михаилом Касьяновым и бывшим вице-премьером Борисом Немцовым пытается зарегистрировать новую партию под названием «Партия народной свободы». Они стараются заручиться международной поддержкой, включая поддержку со стороны ОБСЕ и американских членов конгресса, чтобы их зарегистрировали, но все шансы против появления этой новой партии. Также предпринимаются усилия для создания внутренней оппозиции под руководством российского олигарха Михаила Прохорова, который американцам лучше всего известен как владелец клуба New Jersey Nets. Идея тут не столько в том, чтобы возглавить настоящую оппозицию, сколько в создании структуры для поддержки сторонников Медведева против сторонников Путина. Много чего происходит, но большая часть из этого, судя по всему, призвана обернуться несбывшимися надеждами, потому что ребята из «Единой России» действительно контролируют бОльшую часть власти. Они решают, кому зарегистрироваться и кому избираться, и они же считают голоса.