На прошлой неделе на саммите «большой восьмерки» во Франции Россия согласилась сыграть роль посредника, чтобы добиться перемирия между сражающимися сторонами в Ливии. Российское правительство, как и большинство правительств, имеет ограниченный опыт посреднической миссии при разрешении международных конфликтов. Поэтому пока оно не назначит опытных, профессиональных переговорщиков в свою команду, эти усилия, весьма вероятно, будут разочаровывать.

Интересно, что российский парламент принял закон, вступивший в силу с начала этого года, который выводит на профессиональный уровень медиацию внутри России. Модельная программа, которая устанавливает степень профессионализма, требуемый от каждого медиатора, желающего заниматься подобной деятельностью внутри России, состоит из трех уровней – базового, особого и «подготовки тренеров». Медиаторы, обученные на базовом уровне, могут заниматься медиацией, но не преподавать ее. Особый уровень также позволяет получить продвинутые знания в конкретных медиативных дисциплинах, таких как восстановительное правосудие, трудовая медиация, общий гражданский процесс, строительное посредничество, и т.д. Те, кто закончит обучение по программе «подготовка тренеров», могут уже обучать медиации на базовом уровне. Каждый уровень требует классных часов, чтения, опыта работы, и также подразумевает письменный экзамен.


Совершенно очевидно, что российское правительство заинтересовано в профессионализации частной медиационной практики. Вопрос в том, пойдет ли оно само таким же путем и станет ли первым правительством, которое выведет практику посредничества в урегулировании международных конфликтов на профессиональный уровень. Вместо того, чтобы оставлять эту работу дипломатам и иностранным лидерам, которым, при наличии хороших намерений, обычно не хватает даже самых фундаментальных знаний и навыков профессионального медиатора, Россия вполне может установить новые стандарты подобной практики. Выгода для мира будет огромной, как только профессиональные медиаторы с большим опытом и высочайшим уровнем профильного образования будут привлечены на службу для медиации в международных конфликтах. Сейчас выбор медиаторов для посредничества в международных конфликтах осуществляется для каждого конкретного случая и на основе того, кого ты знаешь, а не что ты знаешь. Результаты такой практики за последние 25 лет печальны, частично и за счет слабого уровня знаний медиаторов, назначаемых для вмешательства в международные конфликты.

В ливийском конфликте опытные медиаторы должны смотреть дальше простого прекращения огня, перемирия и политического решения основных структурных проблем. Ливия – более племенное общество, чем большинство арабских стран. Ее различным группам потребуется посредническая помощь на пути к гражданскому обществу, основанному на верховенстве закона и отходе от иерархий и соперничества традиционной племенной структуры. Это потребует огромного терпения, упорства, настойчивости и стойкости от медиаторов. Процесс может занять годы, а не месяцы, и российские медиаторы должны быть готовы для этой работы.

Политическое решение еще более осложняется преследовательскими действиями со стороны Международного уголовного суда (МУС), который стремится к обвинениям в отношении Каддафи и его ведущих советников. Служба главного прокурора не поддерживает тактику переговоров о неприкосновенности в обмен на мир. Таким образом, Международный уголовный суд будет действовать своим путем вне зависимости от того, согласится Каддафи уйти или нет. Если он согласится уйти, иммунитет от преследования не будет частью договоренности. Это очень осложняет задачу переговорщикам-посредникам, потому что для Каддафи практически не остается стимулов к сложению оружия. Если он сделает это, чтобы спасти свою собственную жизнь, он по-прежнему будет являться объектом преследования и суда. Если он продолжит сражаться с повстанцами, он в конечном счете потерпит поражение и возможно будет убит.

Ситуация в Ливии не более и не менее сложна, чем ряд других международных конфликтов в мире. Она требует опыта и ловкости профессиональных переговорщиков, а не мировых лидеров или дипломатов. Хочется надеяться, что русские признаются себе в том, что нуждаются в профессиональных медиаторах, и применят те же стандарты при решении вопроса о том, кого они назначат ответственными за решение ливийского кризиса.

Дуглас Нолл – профессиональный посредник и автор книги «Ускользающий мир: как современные дипломатические стратегии способны лучше разрешать мировые конфликты» (Elusive Peace: How Modern Diplomatic Strategies Could Better Resolve World Conflicts), издательство Prometheus, 2011 год.