Многие ожидали, что в ходе своей пресс-конференции российский премьер-министр Дмитрий Медведев объявит, что он решил баллотироваться на второй срок. Однако Медведев обманул ожидания и ограничился обычным заявлением о том, что решение на эту тему скоро будет принято. В отместку политологи и журналисты назвали пресс-конференцию разочаровывающей, бессодержательной и просто скучной. Тем не менее, она активно и эмоционально освещалась в СМИ, что сделало ее одним из самых громких «скучных событий» в политической истории России.

Несмотря на критику, пресс-конференция Медведева вновь продемонстрировала, что в Россию возвращается конкуренция политических идей. Как бы ни разочаровывало нежелание президента четко заявить о своих политических планах, он все же сформулировал ряд политических позиций, некоторые из которых напрямую противоречили последним высказываниям другого ведущего российского политика– премьер-министра Владимира Путина.

Что бы ни имели в виду Путин и Медведев, говоря о своем согласии по «стратегическим» вопросам, они явно расходятся во взглядах на главную тему президентства Медведева – «модернизацию». Следует заметить, что предмет разногласий – не темпы модернизации и не допустимый уровень «вольнодумного либерализма». Медведев считает неотъемлемой частью модернизации «демонополизацию» политической системы, в то время, как Путин рассматривает модернизацию с сугубо технократической точки зрения. Рост разногласий между двумя лидерами заметен даже в области внешней политики. Медведев выступает за более гибкую, иногда практически ценностно-ориентированную внешнюю политику, в то время как Путин сторонник более традиционной модели диалога с внешним миром, основанной на подходе «мы против них».

Важно, что эти расхождения отражают не только разницу личных мнений Медведева , Путина и их советников, но и демонстрируют наличие внутри политической и деловой элиты фракций, расходящихся во взглядах на национальные интересы, нужды, проблемы и будущее России. Более того, политические платформы, предлагаемые президентом и его премьер-министром, начали находить признание и поддержку в различных частях российского общества.

От того, кто станет следующим российским президентом, в краткосрочной перспективе сильно зависит то, как именно будут решаться такие стоящие перед страной важные проблемы, как либерализация экономики, борьба с коррупцией и укрепление национальной безопасности. Однако сразу же после выборов эти проблемы не решатся, и долговременный подход к ним по-прежнему останется предметом обсуждения.

Откладывая свое решение по поводу 2012 года и отказываясь называть крайние сроки Медведев и Путин мешают российскому политическому дискурсу принять наиболее подходящий для него формат – формат избирательных платформ политических партий или кандидатов в президенты. Сводя публичное обсуждение к туманным намекам в речах и на пресс-конференциях, тандем замедляет и, возможно, даже замораживает развитие рынка политических идей в России.

Пока неясно, в какой степени восстановление хрупкого идеологического разнообразия приведет к росту политической конкуренции. Некоторые многообещающие признаки уже заметны. Достаточно вспомнить выборы в Думу 2007 года. Тогда единственным вопросом было то, с каким именно перевесом победит «Единая Россия». Между тем сейчас нельзя гарантировать, что она получит даже простое большинство. Похоже, все аналитики согласны с тем, что электоральная база партии продолжает сокращаться. Эту тенденцию усугубляет извечная неспособность «Единой России» порождать новые идеи и предъявлять избирателям новые, привлекательные лица. В 2007 году все было просто: чтобы получить в Думе подавляющее большинство мест, партии требовалось только одно – высокие рейтинги ее лидера Владимира Путина. По-видимому, сейчас этого уже недостаточно, о чем свидетельствует спешное создание Общероссийского народного фронта. Если, чтобы добиться преобладания в Думе, «Единой России» нужен «фронт», это означает, что даже популярность Путина – также заметно упавшая – потеряла свой магический эффект. Разумеется, «Единая Россия» по-прежнему может рассчитывать на имеющийся у нее мощный механизм для проведения избирательных кампаний и на практически неограниченный объем административного ресурса в регионах. Однако в 2007 году в Кремле был ее преданный сторонник. Будет ли нынешний хозяин Кремля оказывать ей такую же поддержку?

Кроме того, одна из ключевых интриг предстоящих в этом году думских выборов связана с партией «Правое дело». Эта партия собирается избрать своим лидером миллиардера Михаила Прохорова – энергичного, харизматичного, никогда ранее не занимавшегося политикой бизнесмена. Многие предполагают, что под его руководством «Правое дело» может стать второй по размеру думской фракцией. Если оставить в стороне шумиху вокруг фигуры Прохорова, значение «Правого дела» как потенциальной парламентской партии трудно переоценить. С тех пор, как в 2003 году был арестован Михаил Ходорковский, крупные российские корпорации могли защищать свои интересы только в рамках тщательно срежессированных встреч с президентом или с помощью аполитичного Российского союза промышленников и предпринимателей. Если «Правое дело» пройдет в Думу, это даст олигархам площадку, позволяющую напрямую влиять на экономическую политику страны.


Евгений Иванов – политический комментатор из Массачусетса, ведет блог The Ivanov Report.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.