Торжественный прием, оказанный председателю российского правительства в Швейцарии, - не повод затыкать рот несогласным.

Государственные визиты первых лиц России в Швейцарию становятся привычным делом. В 2009 году Федеральным советом (федеральным правительством) Швейцарии уже был с почетом принят президент России Дмитрий Медведев. По этому случаю Берн был превращен в настоящую крепость, в которой представители гражданского общества не могли митинговать, а швейцарские журналисты столкнулись с беспрецедентными ограничениями. Можно не сомневаться в том, что по случаю визита Владимира Путина в Швейцарию сегодня принимаются аналогичные меры безопасности. И если в обеспечении безопасности главы иностранного государства, совершающего визит в Швейцарию, нет ничего неестественного, в случае с Владимиром Путиным мы вправе задаться вопросом, не стремятся ли швейцарские власти, в первую очередь, оградить российского премьер-министра от столкновения с критикой?

А ведь в критике российской политики нет недостатка, и было бы неплохо, если бы она была услышана. В самой России инакомыслящим нередко удается заткнуть рот. Самый известный критик властей – журналистка Анна Политковская – была убита более четырех лет назад, при этом полиция лишь сейчас задержала одного из предполагаемых убийц. Но кто стоит за этим преступлением? И по чьему приказу в ноябре 2010 года был подвергнут жестокому избиению другой журналист – Олег Кашин? В России журналисты, активисты экологических движений, политические оппозиционеры и защитники прав человека регулярно становятся жертвами преследований и запугивания, даже нападений. В своих выступлениях власть предержащие демонстрируют двоякое отношение к свободе слова: они обещают выказывать большее уважение и обеспечивать лучшую защиту журналистам и активистам гражданского общества, но при этом они терпят, а то и инициируют кампании, цель которых - опорочить критиков правительства. Безответственное отношение, дающее карт-бланш агрессивно настроенным представителям любых политических движений.

Независимые неправительственные организации также по-прежнему сталкиваются с трудностями в осуществлении своей деятельности: их роль публично принижается, и они подвергаются преследованиям со стороны бюрократии, цель которой – затруднить их работу, а также подорвать доверие к ним со стороны общественности. Руководитель правозащитного центра «Мемориал» Олег Орлов был, в частности, обвинен в клевете в связи с заявлениями об обстановке страха и насилия, нагнетаемой президентом Чечни. Эта обстановка, по мнению Олега Орлова, способствовала убийству его коллеги по центру «Мемориал» – Натальи Эстемировой. Государственные СМИ, в частности, российское телевидение, нередко служат делу дискредитации оппозиционно настроенных деятелей, руководителей соседних государств, а также активистов гражданского общества. К счастью, электронные СМИ, в частности, изобретательно используемые социальные сети, помогают доводить до сведения людей факты нарушения прав человека и развивать определенный плюрализм.

Свобода собраний еще далека от того, чтобы стать в России повседневной практикой. И было бы, кстати, неплохо, если бы Владимир Путин смог убедиться в Швейцарии, что в этой стране существует право на мирные собрания, и что демонстрантов, как правило, не разгоняют силой. А ведь в Москве совсем недавно был запрещен гей-парад, организованный в поддержку лиц с нетрадиционной сексуальной ориентацией, и несколько участников этого мирного шествия были избиты и арестованы. Активисты, входящие в движение «Стратегия 31», проводящие по 31-ым числам митинги в Москве и Санкт-Петербурге, регулярно часами томятся в отделениях полиции. Некоторые из них даже были приговорены к административному аресту на несколько суток лишь за то, что они осуществляли свое право на свободу собраний.

У швейцарских властей есть и другой повод для озабоченности: отсутствие в России независимой судебной системы. Разумеется, первые лица России декларируют стремление к модернизации и желание усилить правовое государство путем реформирования судебной системы. Но достижение этой цели находится под большим вопросом из-за повсеместной коррупции и несоблюдения на практике принципа разделения властей. В прошлом году, будучи председателем Совета Европы, Швейцария инициировала реформу Европейского суда по правам человека. Эти усилия могут оказаться сведенными на нет из-за того, что Европейский суд перегружен (на его рассмотрении находится более 120 тысяч дел) жалобами из четырех стран, в числе которых… Россия! Эта страна нередко отказывается исполнять решения Страсбурга, если суд выносит постановления по делам, касающимся нарушения прав человека на Северном Кавказе – регионе, в котором российские силовые структуры регулярно обвиняются в незаконном задержании людей, пытках и расправах без суда и следствия.

Многие из этих тем будут, несомненно, включены в повестку дня дипломатических переговоров между Владимиром Путиным и Мишлин Кальми-Ре (Micheline Calmy-Rey, президент Швейцарской Конфедерации). Но если Швейцария хочет сохранить авторитет в качестве страны, для которой тема прав человека является одним из приоритетов во внешней политике, она не сможет ограничиться закулисным обсуждением этого вопроса. Многие россияне – жертвы нарушений основных прав человека – заслуживают большего, чем такая вежливая корректность.

 

Манон Шик - глава швейцарского отделения организации Amnesty International.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.