Несмотря на огромные энергетические ресурсы, Россия испытывает сложности с поиском инвесторов и даже сталкивается со значительным оттоком капитала, что наносит сильный удар по ее положению на международных финансовых рынках.

Причина – в том страхе, который международные деловые круги испытывают по отношению к стране, все еще пытающейся дисциплинировать свою капризную бюрократию.

Впрочем, поток инвестиций иссяк лишь после смерти юриста инвестиционного фонда Hermitage Capital – одного из самых влиятельных в России. Дело в том, что российский юрист Сергей Магнитский, скончавшийся 16 ноября 2009 года от последствий панкреатита, развившегося у него в заключении, разоблачил обширную сеть, практиковавшую налоговые правонарушения в общероссийском масштабе. Юрист был взят под стражу, при этом результаты его расследования не были официально проверены, а сам он был оставлен в заключении без медицинской помощи.

Со времени разоблачения этих масштабных правонарушений основатель инвестиционного фонда Hermitage Capital ведет открытую борьбу с Россией, отговаривая инвесторов от размещения средств в этой стране.

Как сама смерть Сергея Магнитского, так и разоблачения, указывающие на размах коррупции в России, привели к серьезным последствиям для экономической и финансовой сферы страны, повлияв также на предвыборный расклад за 11 месяцев до президентских выборов 2012-го года.

Похоже, положение становится критическим как для нынешнего президента Российской Федерации Дмитрия Медведева, так и для председателя правительства Владимира Путина.

Во время последней пресс-конференции 18 мая этого года Дмитрий Медведев выказал такое отсутствие интереса к президентской гонке, что российские СМИ охарактеризовали его телевыступление как «самое скучное мероприятие в истории российской политики». Некоторые журналисты заявили даже, что политической карьере президента России настал конец. При этом Владимир Путин все еще не объявил официально о выдвижении своей кандидатуры для участия в предстоящих выборах.

Тем не менее, в высших эшелонах российской власти в настоящее время можно констатировать серьезные перемены.

Дмитрий Медведев все больше дистанцируется от председателя правительства, подчеркивая растущую необходимость срочной модернизации страны, предусматривающей ряд реформ, в частности, «демонополизацию» российской политической системы. Владимир Путин, со своей стороны, остается рупором технократов и делает акцент на традиционном подходе к международным отношениям, основываясь на старом принципе авторитаризма.

Больше всего в этих политических играх удивляет отсутствие публичной дискуссии, на что указывала еще российская журналистка Анна Политковская, говоря о предвыборной кампании 2004 года. Это отсутствие публичной дискуссии значительно тормозит появление новых перспектив на российской политической сцене.

Положение настолько запутано, что, как пишет газета The Moscow Times, властный тандем не исключает даже возможность освобождения бывшего российского олигарха Михаила Ходорковского и его компаньона Платона Лебедева, которые, не будучи признанными политзаключенными, не представляют никакой опасности для властей в предвыборный период.

Еще год назад такое невозможно было себе представить: освобождение двух бизнесменов способствовало бы в настоящее время установлению климата доверия в российском обществе по отношению к руководству страны. Таким шагом Дмитрий Медведев подчеркнул бы независимость от Владимира Путина, и его политика экономической либерализации в отношениях с остальным миром стала бы вызывать большее доверие. Что до Владимира Путина, то освободив двух бизнесменов, он снискал бы симпатии российской и мировой общественности, отвернувшихся от него, а это способствовало бы поддержке его кандидатуры на президентских выборах.

Факт состоит в том, что недавний отказ от условно-досрочного освобождения Михаила Ходорковского и Платона Лебедева еще больше ухудшил имидж России.

Заместитель председателя подкомитета Европейского парламента по правам человека Лайма Андрикиене (Laima Andrikiene) считает, что процесс Ходорковского-Лебедева не только несправедлив, но что он представляет собой грубое нарушение прав человека в современном развитом обществе. С подобной судебной системой Россия не может рассчитывать на плодотворное сотрудничество с Европейским Союзом.

Освобождение бывшего олигарха и его компаньона стало бы неопровержимым доказательством стремления России к модернизации. Лайма Андрикиене утверждает даже, что присутствие Михаила Ходорковского в стенах Европейского парламента было бы символом бесспорного прогресса в деле построения демократического общества в мировом масштабе.

В своих письменных ответах на вопросы российского писателия Григория Чхартишвили (Бориса Акунина) Михаил Ходорковский делится теми мотивами, которые двигали им до его ареста в 2003 году. В целом, задача виделась ему в полной перестройке российской административной системы, начиная с судебной и финансовой сферы, с целью выработки свода законов, гарантирующих безопасное движение инвестиций.

Ходорковский считает, что глобализация бизнес-процессов потребует прозрачности и безопасности, которых сейчас нет ни в России, ни в остальном мире.

В том, что касается политической сферы, Михаил Ходорковский считает, что работа по демократизации должна осуществляться общими усилиями - независимо от политической направленности тех или иных сил - с целью поиска способов выражения общественного мнения и в полном соответствии с правовыми нормами при уважении и защите прав личности.

Возможно, что с учетом постоянно растущей популярности Ходорковского для него сейчас самое время поделиться своим опытом как бизнесмена, так и политзаключенного, чтобы помочь России осуществить максимально безболезненный переход к обществу всеобщего равноправия.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.