На днях я вернулся с экономического форума в Санкт-Петербурге, своего рода идеального российского Давоса, который, впрочем, иногда дает четкое представление «виртуального» характера современной России, как сказал один знакомый российский журналист. Здесь можно повстречать лидеров страны, в том числе мэра Москвы Сергея Собянина, который «обрежнивается» буквально на глазах. Или одетого в джинсы и красные кеды банкира и владельца оппозиционной «Новой газеты» Александра Лебедева, который ведет оживленную беседу с вице-премьером Сергеем Ивановым. Этот бывший сотрудник КГБ, который некоторое время назад начал говорить о себе как о жертве коррумпированных руководителей, недавно заявил ко всеобщему удивлению о готовности вступить в созданным Владимиром Путиным в преддверии выборов «Народный фронт». Он объясняет мне, что его заявление было обусловлено несколькими причинами, в том числе необходимостью соблюдения демократических норм, которые сегодня бесспорно нарушаются. По поводу заявлений Медведева, он говорит мне, что НАТО может оказать поддержку в борьбе с коррупцией… Мда…      

Сторонники президента России светятся от счастья после его последней речи, в которой он призвал сильнее сжать «удавку на шее коррупции» (они считают ее частью предвыборной программы). Я встречаю одного швейцарского бизнесмена, который в начале разговора заявляет следующее: «Я не разделяю цинизма и пессимизма россиян. На самом деле ситуация в стране улучшается».

Форум в Санкт-Петербурге также является отличной возможностью для того, чтобы оценить крайнюю непринужденность российского руководства в разговорах с журналистами, особенно иностранными. Так, в Петербурге находились по меньшей мере три пресс-атташе из брюссельской компании G Plus, которую совместно финансируют Кремль и Белый дом (тот, где заседает российское правительство) для улучшения отношений с европейскими журналистами. Представители G Plus приглашали журналистов на встречу с главой президентской администрации Сергеем Нарышкиным, министром экономического развития Эльвирой Набиуллиной и министром финансов Алексеем Кудриным. Писаки отправились на место встречи. Хотя все они в итоге были отменены. Все это кажется просто невежливым, однако в России подобное в порядке вещей. Как напоминает мне американская коллега из The Washington Post, с которой российские власти обошлись не лучше, «они в общем-то не заинтересованы в разговоре с иностранными журналистами».    

В целом же отношения Франции и России сегодня хороши как никогда, что лишь подтверждается подписанием соглашения на поставку «Мистралей» и оборудование лыжных курортов на Северном Кавказе. Вместо того, чтобы искать бомбы на рынках и аэропортах, российское правительство объясняет, что благодаря развитию горнолыжной индустрии у Эльбруса молодые кавказцы будут учиться принимать туристов, а не уходить в террористы. Как сказал мне один высокопоставленный французский дипломат, отношения с Россией могли бы быть еще лучше, если бы французская пресса стала писать о стране в более позитивном ключе… Я же ответил ему, что российские журналисты нередко выплескивают на страницы газет еще больше критики, чем их французские коллеги…

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.