Россия вступила в сезон выборов. В декабре ей предстоит избрать парламент, а на март 2012 года назначены выборы президента. Обычно это не вызывает особой озабоченности, поскольку с 2000 года выборы в России в основном  служат для того, чтобы привести к власти отобранного кандидата или политическую партию. Но в этом избирательном сезоне налицо интересные изменения. На поверхности они кажутся политическими склоками с элементами нестабильности, но на самом деле это новый шаг российского руководства по консолидации государства.

В прошлом десятилетии российскую политическую систему укреплял и направлял один человек: бывший президент и нынешний премьер-министр Владимир Путин. Приход Путина к власти в Кремле ознаменовал начало новой консолидации российского государства после десяти лет хаоса, наступившего с распадом Советского Союза. При предшественнике Путина на посту президента Борисе Ельцине происходило разграбление стратегических активов в экономике. Главная сила страны КГБ, известная сегодня как Федеральная служба безопасности (ФСБ), а также армия пришли в упадок, а политическая система – в беспорядок. Россию считали демократией и новым другом Запада. Но происходило это лишь по той причине, что у России не было иного выхода – это была надломленная страна.

Представления о Путине


Цель Путина заключалась в том, чтобы навести в стране порядок. А это означало восстановление государственного контроля (над политикой, обществом и экономикой), укрепление ФСБ и армии, и восстановление влияния и международной репутации России – особенно на постсоветском пространстве, в бывшей советской сфере влияния. Чтобы достичь этой цели, Путину надо было провести страну через сложный эволюционный процесс, предусматривавший превращение России в определенные моменты из сговорчивой и покладистой страны в страну агрессивную. Это привело к изменению представлений о Путине в мире. Многие начали смотреть на этого бывшего агента КГБ как на упрямого диктатора, нацелившегося на разжигание враждебности и возобновление милитаризации.

Такое представление о Путине не совсем верно. Будучи самовластным человеком и агентом КГБ (мы говорим об этом в настоящем времени, так как Путин говорил, что бывших агентов КГБ и ФСБ не бывает), он приехал в столицу из Санкт-Петербурга, самого прозападного города России. Во время службы в советском КГБ он занимался кражей западных технологий. Путин в полной мере понимает силу Запада, а также то, что России нужны западные знания и опыт, чтобы она была относительно современной и сильной. В то же время, служба в КГБ убедила его в том, что подлинная интеграция России с Западом невозможна, и что сильной она может быть, только имея крепкое государство, экономику и службы безопасности, а также одного самовластного лидера.

Путинское понимание двух величайших слабостей России многое говорит о его мировоззрении. Первая слабость заключается в невыгодном географическом положении страны. Она изначально уязвима, поскольку  окружена великими державами, от которых ее не отделяют географические барьеры. Вторая состоит в том, что население страны это многочисленные этнические группы, многие из которых не очень рады централизованной власти Кремля. Сильная рука это единственный способ укрепить страну изнутри, одновременно отражая посягательства внешних сил.

Другая важная проблема заключается в том, что у России по сути дела отсутствует экономическая база, за исключением энергоресурсов. Чрезвычайно недоразвитая транспортная система России препятствует перемещению предметов первой необходимости между рассредоточенными и удаленными друг от друга экономическими центрами. Это заставляет Москву полагаться на доходы из одного источника – энергоресурсов, в то время как остальная часть экономики на десятилетия отстает по технологиям.

Эти географические, демографические и экономические вызовы заставляют Кремль вести себя по отношению к иностранным державам то агрессивно, чтобы обеспечить безопасность страны, то покладисто, чтобы добиться модернизации России.

Будучи представителем тех кругов, где понимали эти проблемы, Путин знал, что необходим баланс между двумя этими стратегиями. Однако Россия не может идти двумя путями, одновременно приспосабливаясь и налаживая связи с Западом, и консолидируя авторитарную власть в стране. Для этого ей надо было сначала стать сильной и укрепить свое единство, что начало происходить лишь недавно. А до этого России приходится маневрировать между двумя путями, укрепляя и усиливая государство. Этим и объясняется изменение представлений о Путине за прошедшее десятилетие. Если сначала его считали прозападным президентом, то позднее на него стали смотреть как на агрессивного диктатора. Этим также объясняются появившиеся в последнее время взгляды на путинского преемника президента Дмитрия Медведева, которого считают демократическим и вполне приемлемым лидером по сравнению с  Путиным.

Но ни тот, ни другой не соответствуют бытующему мнению. Оба они во внутренней и внешней политике вели себя и агрессивно, и любезно в разные моменты. То, какое лицо они показывают миру, зависит не от их склада характера и индивидуальности, а от состояния российской силы и мощи.

Перемены в Путине

Когда Путин пришел в 2000 году к власти, у него не было выбора, и он был вынужден апеллировать к Западу, чтобы страна осталась на плаву. Поэтому Запад вначале приветствовал его, называя надежным партнером. Но когда бывший американский президент Джордж Буш еще хвалил путинскую душу, Путин за кулисами уже начинал реорганизацию одного из своих важнейших инструментов – ФСБ, чтобы затем приступить к полномасштабному укреплению государства.

После 11 сентября Путин первым из зарубежных руководителей позвонил Бушу и предложил от лица России любую помощь. Эта дата создала новые возможности для Путина и для России. Теракты в США сместили центр внимания Вашингтона, приковав его на целое десятилетие к исламскому миру. Это дало России возможность  для ускоренного закручивания гаек внутри страны (а позднее и за ее пределами), не опасаясь реакции со стороны Запада. В это время Кремль изгонял из страны иностранные компании, национализировал стратегические активы в экономике, закрывал неправительственные организации, проводил чистки в рядах настроенных против Кремля журналистов, запрещал многочисленные антикремлевские политические партии, а также начал вторую интенсивную войну в Чечне. Одновременно с этим улетучивались и западные представления о Путине как о дружественном и демократическом руководителе.

Запад заметил возрождение своего бывшего врага лишь к 2003 году, когда Россия уже укрепляла свою мощь и силу. Тогда он инициировал серию шагов по сдерживанию российской власти и влияния в пределах ее границ, но не по ее ослаблению изнутри (поскольку к тому времени сделать это было уже слишком трудно). Такие попытки создали период мощной напряженности в отношениях сторон, когда Запад поддерживал прозападные цветные революции в ряде бывших советских республик, а Россия инспирировала там же социальные волнения и политический хаос, а также перекрывала поставки энергоресурсов в эти страны. Между сторонами снова возникли серьезные противоречия, но теперь полем боя стала бывшая советская сфера влияния. Поскольку Запад была занят проблемами в исламском мире, России было проще маневрировать на постсоветском пространстве, и она начала одерживать там верх. К 2008 году Кремль был готов доказать этим государствам, что Запад не сможет противостоять российской агрессии.

Но в это время в России был уже новый президент – Медведев. Подобно Путину, Медведев тоже был из санкт-петербургского клана. В отличие от Путина, он был юристом, обученным по западным стандартам, а не сотрудником КГБ. В то время приход Медведева в Кремль выглядел странно, поскольку Путин взращивал и других потенциальных преемников себе на замену, причем эти преемники были из КГБ, как и он сам. Однако Путин знал, что всего через несколько лет Россия снова начнет переход от агрессивности к покладистости, и тогда ей понадобится руководитель иного рода.

Новый прагматизм Медведева

Когда Медведев пришел к власти, у него не было репутации уступчивого и прагматичного человека. Он продолжил откат России на прежние позиции, сделав один из самых смелых на сегодняшний день шагов – начав российско-грузинскую войну. Наряду с этим Медведев открыто приказал разместить баллистические ракеты средней дальности в Калининградской области на границе с Польшей, а Белоруссии  сказал, чтобы она противодействовала американским планам противоракетной обороны. При Медведеве продолжились нефтяные споры с прибалтийскими странами. Резко отличаясь от Путина по своему поведению и характеру, Медведев, тем не менее, продолжал путинскую политику. В значительной степени это связано с тем, что Путин по-прежнему руководит страной. Но Медведев тоже понимает тот порядок, в соответствии с которым живет и действует Россия: сначала безопасность, а уж потом прагматизм по отношению к Западу.

К 2009 году Россия доказала свою силу и влияние в ближайшем географическом окружении и начала потихоньку проводить новую политику двойственности во внутренних и внешних делах. Лишь когда Россия сильна и едина, она может отказаться от своей оголтелой агрессивности и перейти на позиции враждебности/дружелюбия. Чтобы достичь этой цели, определение «тандема» Путина и Медведева сделали более определенным. Путин стал в нем человеком, применяющим силовые методы принуждения, а Медведев – прагматичным переговорщиком (по западным меркам). На первый взгляд, это привело, как казалось, к биполярной внешней и внутренней политике. Россия по-прежнему вела себя агрессивно по отношению к таким странам как Киргизия, но в то же время налаживала взаимовыгодное партнерство с Германией.

По мере приближения выборов все чаще кажется, что правящий тандем вступил в полосу противоречий, поскольку Медведев во многом отказался от того политического курса, который принял в начале 2000-х годов Путин, наложивший запрет на деятельность некоторых политических партий, лишивший иностранные компании возможности работать в стратегических секторах и усиливший роль элиты ФСБ в экономике. Несмотря на кажущийся конфликт, перемены это часть общей стратегии окончательной консолидации российской власти, которой придерживаются и Путин, и Медведев.

Такие изменения курса показывают уверенность Путина и Медведева в том, что им удалось решить первую важную задачу, и что теперь они могут перейти к решению второй проблемы страны, которая заключается в отсутствии у России современных технологий и экономической базы. Хотя добыча энергоресурсов в России на высоте, ее технологии в этой отрасли нуждаются в обновлении. Это касается и всех остальных секторов, особенно транспорта и связи. Такие масштабные действия в рамках модернизации невозможно осуществить без иностранной помощи. Это понятно из прошлых российских попыток на протяжении всей ее истории, когда сильные лидеры от Петра Первого до Иосифа Сталина были вынуждены обращаться за иностранным содействием, а то и обеспечивать прямое иностранное присутствие в целях модернизации России.

Поэтому Россия привела в действие многоуровневый план модернизации и приватизации, чтобы привлечь в страну десятки, если не сотни миллиардов долларов. Эти средства помогут ей быстрыми темпами перейти на новые технологии и диверсифицировать национальную экономику. Москва также заключила соглашения в каждом из секторов с рядом избранных стран, таких как Германия, Франция, Финляндия, Норвегия, Южная Корея и даже Соединенные Штаты, чтобы использовать экономические сделки в политических целях.

Однако это породило две большие проблемы. Во-первых,  зарубежные государства и компании с сомнением относятся к занятиям бизнесом в авторитарной стране, которая имеет обыкновение вышвыривать иностранные фирмы. В то же время,  Кремль знает, что он не имеет права рисковать, ослабляя свою власть в стране, так как может утратить свое первое и главное достижение – обеспечение безопасности и единства России. Поэтому тандем реализует комплексную систему, позволяющую ему сохранять контроль и в то же время делать вид, что он становится более демократичным.

Видимость демократии

Первый шаг заключается в укреплении правящей партии «Единая Россия». Одновременно он предусматривает допуск на политическую сцену более независимых партий. «Единая Россия» уже имеет в своем составе целый ряд подгрупп, представленных консервативными фракциями, либеральными фракциями и молодежными организациями. Эти молодежные организации также занимаются воспитанием и подготовкой нового прокремлевского поколения, которое в предстоящие годы придет на смену нынешнему кремлевскому руководству и обеспечит сохранность достижений правящего режима. В последние месяцы в России  начали появляться новые политические партии, что весьма редко случалось в предыдущие годы. Раньше любой нелояльной по отношению к Кремлю партии затыкали рот. Кроме «Единой России» представительство во власти имеют лишь три политические партии: это коммунистическая партия, «Справедливая Россия» и ЛДПР. Все они считаются либо прокремлевскими, либо побратимами «Единой России».

Хотя кажется, что новые политические партии действуют вне рамок кремлевских тисков, это лишь показуха. Самая важная новая партия России это «Правое дело». Ее создал российский олигарх Михаил Прохоров. «Правое дело» призвано оказывать поддержку иностранному бизнесу и модернизационным усилиям. Вначале планировалось, что  эту партию возглавит экономический советник Медведева Аркадий Дворкович или министр финансов Алексей Кудрин. Однако Кремль подумал, что если у штурвала новой «независимой» партии встанет кремлевский представитель, это нанесет ущерб ее цели: показать миру политическую сферу России с новой, демократической стороны. Прохоров редко демонстрировал свои политические амбиции, но у него налажены рабочие взаимоотношения с Кремлем. Совершенно очевидно, что он получил указание помочь Кремлю с этим шоу демократии. А любой выживший в России олигарх знает, что указания Кремля надо выполнять. Теперь Кремль снизит порог для прохождения политических партий во власть в попытке ввести эти «независимые» партии в парламент.

Следующая составляющая новой системы это довольно сомнительная организация, о создании которой объявил недавно Путин. Называется она Общероссийский народный фронт, или сокращенно ОНФ. ОНФ это не совсем политическая партия. Это организация-зонтик, призванная объединить и сплотить страну. В состав фронта входят российские профсоюзы, известные общественные организации, экономические лобби, большой бизнес, отдельные люди и политические партии. Короче говоря, любая организация и любой человек, желающие считаться пророссийскими, являются частью этого фронта. Внешне ОНФ старается весьма двусмысленно говорить о том, как он может заменить собой политические партии и фракции. Он создает такую систему, в которой власть в стране будет принадлежать не политическому институту - то есть, не президенту и не премьеру – а человеку, руководящему народным фронтом – то есть, Путину.

Итак, после десяти лет агрессивности, авторитаризма и национализма Россия снова стала сильной, как внутри, так и в региональных масштабах. Таким образом,  она может с уверенностью производить изменения в политике и планировать свое будущее. Новая система предусматривает двойную внешнюю политику, направленную на привлечение в страну нероссийских компаний и групп, а также на создание более демократического имиджа России, в то время как тщательное управление этой системой осуществляется из-за кулис. Это управляемый плюрализм, однако управляет им не президент и не премьер, а человек, больше похожий на лидера нации, но не на главу государства. Теоретически такая новая система должна обеспечить Кремлю две вещи. Первое – это сохранение контроля над его грандиозной стратегией привлечения заграницы к модернизации России и ее усилению. А второе – это попытка сохранить на долгие годы твердую власть в стране, ее единство и безопасность. Пока не ясно, сможет ли тандем или лидер нации уравновесить столь сложную систему и преодолеть постоянную борьбу, которая господствует в России.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.