В выходные КПРФ провело в Нижнем Новгороде первый «закрепляющий системный всероссийский сбор» организуемого ею Народного ополчения.

Название и место выбраны явно не случайно.

Лидер коммунистов Геннадий Зюганов не скрывает, что Народное ополчение - ответ Народному фронту, ранее созданному «Единой Россией».

«Политический театр марионеток расширяет репертуар, - заявил он на днях на совещании с активистами партии в Пятигорске. - Многие актеры этого театра уже не рискуют выходить на сцену с открытым лицом. Очередной маской «ЕР» на политических подмостках становится так называемый Общероссийский народный фронт. Правящие круги шьют себе новые маскхалаты!»

Остается открытым вопрос, чем, в таком случае, занимается сам Зюганов.

В прошлом лидер КПРФ не раз саркастически высказывался в адрес «партеек, меняющих названия от выборов до выборов» и говорил, что коммунистическая идея достаточно известна и не нуждается в новых образах.

Модный тренд

В последние месяцы в российской политике появился новый тренд: создавать вокруг партий еще некие непонятные общественные движения, как будто самих партий недостаточно.

Сначала «Справедливая Россия» задумала движение «Россия, вперед!» в поддержку президента Дмитрия Медведева и его модернизации. «Единая Россия» не дала ей этого сделать, срочно зарегистрировав в минюсте права на соответствующее название, но поступила с ним, как фабрикант бутылок из «Капитала» Карла Маркса, который купил патент и положил его под сукно, чтобы конкурентам не достался.

По данным осведомленных источников, Медведев сам не стремился к созданию движения, старательно избегая всякого противопоставления себя и Путина, и предпочитая оставаться в образе «президента всех россиян».

Вместо движения «Россия, вперед!» единороссы учредили Народный фронт, только ориентированный не на Медведева, а на Путина. КПРФ ответила на это своим «ополчением».

Азы партстроительства

Широкие движения и коалиции обычно создают для объединения нескольких примерно равнозначных партий, что к «фронту» и «ополчению» явно не относится. К тому же российское законодательство запрещает избирательные блоки, так что на выборы «ЕР» и коммунистам все равно придется идти под своими названиями.

Владимир Ленин, много занимавшийся практическими вопросами партстроительства, выдвинул в свое время тезис о «ядре» и «сочувствующих». Но это имело смысл в условиях царской России, где человек, вступая в нелегальную партию, многим рисковал.

Статусные российские политики сознают, что надоели народу, и поэтому пытаются в преддверии выборов, выражаясь по-советски, «внести в работу свежую струю», а по-современному - провести ребрендинг, считает политолог Дмитрий Орешкин.

Переименовать галеру

«Публичную политику в России за 10 лет благополучно угрохали, - говорит эксперт. - И власть, и ее системные критики сделали все, чтобы дискредитировать само это понятие. Дискредитирован парламент, который «не место для дискуссий». Дискредитированы выборы, потому что «голосуй, не голосуй - все равно проиграешь». Дискредитированы партии».

«Владимир Путин решил, если не сменить, то хотя бы переименовать "галеру", на которой пашет, "как раб", уже второй десяток лет. В аналогичном положении находится и Геннадий Зюганов, который с начала 1990-х годов однообразно клеймит "антинародный режим", пользуясь всеми его благами», - заявил Орешкин Русской службе Би-би-си.

При этом, по мнению аналитика, «Единая Россия» и КПРФ решают несколько разные задачи.

«Партии власти», уверен он, нужно чем-то «прикрыть» использование административного ресурса на предстоящих выборах.

«Когда в декабре выяснится, что при реальной поддержке в 30-35% "Единая Россия" набрала 50-60, нам объяснят: это Народный фронт мобилизовал», - поясняет он свою мысль.

Коммунисты же хотят с помощью эмоциональной риторики «разжечь нутряное чувство протеста», чтобы расшевелить и привести на избирательные участки какое-то количество сочувствующих, но пассивных граждан.

Кроме того, считает Орешкин, партии просто хотят привлечь к себе дополнительное внимание.

«Заявления политиков и предвыборные программы надоели, - уверен он. – Большинство людей знает, что от них ничего не зависит, и заняты, кто покупкой новой машины, кто строительством сарая на даче. А тут все-таки что-то новенькое: кто-то вступает в Народный фронт, коллективно или индивидуально, кто-то отказывается. СМИ и блогеры все это обсуждают».

Опять же, как стало известно, нижегородский градоначальник Олег Кондрашов запретил зюгановским «ополченцам» митинговать на центральной площади перед кремлем, а самому Зюганову - использовать в качестве трибуны паперть церкви Рождества Иоанна Предтечи, с которой обращался к гражданам Козьма Минин - по крайней мере, на известной картине Маковского. Те, конечно, будут громко протестовать и возмущаться. Чем не информационный повод?

С кем воевать собрались?

Наблюдатели обратили внимание на милитаристские названия новых организаций. Они что, воевать собираются? Хотят всех под ружье поставить?

«Путинская идеология основана на советской идее единства, - говорит Орешкин. - Непонятно, зачем и вокруг чего должны объединяться люди с разными жизненными интересами и взглядами, поскольку коммунизм мы уже не строим. Позитивной основы для объединения нет, значит, надо придумать негативную: голосуйте за нас, не то внешние враги придут и завоюют, или внутренние враги развалят наше государство».

«Разумеется, привлечь этим никого невозможно, кроме части старшего поколения, чье мышление выстроено вокруг образов, связанных с Великой Отечественной войной, и части незрелой молодежи, воспитанной движением "Наши". Люди от 30 до 60 лет смотрят на все это с усмешкой. Какой фронт? Против кого? Где его линия?».

Коммунисты пошли еще дальше - и в глубь веков, и по пути радикализации.

«Ополчение», как известно, создали Минин и Пожарский, причем именно в Нижнем Новгороде, и борьбу оно вело отнюдь не мирными политическими методами.

Но в 1612 году в России была Великая Смута, не существовало легитимной власти, и в Кремле засели иностранные оккупанты.

«Народным ополчением Минина и Пожарского» называлась полулегальная группа, к которой принадлежал небезызвестный полковник Квачков. Значит, парламентская оппозиция берет на вооружение идеи радикальных маргиналов?

Очевидно так, поскольку Зюганов уже выдвинул лозунг: «Выгнать временщиков из Кремля!»

«Коммунисты не оставляют сомнений в том, кого считают "оккупантами", - комментирует Дмитрий Орешкин. – В принципе, любой хороший предвыборный пиар должен быть провокационным и бить на эмоции. Но все это детские игры. Зюганов смешон в роли Минина. Никакой опасности социальных потрясений это не несет».

Имитация реальной политики

По прогнозу ВЦИОМ, КПРФ наберет в декабре 13,6% голосов против 11,6% на прошлых выборах.

Первый заместитель Зюганова Иван Мельников на днях утверждал со ссылкой на данные независимых опросов, что «поддержка партии приближается к 30-35%», однако гендиректор ВЦИОМ Валентин Федоров говорит, что Мельников выдает желаемое за действительное.

Действительно, согласно результатам одного из опросов, слово «коммунист» вызывает положительную реакцию у 35% россиян, но далеко не факт, что все эти люди проголосуют за КПРФ, и вообще придут на выборы.

Дмитрий Орешкин уверен, что «муляжи общественных организаций» не окажут заметного влияния ни на избирателей, ни на исход голосования.

«Выборы не будут публичной конкуренцией идей, - говорит он. - Они будут закулисной конкуренцией бюрократических групп. В этом смысле, может быть, и произойдет что-то неожиданное и интересное. Ну и, возможно, перед голосованием власти что-нибудь приятное для людей сделают».

Сверхпрезидентская республика

Действительно, Народный фронт, несмотря на рекламу при создании, пока не оказался в центре внимания общества и упоминается, в основном, в контексте гаданий, собирается Владимир Путин баллотироваться в президенты или нет. А о существовании Народного ополчения широкая публика вообще не знает.

После 1993 года эксперты характеризуют государственный строй России как «сверхпрезидентскую республику».

Даже в 1990-е годы, когда Дума находилась в оппозиции к главе государства и играла какую-то самостоятельную роль, думские выборы рассматривались не как судьбоносное событие, а как фронтальный опрос общественного мнения и проба сил перед президентскими.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.