Москва заполнена деньгами от продажи энергии, и производители оружия Франции, Италии и Германии желают урвать от этого крупные куски. Они заняты продажей России современного оружия,  чувствительных систем двойного назначения и военных поставок. Все это указывает на беспрецедентную открытость России (и необходимость) в покупке современных систем вооружения. Более того, московские эксперты говорят в частных беседах, что Кремль надеется на то,  что контракты на поставку оружия помогут возродить альянс Франции, Германии и России, который начал зарождаться в 2003 году в оппозицию американо-иракской войне.

Недавние военные покупки включают в себя побившее рекорд соглашение от 17 июня между Францией и Россией. Москва купила два французских авианосца класса «Мистраль» стоимостью более 1,4 миллиарда долларов и имеет возможность купить еще два. Данная сделка является крупнейшей между страной-членом НАТО и Россией с момента создания альянса, а также крупнейшей военной сделкой западной страны с Россией со времен ленд-лиза Второй мировой войны.

В тот же день ведущий немецкий производитель военных технологий, компания Rheinmetall, подписала контракт с Россией на сумму в 398 миллионов долларов на разработку «центра боевой подготовки для русских сухопутных войск».

Данное событие напоминает секретное сотрудничество советской Красной Армии в 20-х и начале 30-х годов с немецким веймарским рейхсвером со времен Рапалльского доровора, которое позволило немцам разработать и испытать в России оружие, запрещенное Версальским договором.
 
Франция, Германия и Россия поспешили превознести эти сделки как переломные моменты, показывая беспрецедентный уровень сотрудничества. Как бы сильно западноевропейские политики и производители ни радовались этому детанту, членам НАТО не стоит торопиться бросать свои трансатлантические связи ради нового российского рынка вооружения. Точно то, что новейшие члены альянса и ближайшие соседи России не счастливы по этому поводу.

Многие восточноевропейские страны были силой введены в Варшавский пакт времен холодной войны. После освобождения эти страны надеялись на членство в НАТО  как способ защиты от России. Исторические воспоминания болезненны, и у этих стран их много: в 1848 году оккупация Будапешта Русской императорской армией после венгерского восстания; четыре раздела Польши в XVIII и XX веках; подавление венгерской революции в 1956 году; Пражская весна 1968 года; советская оккупация балтийских стран в 1939 году. Это очень тяжелый груз.

Сами россияне также разделились во мнениях в вопросе импорта иностранного вооружения. Российская пресса полна обвинений в том, что некоторые контракты включали в себя выплаты высокопоставленным чиновникам. Ведущие российские разработчики оружия опубликовали в СМИ обличительные материалы о том, насколько система военных контрактов в стране разрушена. Другие волнуются, что импорт уничтожит отечественный военно-промышленный комплекс.

Однако стоит надеяться, что эти соглашения об оружии не преуменьшат задачу НАТО (Статья 5 устава) защищать членов от иностранного нападения. Установление военно-технологических отношений с Россией, возможно, начинается с малого, но Москва надеется, что эти договоры позволят стране иметь прямую связь с современными военными технологиями и тренировками. Вашингтон должен наблюдать за дальнейшими сделками с Россией, всегда держа в голове основную защитную цель альянса для всех членов НАТО, включая новых и самых верных членов.

Россия вела переговоры со многими европейскими военными компаниями в последние два года, и стоит ожидать новых соглашений. Однако эти продажи могут подтолкнуть НАТО на развитие долгосрочной стратегии по продаже оружия в XXI веке.
 
Соединенные Штаты оставались в стороне в данном вопросе, но ушедший в отставку министр обороны США Роберт Гейтс и другие высокопоставленные сотрудники Пентагона негласно выступали против этих  и других соглашений. Тем не менее администрация президента Обамы решила не выступать против подобных военных соглашений. В данный момент Вашингтон и его ключевые союзники в НАТО не могут себе позволить еще одну ссору, которая бы поставила под угрозу их ближайшие операции, например, в Афганистане или Ливии. И, конечно же, если Вашингтон выступит с открытой оппозицией данным сделкам, это может поставить под угрозу политику «перезагрузки» - главную цель политики Обамы в отношении России.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.